Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 4.67)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Милан Лазович

Программный ассистент РСМД

В статье «Italy and Central Asia, a ‘proxy friendship’ or a serious foreign policy commitment?», опубликованной The Foreign Policy Center, речь идет об отношениях Евросоюза, в частности Италии, с государствами Центральной Азии.

Автор публикации, Давид Канкарини, пытается выяснить, что сегодня из себя представляют позиции Италии в Центральной Азии, действительно ли она может вести себя как полностью независимый игрок в регионе, где столь тесно пересекаются интересы таких крупных держав как Россия, Китай и США. Главная задача состоит в том, чтобы понять, является ли итальянская стратегия по отношению к региону сегодня нацеленной на опосредованную дружбу и партнерство или существуют долгосрочные перспективы сотрудничества?

Италия сегодня имеет перспективы расширения своих связей с Центральной Азией. И возможно это благодаря преимущественно хорошим, хотя и не очень тесным отношениям с Китаем и Россией. Другое дело, что, вне всяких сомнений, итальянское влияние едва ли достигнет сравнимого с российским и китайским уровня из-за слишком высокой конкуренции, противостоять которой Италия сегодня не способна. Кроме того, Италия является частью Евросоюза, а значит, связана определенными коллективными обязательствами. Это может наложить определенные ограничения на выстраивание ее линии поведения в Центральной Азии.


В статье «Italy and Central Asia, a ‘proxy friendship’ or a serious foreign policy commitment?», опубликованной The Foreign Policy Center, речь идет об отношениях Евросоюза, в частности Италии, с государствами Центральной Азии.

Автор публикации, Давид Канкарини, пытается выяснить, что сегодня из себя представляют позиции Италии в Центральной Азии, действительно ли она может вести себя как полностью независимый игрок в регионе, где столь тесно пересекаются интересы таких крупных держав как Россия, Китай и США. Главная задача состоит в том, чтобы понять, является ли итальянская стратегия по отношению к региону сегодня нацеленной на опосредованную дружбу и партнерство или существуют долгосрочные перспективы сотрудничества?

Поворот на Восток

Основной тезис статьи состоит в том, что Рим сегодня всерьез нацелен на «поворот на Восток» во внешней политике и на углубление экономических отношений со странами Центральной Азии. Активизация взаимодействия между сторонами лишь подтверждает это. За последнее время был предпринят ряд шагов на данном направлении: принята очередная новая стратегия ЕС по отношению к региону, прошел ряд встреч на высоком уровне, например, между заместителями министров иностранных дел Италии и Таджикистана в Риме в конце января 2020 г., был даже обговорен визит на высшем уровне, который из-за эпидемии коронавируса пришлось перенести; а также была проведена конференция Италия — Центральная Азия, в ходе которой обсуждались наиболее актуальные вопросы двустороннего сотрудничества.

Согласно статистическим данным, Евросоюзу удалось увеличить товарооборот с государствами Центральной Азии. К концу 2018 г. он составлял около 36,5 млрд долл. и позволил ЕС обогнать по этим показателям даже своих главных конкурентов в регионе — Пекин и Москву. Тем не менее Италия здесь существенно укрепляет и наращивает свои позиции, развивает сотрудничество даже с такой закрытой страной как Туркменистан.

Углубление торгово-экономических связей дает Италии шанс на политическое закрепление в регионе, тем более что обе стороны открыты ему. Проблема состоит в том, что ЕС в целом слабо представлен на политическом уровне в регионе. С одной стороны, сказывается неравное соперничество с Россией и Китаем, с другой — в виду специфики региона не срабатывают традиционные инструменты европейской дипломатии (права человека, поддержка развития демократии и т.д.).

В своем внешнеполитическом «повороте на Восток» Италии необходимо также учитывать и то, что Центральная Азия является ареной стратегического противостояния крупных игроков. Каждый из них имеет здесь свои небескорыстные интересы. По мнению автора, регион, который Москва считает в некотором роде своим «задним двором», сегодня играет роль лакмусовой бумажки — с его помощью проверяются отношения Москвы и Пекина, заметно сблизившихся последнее время на фоне противостояния Соединенным Штатам.

Внешние акторы и их влияние

Несмотря на недавнюю попытку активизации США в регионе, когда в Казахстан и Узбекистан приезжал госсекретарь Майк Помпео, нельзя сказать, что американцы сегодня обладают серьезным влиянием в ЦА. ЕС, как уже упоминалось, также пока не дотягивает до желаемого уровня. В этой связи соперничество за доминирование в регионе ведется между Россией и Китаем. И здесь Италии нужно научиться умело лавировать между двумя великими державами и извлекать максимальную выгоду из этой конкуренции.

Более того, в странах Центральной Азии существует достаточно серьезное движение против слишком активного китайского влияния в регионе. В странах региона крайне недовольны проводимой Пекином политикой в отношении мусульманского меньшинства, проживающего в Китайской Народной Республике. Проводимые против него репрессии коснулись в том числе и этнических казахов, что вызвало серию протестов в Казахстане.

С другой стороны, следование преимущественно в российском фарватере в рамках своей политики в Центральной Азии также не принесет Италии ощутимые плюсы. Очевидно, что Москва установит определенные границы итальянского присутствия и, учитывая наработанные за советский период тесные связи со странами региона, будет выступать в этом плане с более выигрышных позиций.

Перспективы развития связей между Италией и Центральной Азией

Наиболее выгодным и перспективным для Италии было бы решение действовать независимо, по возможности, максимально отдельно от других игроков и проводимой ими политики, считает автор статьи. По его словам, сотрудничество между Италией и республиками Центральной Азии должно развиваться, опираясь на модель, преимущественно действовавшую до сих пор. Это как раз означает, что Риму следует полагаться на свои силы и возможности. В противном случае велик риск того, что региональные лидеры начнут воспринимать отношения с Римом не как взаимовыгодное партнерство, а как «опосредованную дружбу», за которой в первую очередь стоит Китай, а также отчасти и Россия.

***

Италия сегодня имеет перспективы расширения своих связей с Центральной Азией. И возможно это благодаря преимущественно хорошим, хотя и не очень тесным отношениям с Китаем и Россией. Другое дело, что, вне всяких сомнений, итальянское влияние едва ли достигнет сравнимого с российским и китайским уровня из-за слишком высокой конкуренции, противостоять которой Италия сегодня не способна. Кроме того, Италия является частью Евросоюза, а значит, связана определенными коллективными обязательствами. Это может наложить определенные ограничения на выстраивание ее линии поведения в Центральной Азии.

Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 4.67)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся