Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Мария Гурова

Женевская школа дипломатии и международных отношений, эксперт РСМД

Кажется, что в современном мире нет информационных границ — Google дает возможность найти почти все, что пожелаешь. Многие не верят, что за ними постоянно следят. Как общество отреагирует, если узнает, что правительство может безнаказанно и без предупреждения извлечь личные данные из персональных ноутбуков, планшетов и мобильных устройств? Некоторые начнут нервничать, беспокоиться и даже впадать в панику. Однако есть и те, кто не возражает против этого и молча разделяет подходы государства к обеспечению национальной безопасности. Почти 5,5 миллионов таких граждан живут в Сингапуре, процветающем и высокоразвитом городе-государстве.

Кажется, что в современном мире нет информационных границ — Google дает возможность найти почти все, что пожелаешь. Многие не верят (а многие даже не задумываются), что за ними постоянно следят. Однако не стоит поддаваться страху — следят не прямо сейчас, но могут организовать слежку в любой день, в любое время и в любом месте. Как общество отреагирует, если узнает, что правительство может безнаказанно и без предупреждения извлечь личные данные из персональных ноутбуков, планшетов и мобильных устройств? Некоторые начнут нервничать, беспокоиться и даже впадать в панику. При этом возникает вопрос: способны ли власти с помощью слежки обеспечить своим гражданам прочный мир и большую безопасность? Многие будут яростно спорить, утверждая, что правительство грубо нарушает фундаментальное право граждан на частную жизнь. Однако есть и те, кто не возражает против этого и молча разделяет подходы государства к обеспечению национальной безопасности. Почти 5,5 миллионов таких граждан живут в Сингапуре, процветающем и высокоразвитом городе-государстве.

О законе и этике

Одна из самых страшных фантазий ХХ века — Большой брат из романа Джорджа Оруэлла «1984 год» — сегодня наводит ужас уже не столько на детей, сколько на взрослых. На протяжении последних нескольких лет международное сообщество ломает голову над тем, как провести черту между законным сбором данных и их незаконным использованием. До июня 2013 г., когда Эдвард Сноуден раскрыл терабайты секретной информации, собранной Агентством национальной безопасности (АНБ) США в рамках программы PRISM, дискуссия по этому вопросу велась в относительно сдержанном ключе. Вся история началась с судьбоносных террористических актов в Нью-Йорке в 2001 г. Администрация Джорджа Буша-младшего отреагировала на них запуском национальной программы по борьбе с терроризмом (известной под названием «Война с терроризмом»), которая при Бараке Обаме опустилась на последние позиции его повестки дня. Это направление было призвано активизировать выявление потенциальных террористов внутри американского общества. В результате появилась программа PRISM, которая, в свою очередь, подарила миру Э. Сноудена, изменившего мнение по поводу слежки во всем мире, а не только в американском обществе. Рядовые американцы, раньше совсем не думавшие об этом, теперь всерьез озаботились данной проблемой. Как показали недавние опросы общественного мнения, они стали более осмотрительными в использовании высокотехнологичных устройств в повседневной жизни. Некоторые утверждают, что стали чаще менять пароли в своих учетных записях в социальных сетях и выходить в сети с большей осторожностью. Другие считают, что АНБ, взломав в 2013 г. огромное количество индивидуальных файлов, уничтожило здравые подходы к вопросам неприкосновенности частной жизни. Изменения произошли и в глобальном масштабе. Комплексное исследование, проведенное консалтинговой компанией «GlobScan» и охватившее 17 стран, включая Россию и Китай, показало, что более половины респондентов (52%) встревожены вопросами сетевой безопасности и предпочитают не высказывать открыто свое мнение. Российская компания «Kaspersky Lab», специализирующаяся на компьютерной безопасности, тоже изучала общественное мнение. Респондентов спросили, не опасаются ли они того, что за ними наблюдают через веб-камеры, и 52% опрошенных признались, что испытывают страх. Согласно исследованию Интернет-компании «Mail.ru Group», почти каждый третий средний российский пользователь сети вообще не в курсе того, что его личные данные могут быть использованы самым неожиданным для него способом. Совсем недавно корпорация «Symantec» выпустила доклад о взглядах жителей стран Европейского союза на безопасность их личных данных. Результаты настораживают: 57% опрошенных не уверены в защищенности своих персональных данных. И руководству ЕС нужно обязательно это учитывать, особенно в связи с выработкой новых общих правил по защите данных, которые предполагается принять в 2016 г.

Фото:
www.nscs.gov.sg
RAHS system vision

Власти многих западных стран утверждают, что собирают большие массивы информации исключительно для обеспечения национальной безопасности (но и не без финансовой выгоды). Соединенные Штаты ведут праведную войну за разграничение сфер личной свободы и безопасности. Общество привыкло к мысли, что повышение уровня защищенности невозможно без ущемления личной свободы, но сегодня все совсем по-другому. Теперь уже невозможно провести границу между агрессивными «ними» и беззащитными «нами». Поскольку власти не в состоянии отличить потенциальных злодеев от мирных граждан, спецслужбы на всякий случай собирают сведения на всех подряд. А в условиях стремительного технологического прогресса власти вообще не могут позволить себе отказаться от сбора данных, поскольку в противном случае угрозы безопасности будут только нарастать. Доступ к личным мегаданным в принципе не так уж и сложен, тем более что в мире быстро распространяется мода на принятие законов о сохранении информации. Вот весьма наглядный пример: один австралийский репортер добрался до своих телефонных мегаданных, по которым можно было узнать всю историю его передвижений, звонков и продолжительность пребывания в каждом конкретном месте. Такие случаи рождают подозрение и недоверие, особенно в западном обществе, т.е. в Европе и США, но не в Сингапуре.

Тем не менее некоторые барьеры еще остаются. Например, чтобы организовать прослушивание в США, нужно получить полицейский ордер (в соответствии с Четвертой поправкой к действующей Конституции, оформленной в виде Билля о правах 1789 г.). Однако в Сингапуре, благодаря гибкому и достаточно аморфному национальному законодательству, для получения доступа к личным данным граждан властям не надо никаких официальных разрешений. Это вовсе не означает, что общество должно идти на уступки, но дело явно идет к тому, что в будущем защищать личные данные будет все сложнее.

В вопросах защиты персональных данных рассчитывать на международное право особо не приходится. Генеральная Ассамблея ООН в определенной степени признает права, присущие физическим лицам и государствам, в том смысле, что закон должен защищать в сети все то, что существует вне сети. Как ни странно, Сингапур входит в число государств, продвигающих эту резолюцию. Однако если сравнить практический и организационный вклад всех стран в принятие резолюции 68/167, то станет очевидно, что сингапурцы работали быстрее и настойчивее других. Заявление Сингапура включает всего три пункта и неопределенно ссылается на общее право на неприкосновенность личной жизни как на фундаментальную опору демократии и на национальный Закон о защите персональных данных 2012 г. В резолюции говорится, что любой человек имеет право на юридическую защиту от цифрового вмешательства или нападения. Процедура обнаружения проникновения в личные данные, особенно если это делают спецслужбы (с санкцией или без нее) на международном уровне (будь то Международный уголовный суд или национальные судебные органы), расплывчата и затруднена. Примерами могут служить и «дело Сноудена», и практика АНБ по прослушиванию зарубежных объектов (вспомним известный инцидент с прослушиванием телефона Ангелы Меркель).

Многое зависит от уровня демократии в каждой конкретной стране. То, что в США и Западной Европе будет воспринято как грубое вторжение в частную жизнь, вряд ли кто сочтет таковым в Азии, особенно в Сингапуре.

Сингапур — рай для шпионов

В 2004 г. сингапурские власти создали, пожалуй, одну из наиболее мощных в мире разведывательных структур — государственную систему под названием «Оценка рисков и сканирование горизонтов» (ОРСГ). Она чрезвычайно сложна и официально предназначена для выявления потенциальных угроз безопасности (например, пандемических заболеваний) на ранних этапах возникновения, чтобы предотвратить их разрастание в общенациональных масштабах. Поводом к созданию столь сложного механизма послужила вспышка смертельно опасной атипичной пневмонии, известной как SARS. Механизмы ОРСГ используют огромное количество методов многоэтапного прослушивания и сканирования по всей стране, прочно связывая между собой все национальные базы данных. Иными словами, это «смертоносный шпионский клинок», который Белый дом до сих пор не может создать из-за неизбежных социальных осложнений. Если американцы относятся к своему личному пространству с благоговейным трепетом, то сингапурцы не возражают, чтобы власти их слушали, отслеживали и сканировали в обмен на гарантии социального спокойствия и стабильности. Некоторые полагают, что такая схема — идеальное воплощение известного на протяжении многих веков социального контракта между властью и обществом.

Система ОРСГ обеспечивает доступ к многочисленным социальным сетям и веб-страницам, а также может осуществлять мониторинг личных телефонных переговоров и покупок. В Сингапуре это возможно, поскольку для приобретения SIM-карты необходимо предъявить паспорт. В силу своего географического положения и региональных особенностей Сингапур чрезвычайно уязвим перед лицом террористических атак, а также экологических и санитарных бедствий, приходящих извне (сам Сингапур имеет международное признание как самый чистый город в Азии). Система ОРСГ создавалась для выработки различных сценариев отражения угроз национальному благополучию. Во избежание общенационального кризиса государственные и общественные деятели должны быть готовы к действиям в непривычных условиях. Каждые два года под эгидой ОРСГ проводится симпозиум с международным участием по вопросам оценки рисков и прогнозирования будущего. Последний форум прошел в 2013 г. и был посвящен вопросам общей подготовленности к форс-мажорам, проистекающим из технологического прогресса, открытости социальных сетей, сетевого анализа и культурных сдвигов. Уникальность системы ОРСГ состоит в том, что она не просто собирает информацию, но и тонко инкорпорирована во многие сферы повседневной жизни — от государственного жилья, чрезвычайно развитого в Сингапуре, до здравоохранения и развития центров геопространственных данных. Система также тщательно сканирует социальные сети, чтобы иметь объективную картину настроений в обществе и своевременно профилактировать развитие нежелательных процессов. В июле 2015 г. участники VI Симпозиума ОРСГ обсуждали пути оптимизации работы по «предупреждению нежелательных явлений» на всех направлениях деятельности в области национальной безопасности.

Следует отметить, что ОРСГ прекрасно вписывается в аморфную и гибкую юридическую систему Сингапура. Закон о защите персональных данных запрещает компаниям злоупотреблять использованием персональных данных и больших массивов информации без санкции властей. Аналогичные запреты на действия самих властей не распространяются. ОРСГ проникла во все сферы жизни островного города-государства. Недавно на его улицах появились полицейские с нательными камерами для сбора информации о подозреваемых. Эти данные подлежат уничтожению в течение 31 суток, что соответствует общему юридическому нарушению, которое Сингапур имеет в области международных стандартов прав человека. Страна абсолютно чиста в плане прозрачности и отчетности по удалению информации, на что указывает недавняя статистика по сети Twitter. Вместе с тем она занимает достаточно высокие позиции в части правительственных запросов на доступ к учетным записям пользователей. Этот показатель неуклонно растет на протяжении последних пяти лет, создавая Сингапуру имидж полицейского государства.

Photo:
REUTERS/Kacper Pempel
Виктор Сергеев, Елена Алексеенкова:
Снова надзирать и наказывать?

Система ОРСГ заинтересовала и американцев, которые еще в начале 2000-х годов вдохновились уникальным сингапурским опытом и попытались скопировать эту модель. Американский механизм под названием «Тотальная информированность» создавался под эгидой АНБ с перспективой превращения в полноценный разведывательный инструмент для борьбы с терроризмом. В пробном варианте схема предусматривала сбор персональных данных по всем Соединенным Штатам. Однако разоблачения Э. Сноудена сорвали эти планы, и американская версия ОРСГ не была воплощена в жизнь.

Безопасность против частной жизни — загадка без решения

Если у многих азиатских стран по части соблюдения прав человека не все в порядке, Сингапур имеет все основания оправдать свои нарушения неприкосновенности частной жизни прекрасными достижениями почти по всем параметрам экономического развития и благосостояния граждан. В докладе об экономической преступности аудиторской компании «PricewaterhouseCoopers» (PwC) отмечается, что Сингапур до сих пор входит в число региональных и мировых лидеров в сфере экономической безопасности.

Если оценивать пользу от ОРСГ за десять лет ее существования, статистика не позволяет увидеть никаких изменений. Согласно полицейской отчетности, преступность находится примерно на том же уровне, причем даже наблюдается небольшой рост (самые последние полицейские отчеты относят эту тенденцию на счет коммерческих преступлений). Можно согласиться с тем, что ОРСГ создавалась как превентивный механизм, а не как инструмент реагирования на угрозы. В случае возникновения любой чрезвычайной ситуации (гетерогенной, эпидемической или террористической), сингапурские власти запустят свою систему скрининга на полную мощность. За счет некоторого ущемления права на частную жизнь Сингапур демонстрирует отличные результаты в поддержании высокого уровня экономического развития и социального благополучия своих граждан, которые уже привыкли, что за ними могут следить. Город даже занимает первое место по популярности среди экспатов, которых привлекают высокий уровень жизни, отличные удобства и социальные условия, не говоря о глобальном имидже Сингапура. Город-государство — уникальный пример того, каких замечательных результатов можно добиться за счет исторических, географических, культурных и социальных особенностей развития. Тем не менее правительствам всех стран мира нужно искать новые решения и выводить методы обеспечения безопасности на новый уровень без чрезмерного ущемления права граждан на частную жизнь. Сингапурская модель обеспечения благосостояния и безопасности может показаться весьма привлекательной, однако черта между интересами государства и граждан чрезвычайно тонка, и власти должны научиться ее соблюдать.

***

The Human Rights Logo by Predrag Stakić
Анита Соболева:
Четыре измерения будущего прав человека

У слежки большое будущее, поскольку правительства всех стран мира, напуганные повсеместными террористическими акциями, массированным притоком нежеланных мигрантов и разжиганием войн чужими руками, все глубже погружаются в параноидальное стремление защищать свои границы и государственность. Все это давно известно, однако методы становятся более комплексными и изощренными. Современная слежка относится к числу таких методов. Один из наиболее показательных примеров — Патриотический Акт США, который дает карт-бланш американским властям на прослушивание телефонных переговоров граждан, извлечение и хранение данных неопределенно долгое время. В таких странах, как Россия и Китай действуют мощные спецслужбы, имеющие неограниченный доступ к персональным данным. Европа погружена в острую дискуссию о том, как найти золотую середину между слежкой и соблюдением права граждан на частную жизнь, и одновременно борется с угрозой терроризма, так и не достигнув консенсуса. Слежка, безусловно, грубо нарушает права человека, но представить будущее без нее просто невозможно. Компромиссы в вопросах неприкосновенности частной жизни обходятся дорого, хотя большинство жителей крупных городов не придают этому значения. Мы молча соглашаемся с тем, что власти за нами следят.

Такие тенденции в состоянии навсегда изменить природу самого понятия неприкосновенности частной жизни, и тогда текущий дискурс по вопросам частной жизни и безопасности может сместиться с аспектов ущемления прав на безопасность как таковую. В идеале неприкосновенность частной жизни невозможна в отсутствие безопасности и наоборот. Поэтому власти просто обязаны найти между этими двумя сферами оптимальный баланс.

В предстоящие годы не стоит тешить себя надеждой, что слежка за гражданами будет ограничена. Вопрос в том, как предупредить ее прямое вторжение в частную жизнь. Хотя в ближайшее десятилетие люди, особенно пользователи Интернета, будут яростно защищать свои персональные данные и менять пароли по три раза в неделю, они постепенно привыкнут к мысли, что частной жизни в сети не существует. А если уж вам нужно что-то скрыть, держите это подальше от Интернета и своего аккаунта в социальных сетях.

 

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся