Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 24, Рейтинг: 4.83)
 (24 голоса)
Поделиться статьей
Евгений Панков

Стажер-исследователь Центра европейских исследований ИМИ МГИМО МИД России

Когда речь идет о снижении доверия британцев к правительству, многие говорят об «усталости электората». Действительно, «психологический» фактор полностью исключать нельзя: «тори» находятся у власти уже 14 лет подряд. Тем не менее было бы несправедливо относить падение популярности консерваторов исключительно на счет коллективной психологии, ведь тогда закономерно возникает вопрос: почему британцы не устали от консерваторов еще четыре года назад, когда, пребывая у власти 10 лет подряд, «тори» все же смогли увеличить большинство на 48 мест?

За долгое время пребывания у власти консерваторы успели совершить серьезные ошибки, последствия которых больно ударили по Р. Сунаку. Достижений в экономике оказалось недостаточно, чтобы прекратить падение популярности партии, а промежуточные успехи в борьбе с нелегальной миграцией все равно не скрыли масштаб обострившейся проблемы. Наиболее больно бьет по позициям премьера кризис системы здравоохранения — за неполных два года на посту Р. Сунак так и не нашел эффективных средств решения самой актуальной для англичан проблемы. Не совершая грубых просчетов, он, тем не менее, не смог вернуть доверие избирателей к Консервативной партии, явно оказавшись не в то время и не в том месте.

Беспрецедентная потеря популярности консерваторов при этом не привела к небывалому взлету рейтингов лейбористов — все больше становится очевидно, что «тори» проигрывают сами себе, пока их основные конкуренты не предлагают взамен ничего выдающегося. Динамика опросов общественного мнения показывает: потерянные консерваторами голоса «подбирают» прежде всего малые партии, в частности — «правая» Reform UK. Тем не менее ЛПВ пока уверенно идет к победе на парламентских выборах.

После них для Р. Сунака, вероятно, не останется никаких вариантов, кроме отставки. Учитывая громкие слухи о заговоре против него внутри собственной партии и о возможности его ухода даже до выборов, можно заметить, что политика для премьера действительно превратилась в выбор между плохим и очень плохим. Парадокс заключается в том, что те ситуативные успехи, которых в другое время наверняка хватило бы, чтобы остаться у власти, не могут переломить тенденций, сформировавшихся в британской политике до того, как Р. Сунак занял пост премьера. Положение, в котором он оказался, на практике иллюстрирует ироничные наблюдения о «законах подлости» Мерфи, которые проявляются в повседневной жизни.

Чем ближе парламентские выборы в Великобритании, тем меньше в них интриги: все более явным становится кризис правящей Консервативной партии. Для некоторых наблюдателей результат уже ясен: по данным YouGov, если бы выборы проходили сейчас, Лейбористская партия (ЛПВ) получила бы 403 места в парламенте, а Консервативная — 155, потеряв таким образом 210 мандатов. Социологический центр Survation публикует еще более тревожные для «тори» прогнозы: эксперты не исключают, что партия займет менее 100 мест в законодательном органе. При этом падение популярности консерваторов сопровождается снижением рейтингов ее лидеров: 65% опрошенных британцев не одобряют решения премьер-министра Р. Сунака. При этом поражение в своих избирательных округах рискуют потерпеть такие политические «тяжеловесы», как министр финансов Дж. Хант, лидер Палаты общин, министр труда и пенсий и бывший лидер «тори» Д. Смит, министр предпринимательства, энергетики и промышленной стратегии Дж. Рис-Могг и др.

При этом беспрецедентная потеря популярности консерваторов не привела к небывалому взлету рейтингов лейбористов — все больше становится очевидно, что «тори» проигрывают сами себе, пока их основные конкуренты не предлагают взамен ничего выдающегося. Так, поддержка действий Израиля в секторе Газа уже обошлась лидеру лейбористов К. Стармеру в несколько процентов популярности, особенно среди британских мусульман. Сильно разочаровал избирателей и отказ оппозиции от обещания выделить 28 млрд фунтов стерлингов на нужды «зеленой» экономики. Да и динамика опросов общественного мнения показывает: потерянные консерваторами голоса «подбирают» прежде всего малые партии, в частности — «правая» Reform UK. Тем не менее ЛПВ пока уверенно идет к победе на парламентских выборах.

После них для Р. Сунака, вероятно, не останется никаких вариантов, кроме отставки. Учитывая громкие слухи о заговоре против него внутри собственной партии и о возможности его ухода даже до выборов, можно заметить, что политика для премьера действительно превратилась в выбор между плохим и очень плохим. Парадокс заключается в том, что те ситуативные успехи, которых в другое время наверняка хватило бы, чтобы остаться у власти, не могут переломить тенденций, сформировавшихся в британской политике до того, как Р. Сунак занял пост премьера. Положение, в котором он оказался, на практике иллюстрирует известные «законы Мерфи» — ироничные наблюдения о «законах подлости», которые проявляются в повседневной жизни каждого [1].

Закон № 1: «Обычно все не так легко, как кажется сначала»

Владислав Игнатов:
Риши Сунак: Bharat Mata и Rule Britannia

Прекрасно осознавая тяжесть охватившего партию кризиса, премьер-министр делает ставку на решение вопросов повседневности, затрагивающих всех и каждого, в частности проблемы экономики. Действительно, в октябре 2022 г., когда политик занял кресло премьер-министра, казалось, что его успех будет полностью зависеть от того, насколько хорошо он справится с отголосками пандемии и энергетического кризиса 2022 г. Когда Р. Сунак вступал в должность, уровень инфляции достигал 11,1% (антирекорд за 41 год), а показатель роста ВВП колебался между положительными и отрицательными значениями. Сам он перед избранием амбициозно обещал, что будет проводить экономическую политику по канонам М. Тэтчер: «Мы будем снижать налоги и будем делать это ответственно».

Действительно, правительству удалось сильно улучшить ситуацию с инфляцией, которая в феврале 2024 г. достигла 3,4% — самого низкого уровня с момента вступления Р. Сунака в должность. Однако в том же месяце было официально заявлено о рецессии: ВВП в последнем квартале 2023 г. сократился на 0,3%, хотя в начале следующего года динамика вновь стала положительной. За весь 2023 г. рост производства составил лишь скромные 0,1%.

Обещание править «по законам и по сердцу» М. Тэтчер премьер частично сдержал, но снижение обязательного взноса работников в фонд социального страхования с 10 до 8% в весеннем бюджете министра финансов Д. Ханта эксперты связывают не с глубокими фискальными расчетами, а с желанием привлечь электорат — скоро выборы. Помимо этого, политик не смог выполнить обещание о снижении госдолга. Таким образом, мечта повторить экономические успехи «железной леди» для Р. Сунака, вероятно, так и останется мечтой, хотя ему и есть, что записать в актив — провальных решений в экономике политик не принимал.

Закон № 2: «Как только вы принимаетесь за какую-то работу, находится другая, которую надо сделать раньше»

Едва сосредоточив внимание на макроэкономических затруднениях и борьбе с падением производства и ростом цен, Р. Сунак столкнулся с гораздо более острой проблемой, требующей неотложного решения, — кризисом миграции. Эту проблему он унаследовал от своих однопартийцев, но за полтора года, пока политик возглавляет кабинет, дела стали только хуже. Обязательство сократить показатель нетто-миграции до 250 тыс. человек к следующим выборам консерваторы взяли на себя еще в годы правления Б. Джонсона. Примечательно, что когда они только пришли к власти в 2010 г., этот показатель составлял 256 тыс. челочек, но по итогам 2022 г. (Р. Сунак вступил в должность главы правительства только в октябре) число покидающих страну людей было меньше числа прибывающих на 745 тыс. человек. Помимо этого, от предыдущего правительства Р. Сунаку досталась и проблема нелегальной миграции, обострившаяся вследствие Брексита. Выход из ЕС повлек также прекращение действия Дублинского регламента в отношении Великобритании — была утеряна правовая основа для возвращения мигрантов на другую сторону Ла-Манша. При этом евроскептицизм предшественников нынешнего премьера сильно связал Лондону руки: с Брюсселем не было согласовано никакой альтернативы Дублину. Последствия выпали на долю Р. Сунака.

До его прихода к власти в 2022 г. пролив нелегально преодолели 46 тыс. человек, а в 2023 г. их число сократилось значительно — до 29 тыс. человек. В феврале 2024 г. Лондон и Брюссель договорились об углублении сотрудничества по этой проблеме: британское правительство и агентство ЕС по безопасности внешних границ Frontex теперь обмениваются информацией и совместно борются с контрабандой. Несмотря на видимые успехи, критика в адрес премьера звучит по-прежнему громко. Здесь лидер консерваторов собирает «камни», которые «разбрасывал» еще Б. Джонсон, предложив одиозный «План Руанда», предусматривающий переселение нелегальных мигрантов в африканскую страну.

Закон № 3: «Из всех возможных неприятностей произойдет именно та, ущерб от которой больше»

Национальная система здравоохранения (NHS) — гордость британцев и главное достояние послевоенного «государства всеобщего благоденствия» — стала символом неспособности правительства решить «бытовые» проблемы повседневности, а ее олицетворением оказались очереди в английских больницах (Уэльс, Северная Ирландия и Шотландия имеют автономные системы здравоохранения). Действительно, из-за пандемии ожидаемая продолжительность жизни в Великобритании сократилась сильнее, чем в Европе. Особенно пострадали наименее состоятельные слои и национальные меньшинства, дала о себе знать и нехватка квалифицированного медицинского персонала.

Не в последнюю очередь негативно повлиял на ситуацию проведенный еще до Р. Сунака Брексит: почти полностью перестал прибывать из Европы вспомогательный медицинский персонал, сильно ударил выход из ЕС и по рынку стоматологических услуг. В январе 2023 г., желая изменить ситуацию, премьер взял на себя обязательство сократить неуклонно возраставшее до этого среднее время ожидания приема врача. В ноябре же (в преддверии зимы) эта амбициозная цель была «скорректирована». Развязка наступила в феврале 2024 г., когда в интервью премьер-министр признал, что не справился с задачей. Не совершив никаких ошибок, Р. Сунак все же не нашел вариантов решения этой проблемы, и вряд ли уже найдет.

Закон № 4: «Всякое решение порождает новые проблемы»

Несмотря на некоторые успехи в экономике и положительную динамику в борьбе с миграцией, снижение популярности Консервативной партии стало устойчивой тенденцией на протяжении последних полутора лет. В этой связи закономерно возникает запрос на обновление партии — именно оно является в этой связи единственным эффективным способом выхода из затянувшегося кризиса. Традиционно для Великобритании переформатирование партии начинается с лидера и проводится лидером. Даже решение промежуточных проблем не уберегло Р. Сунака от кризиса доверия со стороны однопартийцев. Реальная перспектива отставки Р. Сунака может возникнуть после местных выборов, назначенных на 2 мая 2024 г. Если кандидаты от Консервативной партии не смогут переизбраться на посты мэров Уэст-Мидлэндса и Тиссайда, то вероятность ухода лидера партии значительно возрастет.

Самым громким критиком Р. Сунака внутри партии остается С. Браверман, оставшаяся после октябрьского конфликта с премьером без министерского портфеля. Тонко чувствуя настроения электората, бывший министр внутренних дел активно манипулирует миграционной проблемой. Мешающая реализации «Плана Руанда» Европейская конвенция по правам человека также является объектом критики — С. Браверман активно призывает выйти из числа ее подписантов. Игра на проблеме миграции остается для нее средством перехватить повестку у «правых» партий (в первую очередь Reform UK). В случае ее избрания на пост лидера партии консерваторы действительно могли бы вернуть голоса тех, кто разочаровался в них и ушел «вправо». Более того, ее шансы сохранить место в парламенте после всеобщих выборов также оцениваются как очень высокие.

Лидер Палаты общин П. Мордонт (отвечает за взаимодействие правительства и парламента) также рассматривается в качестве потенциального сменщика Р. Сунака. Ее кандидатура популярна среди «правых» консерваторов, а взгляды более либеральны, особенно в отношении сексуальных меньшинств и гендерных свобод. Поэтому в отличие от С. Браверман персона лидера Палаты общин не отпугивает умеренных «тори», и ее поддержка может стать результатом компромисса между разными частями партии. Неизвестно, таит ли премьерские амбиции первая женщина — министр обороны в истории Великобритании, но в 2022 г. она дважды выдвигала свою кандидатуру на выборах лидера партии и имела реальные шансы победить.

Кроме них, следующим лидером партии может стать и министр торговли К. Баденок, хотя ее шансы значительно ниже. В январе 2024 г. К. Баденок решительно опровергла сухи о своем желании стать премьером, однако, согласно опросам членов консервативной партии, именно она является одним из самых популярных министров. Несмотря на скромность К. Баденок, аналитики считают «восходящую звезду» британской политики наиболее вероятным лидером партии после отставки Р. Сунака. Помимо этого, обращает на себя внимание министр обороны Г. Шэппс — наблюдается заметная активизация усилий политика в обращении с рядовыми членами фракции в попытке завоевать поддержку большинства.

Главная проблема, однако, состоит в том, что кто бы ни претендовал на место Р. Сунака, ему или ей все равно придется побеждать в своем округе на грядущих всеобщих выборах. Так что очень вероятно, что партию в оппозиции ожидает большое обновление — не только в идеях, но и в лицах. При этом тренд на движение партии «вправо», безусловно, продолжится. Сложно не заметить и то, что главные претенденты на место лидера Консервативной партии — женщины.

***

Когда речь идет о снижении доверия британцев к правительству, многие российские эксперты говорят об «усталости электората» [2]. Действительно, «психологический» фактор полностью исключать нельзя: «тори» находятся у власти уже 14 лет подряд. Тем не менее было бы несправедливо относить падение популярности консерваторов исключительно на счет коллективной психологии и фактора «усталости», ведь тогда закономерно возникает вопрос: почему британцы не устали от консерваторов еще четыре года назад, когда, пребывая у власти 10 лет подряд, «тори» все же смогли увеличить большинство на 48 мест?

Как видится, кроме долгого пребывания у власти, консерваторы все же успели совершить более серьезные ошибки, последствия которых больно ударили по Р. Сунаку. Достижений в экономике оказалось недостаточно, чтобы прекратить падение популярности партии, а промежуточные успехи в борьбе с нелегальной миграцией все равно не скрыли масштаб обострившейся проблемы. Наиболее больно бьет по позициям премьера кризис системы здравоохранения — за неполных два года на посту Р. Сунак так и не нашел эффективных средств решения самой актуальной для англичан проблемы. Не совершая грубых просчетов, он, тем не менее, не смог вернуть доверие избирателей к Консервативной партии, явно оказавшись не в то время и не в том месте.

1. Bloch A. Murphy's Law and Other Reasons Why Things Go Wrong. Los Angeles: Price/Stern/Sloan Publishers, Inc., 1978.

2. Ананьева Е.В. «Странные выборы» в Британии // Современная Европа, 2019. № 6 (92). C. 83; Громыко А.А. Великобритания: эпоха реформ // М.: Весь мир, 2007. C. 57; Ананьева Е.В. От «нового лейборизма» к «консервативному прогрессизму». М.: ИЕ РАН, 2013. C. 54.


(Голосов: 24, Рейтинг: 4.83)
 (24 голоса)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся