Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 4.55)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Владислав Игнатов

Сооснователь и CEO информационно-аналитической компании Hindex Solutions

2022 г. для британской парламентской системы выдался особенно турбулентным. Так, Лиз Трасс удалось и вовсе поставить новый политический антирекорд по краткосрочности пребывания на посту премьер-министра страны. Апофеозом стало избрание Риши Сунака, политика индийского происхождения, премьер-министром Великобритании. Непростой «бэкграунд» нового лидера страны справедливо заставляет задаться вопросом, как связи и происхождение господина Сунака скажутся на его внешней и внутренней политике?

Новый премьер-министр — личность действительно интересная. Его быстрый взлет по социальной лестнице, выгодный брак, столь же стремительная государственная карьера — все это делает Риши Сунака если не настоящим счастливчиком, то «темной лошадкой». Но несмотря на связи по линии супруги, он выступает, скорее, независимым представителем диаспоры, чем носителем интересов индийского истеблишмента, а его связи с родиной больше культурные, чем политические. Его опыт работы в хедж-фондах также создает определенные ожидания, особенно вкупе с той финансовой поддержкой, которую они оказывают партии тори с 2010 г.

Биография Сунака, его личностная характеристика как человека не выделяющегося и удобного, показывают, что на каждом месте, на которое его назначали, он оказывался удачным исполнителем возложенных функций без лишних личностных амбиций. Риши Сунак — это комфортный для всех сторон кандидат, от которого следует ожидать не личностной экспрессии и громких скандалов, а удачной игры в разворачивающемся в Великобритании muppet show.

Именно поэтому не следует полагать, что Сунак на посту премьер-министра станет продвигать интересы британских финансистов или индийских IT-магнатов. Не следует также и ждать от него комфортной для России внешней политики. В то же время Риши Сунак благодаря своему происхождению потенциально способен найти более тонкий подход к Индии, что может негативно сказаться на ее отношениях с Россией. Новый премьер — одна из многочисленных фигур в министерской чехарде, главная цель которой заключается в поддержании экономической дестабилизации и дальнейшей деградации отношений с Россией в пользу силового англо-саксонского блока. В данной парадигме ключевой задачей премьер-министра становится не принимать верные решения, а совершать ошибки.

Идеальный политический кандидат на Западе сегодня — не бравый ковбой и не взбалмошный Дон Кихот, не Дональд Трамп и не Маргарет Тэтчер. Идеальный политический кандидат — это Риши Сунак, чья репутация сильного экономиста сулит народу стабилизацию обстановки, а услужливость и уживчивость обещает британским элитам успешную реализацию ведущейся игры. Пускай его избрание и изменит стиль ведения игры, но не поменяет ни ее правил, ни конечных целей.

2022 г. для британской парламентской системы выдался особенно турбулентным. Так, Лиз Трасс удалось и вовсе поставить новый политический антирекорд по краткосрочности пребывания на посту премьер-министра страны. Апофеозом стало избрание Риши Сунака, политика индийского происхождения, премьер-министром Великобритании. Непростой бэкграунд нового лидера страны справедливо заставляет задаться вопросом, как связи и происхождение господина Сунака скажутся на его внешней и внутренней политике?

Риши Сунак — личность действительно интересная. Он родился в 1980 г. в семье мигрантов. Его бабушки и дедушки покинули родной Панджаб и переехали в Восточную Африку, откуда уже родители Сунака направились в Великобританию, приняв участие в одной из самых широких волн миграции в 1960-е гг. Доктор Яшвир Сунак и его супруга Уша желали для сына всего самого лучшего, поэтому талантливый, с детства покладистый и вежливый мальчик получил образование в Винчестер-колледже, выпустившем немало видных политиков. Хотя получить грант юному Сунаку не удалось, его родители трудились в поте лица, чтобы оплатить престижное образование. Показав отличные результаты на экзаменах, он поступил в Оксфорд, где изучал философию, политику и экономику. Сверстники отмечали, что, хотя Риши Сунак не состоял в «Оксфордском союзе», интерес к политике он проявлял, придерживаясь весьма консервативных взглядов.

Андрей Кортунов:
Лиз Трасс как симптом

После выпуска Сунак устроился аналитиком в Goldman Sachs, а два года спустя отправился получать степень магистра в Стэнфорд — именно это решение стало поворотной точкой всей жизни амбициозного выходца из среднего класса. В стенах Стэнфордского университета Риши Сунак встретил свою будущую супругу — Акшату Мурти, дочь индийского миллиардера Н.Р. Нараяна Мурти. Вскоре он возвращается в Лондон, где устраивается в компанию по управлению хедж-фондами TCI Fund Management (The Children’s Investment Fund) миллиардера-активиста Криса Хона и уже в 2008 г. становится младшим партнером. В 2009 г. Сунак покидает TCI, чтобы присоединится к хедж-фонду Theleme Partners своего начальника в TCI и одного из соучредителей Патрика Дегорса. Этот период карьеры Риши Сунака выглядит респектабельно, и он не раз ссылался в различных интервью на свой богатый опыт управления инвестициями. Тем не менее при ближайшем рассмотрении все выглядит несколько приукрашенно.

В Goldman Sachs Сунак пришел в 2001 г., незадолго до трагедии 11 сентября, повлекшей за собой просадку прибыли инвестиционного банка на 25%, в результате чего фирма была вынуждена сократить порядка 12% сотрудников в течение двенадцати месяцев; высказывались опасения о сокращении штата и до 20%. Вполне вероятно, что именно это обстоятельство побудило Риши Сунака покинуть Goldman Sachs.

Что касается TCI, согласно нормативным документам, Сунак не управлял инвестициями и капиталом клиентов во время пребывания в хедж-фонде. Хотя он действительно являлся младшим партнером, другие члены команды по инвестициям и бизнесу также имели партнерский статус. Более того, данные Управления по финансовому надзору (FCA) свидетельствуют о том, что его доступ был недостаточным для консультирования клиентов. Согласно данным лондонского офиса TCI, Сунак даже не был утвержден в качестве инвестиционного менеджера, в отличие от более старших партнеров. Зато коллеги отмечали его исключительные вежливость, трудолюбие и обходительность. Примечательно и то, что в 2013 г. TCI была уличена в уклонении от уплаты налогов как раз за тот период, который совпал с участием Сунака в деятельности компании.

Отдельно следует выделить фигуру Патрика Дегорса. Как уроженец Франции, он прошел довольно любопытный путь от офицера французского флота до топового управляющего. Несколько лет Дегорс возглавлял фонд в Merrill Lynch Investment Management. Эта работа закрепила за ним серьезную репутацию в финансовых кругах, и в 2004 г. он присоединился к Крису Хону, миллиардеру и филантропу, в создании уже упомянутого фонда TCI. Несмотря на благородные заявленные цели, фонд не раз обвинялся в связи с Каймановыми островами, отмыванием денег и уклонением от уплаты налогов. Кроме того, союз Хона и Дегорса оказался причастен к развалу ABN Amro Holdings NV (голландский банк) и Deutsche Börse AG (немецкий биржевой оператор).

2008 г. закономерно стал роковым для TCI. Убытки составили порядка 48%, и вскоре Дегорс покинул компанию, чтобы основать Theleme Partners в 2010 г. В 2009 г. Дегорс ушел из TCI под предлогом «проблем со здоровьем» и увел собой нескольких сотрудников, среди которых был и недавно (в августе того же года) удачно женившийся Риши Сунак. По итогам работы Theleme Partners Дегорсу вновь предъявили обвинения в уклонении от уплаты налогов и обязали выплатить порядка 8 млн фунтов стерлингов.

Любопытно и то, что Дегорс стал одним из первых, кто инвестировал в Moderna в 2012 г., вложив четверть своего фонда. Его соратник Сунак на тот момент еще не ушел на государственную службу и мог принимать участие в принятии данного решения. Еще больший интерес представляет тот факт, что MLIM, где работал Дегорс, через ряд поглощений связана с S.G. Warburg&Co. Ее сооснователь Зигмунд Варбург был не только талантливым банкиром, фактически создавшим долговой рынок в Европе, но и работал на MI6. Его семья сыграла заметную роль в развитии мировой экономики, так, Пол Варбург был вдохновителем ФРС и в 1929 г. предвидел начало Великой депрессии. Семейный бизнес Warburg&Co., преодолев непростое время в период нахождения у власти в Германии НСДАП, был возрожден Зигмундом на английской земле как New Trading Company, но позже переименован. В то же время Варбург в пользу британской разведки контактировал с главными банкиром нацистской Германии Ялмаром Шахтом, успевшим поработать на JPMorgan&Co. Позже за свои заслуги перед Великобританией Зигмунд Варбург получил рыцарское звание. Созданный им инвестиционный банк S.G. Warburg&Co. годы спустя, в 1997 г., будет выкуплен MLIM.

В свою очередь, MLIM в 2006 г. пошла на объединение с американским инвестиционным гигантом BlackRock, Inc. Основная деятельность BlackRock, входящей в «большую четверку» инвесткомпаний, сосредоточена на трастовом управлении активами клиентов, среди которых богатейшие люди США и мира. Вместе с Vanguard Group, Fidelity Investments и State Street Corporation, BlackRock контролирует порядка 90% компании из списка S&P 500. Компания была основана в 1988 г., в 1999 г. стала публичной, и уже к 2004 г. активы под ее управлением составили более 300 млрд долл. Росту компании немало способствовало объединение с MLIM. Так, под управлением BlackRock на январь 2022 г. находилось около 10 трлн долл. Таким образом, Риши Сунак поработал в хедж-фондах, цепочка связей которых уходит через MI6 и MLIM в США. Полученный опыт он сумел применить в инвестиционной компании Catamaran Ventures в должности ее директора. Именно эта компания, как считается, является частным инвестиционным фондом семьи Мурти.

Индийские связи британского премьера

Брак с Акшатой Мурти стал настоящим подарком судьбы для будущего премьера. Дочь Н.Р. Нараяны Мурти, основателя индийской IT-компании Infosys, и Судхи Мурти, писательницы и филантропа, владеет почти 1% акций компании отца, что делает ее одной из самых богатых женщин Великобритании. Более того, она владеет долями в еще нескольких компаниях, в том числе совместно с братом Роханом Мурти.

Сам Нараяна Мурти, кроме руководства детища всей его жизни, Infosys, в разное время состоял в совете директоров таких компаний как HSBC, Unilever, DBS Bank, ICICI, и также связан с индийской телекомпанией NDTV, которой часто приписывают «левые» симпатии, а также с телекоммуникационным гигантом BT Group.

Один из примечательных фактов биографии Нараяна Мурти заключается в его непростых отношениях с правящей партией Индии Бхаратия джаната парти (БДП). В свое время предприниматель довольно резко высказывался о премьер-министре Нарендре Моди и БДП, заявляя, что «в умах меньшинств (то есть мусульман — прим. автора) в Индии витает сильный страх». Он также отмечал, что индийское правительство заполняет «учебники идеологическими фантазиями». В ответ правительство Моди пригрозило благотворительному фонду отменой регистрации за нарушение законов о финансировании. Через несколько недель после обвинений в адрес Фонда Нараяне Мурти пришлось изменить направленность риторики: он заявил, что экономика Индии была самой сильной за последние 300 лет, хотя даже советники Моди открыто выражали беспокойство по поводу индийской экономики.

Акшата Мурти глубоко интегрирована в систему семейных активов, а ее доходы во время блестящего старта политической карьеры супруга стали инфоповодом со стороны как индийских, так и британских СМИ. Так, Акшата Мурти подверглась критике за неуплату налогов на дивиденды Infosys в Британии. Хотя госпожа Мурти и не является налоговым резидентом Великобритании, она сделала показательное заявление: «Он [Риши Сунак] никогда не просил меня отказаться от моего индийского гражданства, связей с Индией или моих деловых контактов, несмотря на то, что такой шаг упростил бы ему жизнь в политическом плане. Он знает, что мой пакет акций Infosys — это не только финансовое вложение, но и свидетельство работы моего отца, которой я невероятно горжусь. Мое решение платить налоги в Великобритании со всех моих доходов по всему миру не изменит того факта, что Индия остается страной моего рождения, гражданства, родительского дома и места жительства. Но я тоже люблю Великобританию».

Отдельно следует упомянуть шквал критики со стороны европейских журналистов, обрушившийся на российский офис компании Infosys в контексте проведения СВО, что привело к его скорому закрытию и релокации сотрудников.

Брак Риши Сунака и Акшаты Мурти стал особенно счастливым, когда тесть доверил будущему премьеру управление семейными активами. Так, Риши Сунак возглавил Catamaran Ventures в 2014 г. Этот период его карьеры закончился с переходом на государственную службу, где Сунака ждал быстрый взлет.

Несмотря на связи по линии супруги, Риши Сунак выступает скорее независимым представителем диаспоры, чем носителем интересов индийского истеблишмента, а его связи с родиной больше культурные, чем политические.

Теневые спонсоры тори

Давно уже не секрет, что британские хедж-фонды неоднократно финансово поддерживали Консервативную партию, косвенно лоббируя собственные интересы. Cреди весьма значимых покровителей предвыборной кампании Дэвида Кэмерона могут быть названы Пол Раддок из Lansdowne Partners, бывший исполнительный директор листингового фонда Man Group Стэнли Финк, основатель хедж-фонда Red Kite Майкл Фармер, Майкл Хинтце, основатель фонда CQS и бывший руководитель отдела торговли акциями Goldman Sachs, а также другие любопытные личности.

Именно правительство Кэмерона внесло на рассмотрение законопроект о референдуме о выходе Великобритании из состава ЕС в 2015 г., что во многом было пролоббировано крупнейшими хедж-фондами страны. Не скрывая своего интереса, многие ведущие менеджеры хедж-фондов поддержали голосование Великобритании за выход из ЕС. Лоббирование данного решения со стороны хедж-фондов стало естественной частью общего тренда, повлекшего за собой Brexit.

Если в 2010 г. в казну консерваторов поступило 10 млн фунтов стерлингов, то в 2015 г. эта сумма составила уже 19 млн. Для управляющих хедж-фондами это было очередной инвестицией, позволившей повлиять на разработку государственной налоговой политики в интересах отрасли и на отмену в 2013 г. резервного налога на гербовый сбор для инвестиционных фондов.

Примечательно и то, что Элитный обеденный клуб, в который входят лица, готовые жертвовать партии тори не менее 50 тыс. фунтов стерлингов в год, в период с 2010 по 2019 гг. перечислил в пользу консерваторов порядка 130 млн, и значительную долю среди жертвователей составляют именно представители сферы финансов и индустрии хедж-фондов, как показал углубленный независимый анализ, проведенный изданием openDemocracy.

Начиная с выборов 2019 г. и по 2021 г. около 140 представителей сферы финансов пожертвовали 11 млн фунтов стерлингов партии Бориса Джонсона. Все те же люди, среди которых руководители хедж-фондов, брокеры, предприниматели и венчурные капиталисты (Джон Мойнихан, председателем совета директоров IPex Capital Management Ltd; Говард Шор, учредитель и экс-управляющий Shore Capital; и даже Майклс Спенсер, основатель ICAP, буквально «купивший» место в Палате Лордов в 2020 г. и др.) поддержали и предвыборную кампанию Лиз Трасс, которая обошлась им в 415 тыс. фунтов стерлингов. Многие из этих людей являются сторонниками Brexit и более низких налогов.

Тем не менее Трасс и Джонсон оказались не самыми надежными лидерами во многом ввиду личностных особенностей, политической неуживчивости и не самой удачной экономической политики. С приходом к власти Риши Сунака, чья карьера связана именно с хедж-фондами, ситуация может перемениться.

Новые декорации, старая пьеса

Хотя новый премьер-министр не имеет значительных знакомств в парламентской среде, он давно зарекомендовал себя как человек, способный быть к месту в любых условиях и с каждым найти общий язык. Ни в учебных заведениях, ни на работе его не характеризовали как яркую, доминантную личность. Тем не менее в премьерство Джонсона Риши Сунак стал настоящей темной лошадкой: вначале заработал очки народного одобрения весьма «робингудовской» экономической политикой времен COVID-19, а затем резко покинул пост канцлера казначейства и выступил против своего бывшего начальника.

Хотя это и подорвало авторитет Сунака в рамках собственной партии, где доверять ему будут с большой осторожностью, ему удалось сформировать команду собственных сторонников, среди которых уже экс-канцлер Джереми Хант. Поскольку Сунак не связан обещаниями закрепить за кем-либо определенное кресло, он волен распределить места в новом кабинете между представителями обеих партий, что позволит сформировать сбалансированное правительство.

Важно и то, что под предлогом борьбы с китайским промышленным шпионажем новый Риши Сунак пообещал расширить возможности MI5. Дальнейшие решения нового премьер-министра в отношении силовых ведомств и ВПК страны могут стать особенно показательными.

Биография Сунака, его личностная характеристика как человека не выделяющегося и удобного, показывают, что на каждом месте, на которое его назначали, он оказывался удачным исполнителем возложенных функций без лишних личностных амбиций. Так же, как он ранее выполнял роль личного финансиста тестя, теперь Риши Сунак — это комфортный для всех сторон кандидат, от которого следует ожидать не личностной экспрессии и громких скандалов, а удачной игры в разворачивающемся в Великобритании muppet show.

Именно поэтому не следует полагать, что Сунак на посту премьер-министра станет продвигать интересы британских финансистов или индийских IT-магнатов. Не следует также и ждать от него комфортной для России внешней политики. Риши Сунак — это, скорее, одна из многочисленных фигур в министерской чехарде, главная цель которой заключается в поддержании экономической дестабилизации и дальнейшей деградации отношений с Россией в пользу силового англо-саксонского блока. В данной парадигме ключевой задачей премьер-министра становится не принимать верные решения, а совершать ошибки, с чем правящая партия тори справляется практически безупречно.

В то же время Риши Сунак благодаря своему происхождению потенциально способен найти более тонкий подход к Индии, что может негативно сказаться на ее отношениях с Россией. Индийские заголовки уже пестрят восторженными формулировками в духе «Наш человек в Лондоне!», и дальнейшее выстраивание отношений потребует от Сунака весьма деликатного подхода и балансирования в рамках складывающегося образа. Его языком должны будут стать обещания сотрудничества, а не угрозы санкций. В то же время нельзя забывать и о специфическом стиле ведения внешней политики Дели, когда почти каждый значительный актор международных отношений — добрый друг, что означает много улыбок, пустых обещаний и обязательное наращивание прямых иностранных инвестиций в экономику Индии.

Идеальный политический кандидат на Западе сегодня — не бравый ковбой и не взбалмошный Дон Кихот, не Дональд Трамп и не Маргарет Тэтчер. Идеальный политический кандидат — это Риши Сунак, чья репутация сильного экономиста сулит народу стабилизацию обстановки, а услужливость и уживчивость обещает британским элитам успешную реализацию ведущейся игры. Избрание этого политика — такое же явление, как избрание госпожи Драупади Мурму президентом Индии или избрание Джо Байдена президентом США. Пускай это и изменит стиль ведения игры, но не поменяет ни ее правил, ни конечных целей.

(Голосов: 11, Рейтинг: 4.55)
 (11 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся