Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 2.5)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Артур Хетагуров

Независимый аналитик рынков вооружений

До недавнего времени в сегменте систем ПВО компетенции иранского ВПК ограничивались ремонтом стоявших на вооружении зарубежных зенитно-ракетных комплексов разработки 1960–70-х гг., а также попытками их модернизации и налаживания производства собственных аналогов на их основе. В последние годы Иран разработал и принял на вооружение ряд принципиально новых мобильных ЗРК средней и большой дальности.

Компетенции в сегменте бронетанковой промышленности до настоящего времени ограничивались возможностями по проведению ремонта и модернизации парка бронетехники зарубежного производства и малосерийным выпуском образцов, разработанных на их основе.

Проводимая Ираном модернизация бронетанковой техники должна была обеспечивать соответствие машин современным требованиям и, как сообщалось, в том числе включала в себя их оснащение современными системами управления вооружением.

Однако, несмотря на заявляемый фронт работ, показательно, что выпуск модернизированных машин ведется малыми партиями и не привел к сколь-нибудь существенному росту танкового парка иранской армии.


До недавнего времени в сегменте систем ПВО компетенции иранского ВПК ограничивались ремонтом стоявших на вооружении зарубежных зенитно-ракетных комплексов разработки 1960-70-х гг., а также попытками их модернизации и налаживания производства собственных аналогов на их основе. В частности, начиная с 2000-х гг., было налажен серийный выпуск ЗРК китайского производства HQ-2 (модификация советских С-75) в модернизированной версии Sayyad-1/1А, проведена модернизация советских ЗРС большой дальности С-200 (оснащение новыми РЛС, работающими с автоматической сменой частоты и аппаратурой обмена параметрами обнаруживаемых целей между расчетами). Кроме того, выпускался модифицированный вариант советской ЗСУ «Шилка» — ЗСУ Soheil с размещенными установками запуска ПЗРК, а также освоено лицензионное производство китайских ПЗРК QW-1/1М в иранских вариантах Misagh-1/2.

pashinian2m.jpg
Defapress.ir
ЗСУ Soheil

Большие возможности иранская промышленность продемонстрировала в ходе разработки аналога американского ЗРК средней дальности Improved Hawk — буксируемой ЗРК средней дальности Mersad (с включением в его состав электронно-оптической системы обнаружения и слежения за целью), на сегодняшний день именно он составляет основу иранской ПВО. Для данного ЗРК были разработаны более совершенные ЗУР Shalamcheh (оснащаемая радиолокационной ГСН с антенной решеткой [1] и имеющая увеличенную до М=2,7 скорость полета) и Shahin (с заявленной способностью перехвата воздушных целей на высотах до 30 м и вероятностью поражения одной ЗУР цели типа «истребитель» достигающей 80-90%, цели типа «ударный вертолет» — 30–45%, и сокращенным до 30 сек. временем подготовки к пуску). На базе ЗРК Mersad также разработан мобильный вариант (на колесном шасси) — ЗРК Ghader, оснащаемый в дополнение к РЛС обнаружения и оптико-электронной системой сопровождения цели [2], а в апреле 2018 г. представлена еще одна версия комплекса — мобильный ЗРК Kamin-2, как сообщается, способный обеспечивать поражение БПЛА на малых высотах.

В последние годы Иран разработал и принял на вооружение ряд принципиально новых мобильных (на колесном шасси) ЗРК средней и большой дальности — ЗРК Talash (с ПУ аналогичной американскому Patriot) и линейку ЗРК Ra'ad/ Ra'ad-2 с шасси, аппаратными системами и ракетами, внешне аналогичными российским ЗРК «Бук-М1» и «Бук-М2Э».

С 2013 г. для мобильного ЗРК Talash (с ПУ аналогичной американскому Patriot) выпускается новая ЗУР средней дальности Sayyad-2 (примерный аналог поставлявшихся в 1970-х гг. американских Standard MR-1 корабельного базирования) с автоматическим и полуавтоматическим режимами работы, по сообщениям иранских СМИ, имеющая скорость полета до 1200 м/сек и обеспечивающая поражение целей на дальности более 100 км и высотах до 27 км. Sayyad-2 характеризуется расширенными возможностями поражения малоразмерных целей и целей, выполненных с применением стелс-технологий. С 2017 г. налажено серийное производство модифицированного ЗРК Talash-2 с ЗУР Sayyad-3, как заявляется, обеспечивающей поражение воздушных целей на дальности 120 км и высотах до 27 км.

С 2012 г. выпускается мобильный ЗРК Ra'ad-1 (с внешним целеуказанием и наведением) с ЗУР внешне аналогичными ЗУР 3М9 советского ЗРК «Квадрат»/«Куб» и ее более совершенной модификацией Ra'ad-2 (с оптико-электронной системой обнаружения и сопровождения целей), Tabas (с РЛС подсвета цели и наведения), с новыми ЗУР Taer-2/2В, обеспечивающей поражение воздушных целей на дальностях до 50 км и высотах до 22,5 км (по другим данным, дальность поражения составляет до 60 км). По сравнению с комплексами Improved Hawk и Mersad, для ЗРК линейки Raad заявлено увеличение дальности действия от 11% до 47 %, возможность одновременного обстрела 4 вертолетов.

pashinian2m.jpg
militaryedge.org
ЗРК Khordad

В 2014 г. продемонстрирована новая версия этого комплекса — ЗРК 3rd Khordad, для которого заявлена дальность поражения до 100-200 км (по другим данным — до 75 км и высотах до 30 км), а также способность одновременного сопровождения четырех воздушных целей и наведения на них двух ЗУР, благодаря применению РЛС с фазированной антенной решеткой (состоящей из 1700 приемо-передающих модулей). Комплекс характеризуется повышенными возможностями действия в условиях применения средств радиоэлектронного подавления. Характерно, что по внешнему виду шасси, аппаратные блоки и ракеты данного ЗРК внешне повторяют аналогичные решения российского «Бук-М2Э».

В сегменте вооружения для огневого поражения радиолокационных средств, сообщалось о разработке Ираном на базе ОТР Fateh-100 противорадиолокационной ракеты Hormuz-1, предназначенной для прорыва системы ПВО и ПРО противника в стратегической глубине обороны и уничтожения других излучающих радиоволны целей на дальности до 300 км.

В сегменте ЗРК малой дальности произошли замены британских комплексов Rapier на базе китайских ЗРК HQ-7 (китайский вариант французского Crotale) и освоенных в производстве аналогичных ЗУР Shahab Thaqeb. В 2010 г. создан и принят на вооружение буксируемый ЗРК малой дальности Ya Zahra-3. В 2013 г. представлена новая модификация Herz-9, отличающаяся размещением всех элементов комплекса на одном шасси, что свидетельствует о сокращении габаритов аппаратной части, однако до настоящего времени отсутствуют сведения о принятии данного ЗРК на вооружение. При этом специалистами отмечается, что, несмотря на разнообразие типов ЗРК малой дальности стоящих на вооружении Ирана, наиболее эффективными, хотя и имеющими ограниченную дальность поражения ЗУР 9М331, остаются российские ЗРК «Тор-М1», которыми обеспечивается прикрытие наиболее приоритетных объектов.

pashinian2m.jpg
IRNA
ЗСУ Bachmann

Иранской промышленностью освоено лицензионное производство китайских ПЗРК QW-1/1М и ПЗРК QW-11 (закупленных в количестве более 1750 единиц) в иранских вариантах Misagh-1/2; в 2017 г. анонсировано начало серийного производство новой ПЗРК Misagh-3, в т.ч. в спаренной модификации, устанавливаемой на шасси внедорожников. С учетом комплексов собственного производства, у иранской армии может насчитывается более 3500 ПЗРК.

Иран, ориентированный на создание эшелонированной системы ПВО, особое место отводит развитию направления зенитных артиллерийских установок с интегрированными РЛС обнаружения/целеуказания и автоматизированными системами управления огнем, как эффективного и недорогого средства противоборства с низколетящими целями, БПЛА и крылатыми ракетами. В их числе работы по модернизации советских ЗСУ-23-4 «Шилка» (получивших телевизионный канал сопровождения целей и интегрированные ПУ ПЗРК), разработка двуствольной 57-мм ЗСУ Bachmann, трехствольной 23-мм ЗСУ Asefeh, буксируемой восьмиствольной 23-мм ЗУ Mesbah-1 с дистанционным управлением ведением огня. Несмотря на то, что масштабное сохранение на вооружении зенитных артиллерийских установок в определенной степени призвано компенсировать нехватку современных зенитно-ракетных комплексов, в рамках концепции обеспечения эшелонированной ПВО, в иранской армии зенитные артиллерийские установки интегрируются в единую систему с ЗРК малой дальности.

В августе 2016 г. Ираном была проведена презентация перспективной ЗРС большой дальности Bavar-373, использующей новую твердотопливную ЗУР Sayyad-3, а также оснащаемую новыми РЛС обнаружения и целеуказания собственной разработки (в частности обзорной РЛС Me’raj с фазированной антенной решеткой с дальностью обнаружения — 450 км), что обеспечивает комплексу возможность одновременного обнаружения и сопровождения более 100 целей.

pashinian2m.jpg
AFP 2018 / BEHROUZ MEHRI
ЗРС Bavar-373

Согласно информации из пресс-релизов Центра разработки систем ПВО Khatam al-Anbiya, ЗРС Bavar-373 «в 1,5 раза превосходит по дальности российский ЗРС С-300», при этом не уточнялось — по дальности поражения или обнаружения целей. Что касается возможностей ЗРС Bavar-373, министр обороны Хоссейн Дехган заявил, что у иранских ПВО отпала необходимость в дальнейших закупках российских С-300ПМУ-2 и подобных систем, поскольку «имеются необходимые системы обороны, которые способны гарантировать аэрокосмическую безопасность страны».

Несмотря на позиционирование Ираном ЗРС Bavar-373 в качестве усовершенствованного аналога российской ЗРС С-300, по оценкам российских экспертов и исходя из реального уровня и динамики развития компетенций иранского ОПК, в столь короткие сроки разработать ЗРС большой дальности, даже примерно сопоставимую по характеристикам с С-300ПМУ-2, практически нереально. В то же время, согласно публикациям в зарубежных источниках, в принципе у Ирана были возможности копирования С-300 на основе использования технической документации (как отмечается, вероятно переданной взамен на отзыв Тегераном иска по приостановленному в 2010 г. контракту на поставку данных систем) и использования элементной базы, которую мог поставить Китай, разработавший свой аналог С-300ПМУ – ЗРС HQ-19.

Говоря о сегменте авиационных средств поражения воздушных целей, нельзя не вспомнить, что в 2017 г. Иран заявил о завершении разработки и принятии на вооружение УР «воздух-воздух» большой дальности Fakkur —иранского аналога американских AIM-54A Phoenix, составлявших основное вооружение истребителей-перехватчиков F-14A Tomcat. Однако принятие на вооружение этих ракет пока не подтверждается реальными ТТХ и фактом их запуска в серийное производство.

Бронетанковая промышленность

pashinian2m.jpg
Основной танк Karrar

Компетенции в сегменте бронетанковой промышленности, как и в авиастроении, до настоящего времени ограничивались возможностями по проведению ремонта и модернизации парка бронетехники зарубежного производства и малосерийным выпуском образцов, разработанных на их основе. В частности речь идет о танках Sabalan и Samsam (модернизированные версии американских M47 и M60А1), Mihr/Mobarez (модернизированный британский Chieftain) и Т-72Z/Zafir-74 (модификация лицензионного советского Т-72С). Большей степени локализации иранская промышленность достигла в организации серийного производства легкой бронетанковой техники — легкого танка Tosan (на базе британского Scorpion), БМП Boragh (на базе БМП-1) и колесного БТР Rakhsh (на базе северокорейского БТР M-1992), БТР Heydar-7 (на базе БТР-60).

Проводимая Ираном модернизация бронетанковой техники должна была обеспечивать соответствие машин современным требованиям и, как сообщалось, в том числе включала в себя их оснащение современными системами управления вооружением. Например, танки Mobarez оснащались лазерным дальномером, ИК-прицелом и более мощным двигателем, танки Samsam получили метеорологические датчики в составе системы управления огнем, систему лазерного обнаружения, а также приемопередатчик системы «свой-чужой».

Относительно оригинальной разработкой стали основные танки линейки Zulfiqar (Zolfaghar), разработанные в конце 1990-х гг. на базе узлов и технических решений советского Т-72С и американских М48 и М60 — в частности Zulfiqar-1, Zulfiqar-2 (с усовершенствованными двигателем, ходовой частью и автоматом заряжания) и Zulfiqar-3 (в серийном производстве с 1997 г., получивший модернизированную систему управления огнем, лазерный дальномер, доработанную подвеску и двигатель). Иран освоил в производстве словенскую систему управления огнем EFCS-3 с комбинированным (дневным/ночным инфракрасным) прицелом, лазерным дальномером и баллистическим вычислителем. Для комплектации танков Zulfiqar, ввиду отсутствия достаточных компетенций по производству танковых двигателей, по официально не подтвержденным данным, Иран при содействии России в конце 1990-х гг. закупил 200 танковых двигателей В-84МС (по данным SIPRI — более 300 танковых двигателей В-46-6 через Польшу, с учетом закупленных для танков Т-72М1 польской поставки).

pashinian2m.jpg
tanks-encyclopedia.com
Основной танк Tiam

Однако, несмотря на заявляемый фронт работ, показательно, что выпуск модернизированных машин ведется малыми партиями и не привел к сколь-нибудь существенному росту танкового парка иранской армии. Так, суммарное количество выпущенных танков Zulfiqar, согласно зарубежными источниками, составило от 100 до 150 единиц. В отличие от танков собственной разработки, самыми массовыми в производстве стали лицензионные советские Т-72С (Т-72Z) – более 420 единиц, сборка которых из машинокомплектов велась на мощностях компании Bani Hashim Defense Industrial Complex. Зарубежные специалисты также уточняют, что, несмотря на неоднократно проводившуюся модернизацию, практически все иранские танки по своим ТТХ существенно уступают современным образцам, стоящим на вооружении армий Турции, Египта и стран Персидского залива.

Качественный рывок в танкостроении Иран планирует совершить с выпускном принципиально нового основного танка Karrar (внешне похожего на российский Т-90С), о завершении разработки которого в феврале 2016 г. заявил министр обороны Ирана Хоссейн Дехкан. Он сообщил, что новая машина способна применять ПТУР, оснащена современными прицельными комплексами и системами управления огнем (в т.ч. тепловизионным прицелом, лазерным дальномером, баллистическим вычислителем), а также системами навигации и радиосвязи. По оценке министра, Karrar по своим ТТХ сопоставим с российским Т-90С и может конкурировать с передовыми зарубежными разработками «по мощности, точности и мобильности». Также сообщалось о проведении в октябре 2016 г. тестовых испытаний системы активной защиты танков иранской разработки, которой в перспективе будет оснащен Karrar. По заявлению командующего сухопутными войсками иранской армии Ахмад Реза Пурдастана, иранская промышленность обладает «технологическими ноу-хау для производства боевых танков нового поколения и передовой военной техники».

Серийное производство танков Karrar планируется вести на мощностях предприятия Bani-Hashem Armor Factory, расположенного около г. Доруд, где, как анонсировалось в феврале 2017 г., планировался запуск производственной линии. Однако до сих пор, несмотря на декларируемую готовность танка к серийному производству, отсутствуют сведения о подтверждении заявленных тактико-технических характеристик танков Karrar, как и о начале их поставок в войска. Демонстрировавшаяся иранскими СМИ видеозапись испытаний Karrar вызвала неоднозначные оценки специалистов как в части действительного наличия у перспективного танка заявленных новых систем управления огнем, так и вообще наличия самостоятельно разработанной платформы как таковой.

В 2016 г. Иран представил еще один основной танк — Tiam, оснащенный 105-мм нарезной пушкой. Однако, судя по вооружению и характерными особенностям конструкционных решений, зарубежные эксперты отмечают, что данная машина разработана на базе стоящих на вооружении танков— американского М47М Patton (лицензионно выпускавшихся Ираном в 1970-х гг.) и китайского Type-59) — и вряд ли может претендовать на роль современного основного танка.

1. П. Алексеев, А. Лесков, Б. Домнин. Зенитные ракетные комплексы системы ПВО вооружённых сил Ирана (2015) // Зарубежное военное обозрение, №5 2015

2. П. Алексеев, А. Лесков, Б. Домнин. Зенитные ракетные комплексы системы ПВО вооружённых сил Ирана (2015) // Зарубежное военное обозрение, №5 2015


Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 2.5)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся