Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 5)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Владислав Белов

К.э.н., заместитель директора Института Европы РАН, заведующий Отделом страновых исследований, руководитель Центра германских исследований, эксперт РСМД

До выборов в Бундестаг осталась одна неделя — 26 сентября граждане Германии, посетив выборные участки, «поставят точку» в голосовании, которое в дистанционном режиме идет с начала сентября.

В этот раз к высокой доле неопределившихся добавилось немецкое «умное распределение голосов», когда предпочтение отдается не «своей партии и кандидату», а той или иной коалиции, соответственно ее желательному составу. Это происходит на фоне уникальной для послевоенной политической истории ФРГ ситуации, когда за право возглавить правительство борются три партийных образования — блок ХДС/ХСС, СДПГ и «Союз 90/Зеленые», выдвинувшие своих кандидатов на пост федерального канцлера. Это Армин Лашет, Олаф Шольц и Анналена Бербок, олицетворяющие свои партии и разъясняющие основы их предвыборных программ.

Судить об их конкретных внешнеполитических предпочтениях в основном можно по предвыборным программам. Что касается России, то каждая из них уделила ей отдельное внимание. У ведущих партий общим является критический настрой по отношению к нашей стране, определяемый известными красными линиями — «аннексия, вызов демократическим ценностям, кибератаки, использование гибридных методов, химического оружия, дезинформации, пропаганды». У ХДС/ХСС и СДПГ критическая позиция более сдержанная. У «Союза 90/Зеленые» и СвДП — более агрессивная. Например, первые требуют закрыть проект «Северный поток-2». Вторые считают, что на его окончание должен быть наложен мораторий, привязанный к «непредвзятому расследованию» ситуации с «Навальным и улучшением прав человека».

К общему подходу можно отнести и конструктив — все признают необходимость развития отношений в различных сферах и невозможность решения международных вопросов без участия России. Социал-демократы настаивают на необходимости новой восточной политики. Левая партия и АдГ красные линии не упоминают, подчеркивая необходимость отмены санкций и поступательного развития сотрудничества.

Вне зависимости от партийного состава будущего кабинета министров определяющим в его отношении к России (правильнее сказать — к Владимиру Путину) будут упомянутые критические реперные точки. Любой канцлер будет следовать ценностным основам германской внешней политики, предопределяющим негативное отношение к «автаркическим режимам».

Любая будущая коалиция будет исходить из необходимости совмещения «ценностного соперничества» и «комплексного партнерства», где ключевыми останутся сферы экономики, науки, образования, культуры, межрегионального сотрудничества, а также взаимодействие в решении основных международных проблем, включая Афганистан, Ливию, Иран и конфликт в Украине.

Если канцлером будет Шольц, то соотношение «соперник — партнер» будет более-менее уравновешено. При его возможной работе с зелеными и свободными демократами удерживать паритет будет сложнее, при кооперации с левыми или христианским блоком — проще. Данную оценку можно распространить и на Лашета (конечно, исключая левых). Если допустить приход к власти Бербок, то она у нее будет критически конструктивной при преобладании ценностного подхода, который, однако, не приведет к уменьшению существующего германо-российского кооперационного потенциала в «неценностных сферах».

До выборов в Бундестаг осталась одна неделя — 26 сентября граждане Германии, посетив выборные участки, «поставят точку» в голосовании, которое в дистанционном режиме идет с начала сентября. Многие избиратели традиционно принимают решение в последний момент — когда в бюллетене ставят пометку напротив политика и партии. В этот раз к высокой доле неопределившихся добавилось немецкое «умное распределение голосов», когда предпочтение отдается не «своей партии и кандидату», а той или иной коалиции, соответственно ее желательному составу. Это происходит на фоне уникальной для послевоенной политической истории ФРГ ситуации, когда за право возглавить правительство борются три партийных образования — блок ХДС/ХСС, СДПГ и «Союз 90/Зеленые», выдвинувшие своих кандидатов на пост федерального канцлера. Это Армин Лашет, Олаф Шольц и Анналена Бербок, олицетворяющие свои партии и разъясняющие основы их предвыборных программ.

В этот раз рейтинги партий оказались привязаны к популярности этих политиков, а не их программных целей и положений. У слабых социал-демократов — самый сильный и популярный кандидат, у относительно сильных ХДС/ХСС и «Зеленых» — слабые и непопулярные кандидаты. Тем не менее у всех есть шансы возглавить будущие коалиционные переговоры, на участие в которых на сегодняшний день впервые могут рассчитывать все этаблированные партии, за исключением нерукопожатной «Альтернативы для Германии» (АдГ).

Внешняя политика всегда была в немецкой предвыборной борьбе на втором-третьем местах. Традиционно «вскользь» затрагиваются вопросы НАТО, европейской безопасности, трансатлантических отношений и Евросоюза. В этот раз определенным исключением стал Афганистан, поставивший перед Германией ряд сложных задач, решение которых переходит к следующему кабинету министров. Их обсуждение стало обязательным у ведущих кандидатов всех партий.

Судить об их конкретных внешнеполитических предпочтениях в основном можно по предвыборным программам. Что касается России, то каждая из них уделила ей отдельное внимание. У ведущих партий общим является критический настрой по отношению к нашей стране, определяемый известными красными линиями (но в разном соотношении) — «аннексия, вызов демократическим ценностям, кибератаки, использование гибридных методов, химического оружия, дезинформации, пропаганды». У ХДС/ХСС и СДПГ критическая позиция более сдержанная. У «Союза 90/Зеленые» и СвДП — более агрессивная. Например, первые требуют закрыть проект «Северный поток-2». Вторые считают, что на его окончание должен быть наложен мораторий, привязанный к «непредвзятому расследованию» ситуации с «Навальным и улучшением прав человека».

К общему подходу можно отнести и конструктив — все признают необходимость развития отношений в различных сферах и невозможность решения международных вопросов без участия России. Социал-демократы настаивают на необходимости новой восточной политики. Левая партия и АдГ красные линии не упоминают, подчеркивая необходимость отмены санкций и поступательного развития сотрудничества.

Вне зависимости от партийного состава будущего кабинета министров определяющим в его отношении к России (правильнее сказать — к Владимиру Путину) будут упомянутые критические реперные точки. Любой канцлер будет следовать ценностным основам германской внешней политики, предопределяющим негативное отношение к «автаркическим режимам». По этому ценностно-политическому вектору отношения постепенно ухудшались с 2012 года и окончательно рухнули после августа 2020-го в связи с предполагаемым участием Кремля в отравлении Алексея Навального. Когда казалось, что эта часть сотрудничества достигла дна в октябре того же года и хуже не будет, в январе–феврале 2021-го пришло еще большее худо, которое обозначилось по итогам визита верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозепа Борреля в Москву.

Именно этот визит побудил Брюссель поручить ему подготовку доклада о будущем отношений Евросоюза и России. Он был презентован в середине июня и утвержден Европейским советом в конце того же месяца. В его основу был положен немецкий подход, сформулированный Ангелой Меркель в отношении РФ «соперник, конкурент и партнер» и оформленный Боррелем в триаду «отпор, сковывание и взаимодействие», которые были добавлены к известным «пяти принципам Могерини».

Меркель подтвердила такой подход к РФ не только во время июньского заседания Европейского совета, предложив вместе с Эмманюэлем Макроном организовать саммит с Путиным (предложение было заблокировано Польшей и ее сотоварищами), но и во время своих переговоров в середине июля с Джозефом Байденом. Одним из его важнейших итогов стало Совместное заявление США и ФРГ, определившее рамочные предпосылки окончания строительства и запуска «Северного потока-2». «Соперник» (в виде потенциального «агрессора») стоит в нем на первом месте, «партнер» — на втором. Во время своего августовского визита в Москву и переговоров с российским президентом канцлер приоритетное внимание также уделила конфронтационному ценностному вектору.

Любая будущая коалиция будет исходить из необходимости совмещения «ценностного соперничества» и «комплексного партнерства», где ключевыми останутся сферы экономики, науки, образования, культуры, межрегионального сотрудничества, а также взаимодействие в решении основных международных проблем, включая Афганистан, Ливию, Иран и конфликт в Украине.

Согласно текущим опросам и рейтингам, наиболее вероятной на середину сентября представлялась победа СДПГ, их дальнейшие переговоры с «Зелеными» и одной из других малых партий — свободными демократами или левыми. Тем не менее были возможны и другие итоги, не совпадающие с моментальными снимками электоральных предпочтений на конкретную дату, — так, например, прогнозы демоскопов в мае–июне 2021 года относительно результатов выборов в Ландтаг земли Саксония-Анхальт оказались провальными.

Если канцлером будет Шольц, то соотношение «соперник — партнер» будет более-менее уравновешено. При его возможной работе с зелеными и свободными демократами удерживать паритет будет сложнее, при кооперации с левыми или христианским блоком — проще. Данную оценку можно распространить и на Лашета (конечно, исключая левых). Оба будут придерживаться конструктивно-критической позиции. Если допустить приход к власти Бербок, то она у нее будет критически конструктивной при преобладании ценностного подхода, который, однако, не приведет к уменьшению существующего германо-российского кооперационного потенциала в «неценностных сферах». В рамках 20-го легислатурного периода он все больше будет определяться европейским зеленым курсом, энергетической и цифровой трансформацией, европейской и немецкой водородной и промышленной стратегиями. Зеленые будут вынуждены с этим считаться, как и с тем, что «Северный поток-2» все-таки не «геополитический», а экономический проект с существенной экологической составляющей (минимальные выбросы углекислого газа, возможности поставок метано-водородной смеси и пр.). Выскажу предположение, что если в той или иной коалиции они все-таки продолжат предпринимать шаги по закрытию проекта (например, на ведомственном уровне), то вряд ли достигнут успеха. Основные риски по-прежнему связаны с Брюсселем (ограничения по объему поставок) и Вашингтоном (риски применения санкций).

Следует также учитывать будущий партийный состав оппозиции в Бундестаге, который будет сдерживать излишний антироссийский настрой «зеленых» и свободных демократов. В любом случае это относится к АдГ, которой предстоят очередные четыре года оппозиции — она продолжит критиковать антироссийские инициативы в Бундестаге и время от времени предпринимать пророссийские шаги, как это было в течение заканчивающегося легислатурного периода. Но Кремль, принимая такую поддержку, должен наконец открыто дистанцироваться от нацистского крыла в партии во главе с Бьерном Хёке, подчеркивая недопустимость его существования в демократическом государстве.

Меркель 20 августа в Москве сформулировала четкое послание своему преемнику, призвав выстраивать будущие отношения с Россией на основе диалога: «Я всегда пыталась находить компромиссы. И думаю, в международном контексте нет альтернативы — по крайней мере разумной альтернативы — диалогу, обмену аргументами. И это всегда большая работа. Конечно, все могло бы быть проще, но диалог нужно продолжать. В этом я абсолютно уверена».

В будущем будет важно наличие доверия к партнерам и понимание модели их поведения. Если этого удастся достичь, то всегда можно будет найти общий знаменатель совместных действий с любым правительством во всех сферах кооперации.

Чем ближе к выборам, тем более активно немецкие СМИ разыгрывают карту российского вмешательства, которое заранее предсказывали структуры ведомства по защите Конституции, опубликовавшего в середине июня на сайте МВД доклад об основных угрозах для Германии. Так в конце первой декады сентября уже появились сообщения о неких российских кибератаках на депутатов Бундестага, попытках вмешательства в выборы и пр. Очевидно, что антироссийский настрой четвертой власти сохранится и после выборов, и он будет оказывать влияние на коалиционные переговоры и на будущую работу власти исполнительной. К сожалению, в последующие годы в Бундестаге и кабинете министров будет существенно меньше политиков и экспертов, знающих Россию, понимающих суть и подоплеку происходящих в ней процессов и готовых на фоне ценностной критики отстаивать и продвигать совместные проекты. Это предполагает необходимость активизации дискуссий о российско-германских отношениях на всех возможных площадках и вовлечение в них максимально возможного числа политиков, экспертов с последующим освещением итогов в СМИ России и Германии.

Впервые опубликовано в Независимой газете.


Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 5)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся