Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 13, Рейтинг: 4.85)
 (13 голосов)
Поделиться статьей
Мария Гурова

Независимый аналитик, эксперт РСМД

Многих экспертов и ученых сегодняшние события возвращают в 2003 год, когда мир XXI века впервые столкнулся с масштабной угрозой здоровью человечества — вирусом SARS, вызывающим атипичную пневмонию. В отличие от сегодняшнего коронованного незванного гостя, SARS не обладал такой мощной вирулентностью, но тем не менее заставил беспокоиться много стран, особенно в Восточной и Юго-Восточной Азии. Отсюда и выученные в прямом смысле этого слова кровью уроки Сингапура и отчасти Тайваня, где уже второе десятилетие правительство, пользуясь одобрением граждан, успешно применяет внедренную систему глобального слежения за будничной жизнью населения. Данная система, прописанная в стратегии кибербезопасности Сингапура, позволяет мониторить физическое состояние больших масс, таким образом предотвращая распространение заболеваний и возникновение эпидемий. В сочетании с возможностью развернуть жесточайший карантин и проводить массовое, а не выборочное тестирование, как это происходит в странах Европы и России, Сингапуру и Тайваню удалось сдержать рост заболеваемости и переход в стадию эпидемии. Безусловно, здесь свою роль сыграла компактная территория. Другие страны, такие как Израиль и Россия, уже последовали этому примеру и одобрили систему слежения через мобильные данные и геолокацию за тем, с кем общались подтвержденные зараженные. Надо полагать, что одним из первых шагов после пандемии COVID-19 будет еще более глубокое внедрение системы надзора в общественную жизнь. И, скорее всего, это будет встречено с одобрением, а не протестами и уличными демонстрациями.

Будет ли это новый контракт между правительством, обществом и гражданином? Вероятно. Будет ли это новый пакт между правительствами? Хотелось бы в это верить. Возможно, пандемия COVID-19 станет именно тем развалом старого и зарождением нового мира, которого многие так ждали в 1990-х гг., но вместо которого пришли прокси-войны и противостояния санкций, разъединив общество внутри и между стран. Миром, где камера наблюдения и сенсорные датчики будут сначала вызывать облегчение, а потом и вовсе станут органичной частью картины. Миром, в котором без внешнего наблюдения и контроля жизнь будет казаться небезопасной и неестественной.

«Но ведь отчаявшийся бог — это же человек...»

Cтанислав Лем, «Солярис»

И в бреду этого отчаяния и первобытного страха за свое здоровье — а это, пожалуй, главное на сегодня, как это ни иронично и парадоксально, состояние, объединяющее многих среди нас — скорее всего рождается и впоследствии станет мировой реальностью новая мировая формация. Какой она будет — в мельчайших деталях пока сложно сказать. Но очевидно, что мир станет более транспарентным, и не в привычной для нас трактовке антикоррупционных инициатив, а в изначальном смысле — более прозрачным. Нам будут измерять температуру, наши смартфоны, оснащенные сложными сенсорными датчиками, будут собирать максимально точную информацию не только о наших лайках и кликах, но и о нашем физическом, и, возможно, эмоциональном состоянии. Человечество и мировой порядок затронут много изменений после нынешней пандемии коронавируса, и многие из этих перемен будут сопровождаться резким скачком в технологическом развитии.

Многих экспертов и ученых сегодняшние события возвращают в 2003 год, когда мир XXI века впервые столкнулся с масштабной угрозой здоровью человечества — вирусом SARS, вызывающим атипичную пневмонию. В отличие от сегодняшнего коронованного незванного гостя, SARS не обладал такой мощной вирулентностью, но тем не менее заставил беспокоиться много стран, особенно в Восточной и Юго-Восточной Азии. Отсюда и выученные в прямом смысле этого слова кровью уроки Сингапура и отчасти Тайваня, где уже второе десятилетие правительство, пользуясь одобрением граждан, успешно применяет внедренную систему глобального слежения за будничной жизнью населения. Данная система, прописанная в стратегии кибербезопасности Сингапура, позволяет мониторить физическое состояние больших масс, таким образом предотвращая распространение заболеваний и возникновение эпидемий. В сочетании с возможностью развернуть жесточайший карантин и проводить массовое, а не выборочное тестирование, как это происходит в странах Европы и России, Сингапуру и Тайваню удалось сдержать рост заболеваемости и переход в стадию эпидемии. Безусловно, здесь свою роль сыграла компактная территория. Другие страны, такие как Израиль и Россия, уже последовали этому примеру и одобрили систему слежения через мобильные данные и геолокацию за тем, с кем общались подтвержденные зараженные. Надо полагать, что одним из первых шагов после пандемии COVID-19 будет еще более глубокое внедрение системы надзора в общественную жизнь. И, скорее всего, это будет встречено с одобрением, а не протестами и уличными демонстрациями.

Не хотелось бы говорить за всех, но между здоровьем и неприкосновенностью частной жизни выбор вполне очевиден. Пандемия закончится, и вот каким мир выйдет из нее — очень интересный и достойный обсуждения вопрос. Ссылаясь на замминистра здравоохранения Ирана, переболевшего COVID-19, можно отметить, что коронавирус пришел к нам из относительно благоприятной страны и, вопреки недавним слухам, поражает не только выходцев из азиатских стран, а относится к своим жертвам вполне демократично — то есть без разбора.

Отсюда и вопрос: сейчас мы оттянем время карантинами для врачей и ученых, чтобы найти лекарство и протестировать вакцину, но что мы будем делать в случае новой пандемии? И здесь у человечества есть два пути. Первый — дать волю националистам, которые уже сейчас ликуют и восторгаются провалами глобализации и неспособностью либерально-демократических стран закрыть свои границы от вирусов и нежелательных иммигрантов. Второй — перейти на этап совершенно новой формации, где мы станем еще более взаимозависимыми, открытыми для наших обществ и правительств, потому что это будет обязательным условием для перемещений, ведения бизнеса и, кто знает, создания семьи, a личная тайна как историческая единица исчезнет и станет сказкой для наших внуков. На деле, вопрос намного более сложный, с множественными дополнениями и вытекающими последствиями.

После пандемии COVID-19 согласие и взаимпонимание среди стран будет как никогда актуальным. Поскольку на второй план могут, наконец, отойти хрущевская и рейгановская проблемы разоружения, ядерных боеголовок, насыщения оборонной статьи бюджета деньгами за счет налогоплательщиков, международных санкций и проч. Вместо этого сильным мира сего, особенно учитывая, что большая часть из них находится в возрастной группе риска коронавируса, стоит задуматься о новых планах инвестирования в здравоохранение, социально-экономические аспекты жизни общества и в развитие технологий, потому что это будет неразрывно связано с другими перечисленными аспектами усовершенствования государства. Будет ли это новый контракт между правительством, обществом и гражданином? Вероятно. Будет ли это новый пакт между правительствами? Хотелось бы в это верить. Возможно, пандемия COVID-19 станет именно тем развалом старого и зарождением нового мира, которого многие так ждали в 1990-х гг., но вместо которого пришли прокси-войны и противостояния санкций, разъединив общество внутри и между стран. Миром, где камера наблюдения и сенсорные датчики будут сначала вызывать облегчение, а потом и вовсе станут органичной частью картины. Миром, в котором без внешнего наблюдения и контроля жизнь будет казаться небезопасной и неестественной.


(Голосов: 13, Рейтинг: 4.85)
 (13 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся