Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.4)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Милан Лазович

Программный ассистент РСМД

В статье, опубликованной Carnegie Europe, рассматривается новая стратегия ЕС в отношении региона, представленная в июле 2019 г. в Бишкеке, ее эволюция и значение как для самой Центральной Азии, так и для активно взаимодействующих с ней игроков. Главное, что выделяет автор — необходимость для Брюсселя увеличить свое присутствие в регионе, что приобретает особую важность на фоне растущего влияния Пекина, Москвы и Дели, а также не теряющих свою актуальность угроз безопасности, исходящих из Афганистана.

Говоря о том, отвечает ли сегодняшняя стратегия ЕС в Центральной Азии нынешним реалиям, стоит отметить, что она нуждается в серьезном пересмотре. Лишь в этом случае Брюссель будет способен решить ряд остро стоящих задач — выдержать конкуренцию с другими игроками в регионе, постараться обратить конкуренцию во взаимовыгодное сотрудничество, наладить более тесные связи с республиками Центральной Азии в конкретных областях.


Центральная Азия сегодня — крупный регион, в котором переплетаются интересы Китая, России, США, Индии, а также Ирана. Отдельного рассмотрения заслуживает роль и степень влияния Евросоюза в Центральной Азии.

В статье, опубликованной Carnegie Europe, рассматривается новая стратегия ЕС в отношении региона, представленная в июле 2019 г. в Бишкеке, ее эволюция и значение как для самой Центральной Азии, так и для активно взаимодействующих с ней игроков. Главное, что выделяет автор — руководитель Центра европейских и американских исследований МНК «Астана» Мурат Лаумулин — необходимость для Брюсселя увеличить свое присутствие в регионе, что приобретает особую важность на фоне растущего влияния Пекина, Москвы и Дели, а также не теряющих свою актуальность угроз безопасности, исходящих из Афганистана.

С автором статьи трудно не согласиться в том плане, что европейская стратегия сегодня недостаточно эффективна и требует доработки. В частности, одним из наиболее очевидных ее минусов можно считать то, что она является достаточно общей, не учитывающей специфику региона в целом и каждой страны в отдельности. Это подтверждают и в самих центральноазиатских столицах, заявляя, что ЕС в регионе сегодня малозаметен и, по большому счету, теряется на фоне своих конкурентов. Такое положение дел сохраняется, несмотря даже на наиболее продвинутое сотрудничество ЕС с Казахстаном. Это единственное государство региона, с которым в 2016 г. было подписано Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве. В то же время плюсом является то, что Евросоюз за последнее время значительно нарастил дипломатическое присутствие в регионе, что призвано способствовать лучшему взаимопониманию на государственном уровне и обозначению приоритетных направлений, в работе над которыми необходимо сконцентрировать имеющиеся ресурсы.

Андрей Казанцев, Айгуль Каженова:
Новый этап центральноазиатской интеграции

Итак, что же необходимо для реформирования европейской стратегии в Центральной Азии? Какие именно направления требуют работы над ними? Во-первых, по мнению автора, важно сфокусировать внимание на помощи в целях развития. Например, можно сосредоточиться на тех областях, где ЕС наиболее успешен сам и может показать пример: культура, образование, региональное сотрудничество. Таким образом, новая стратегия будет носить прикладной характер в условиях непростой геополитической и геоэкономической обстановки в регионе.

Необходимо также выделить ключевые точки сотрудничества, взаимовыгодные для обеих сторон с каждым государством региона в отдельности. После того, как это будет выполнено, нужно соотнести подход тет-а-тет с общерегиональным и найти точки соприкосновения между ними. Иными словами, требуется проследить, где подходы совпадают, и сделать их приоритетами для всего региона, при этом сохранив отдельные специфические направления для каждой страны.

Автор также указывает на необходимость более напористой стратегии и политики Евросоюза. Это означает, что Брюсселю нужно избегать исключительно простого и общего диалога с регионом, основанного на абстрактных идеях, и переходить к конкретному взаимодействию, основанному на четких принципах и планах действий.

Важно осознавать, что необходимо подключать и активно вовлекать в вопросы развития двусторонних связей и гражданское общество — различные политические движения, экспертов, аналитиков, профессоров и т.д. Такой подход, действительно, может стимулировать более глубокий анализ общих проблем и вызовов, что ускорит поиск их решения. Справедливости ради надо сказать, что традиционно Евросоюз не имеет проблем с задействованием гражданского общества. Вопрос лишь в том, насколько серьезно оно должно быть вовлечено в процесс, и в каких конкретно сферах оно призвано помогать.

Помимо прочего автор напоминает о том, что в Центральной Азии наблюдается не только соперничество и конкуренция основных игроков, но и, как это ни парадоксально, может иметь место плодотворное сотрудничество. Более того, это сотрудничество вполне способно служить общим интересам, не провоцируя конфликты между сторонами. Иными словами, от этого все будут только в выигрыше. Необходимо лишь слышать друг друга и поддерживать диалог. Безусловно, на это способны и Россия, и Китай, и даже США, а также, конечно, сам ЕС.

Если рассматривать сотрудничество Брюсселя с отдельными странами Центральной Азии, то, как уже подчеркивалось ранее, Казахстан явно выделяется из общего списка. Казахстан и Евросоюз накопили существенный положительный опыт взаимодействия на меж¬дународной арене, в том числе и в вопросах нераспространения ядерного оружия, а также в деле укрепления региональной стабильности и безопасности. Казахстан сегодня является самым крупным торговым партнером Европейского союза в Центральной Азии: порядка 85% торговли между ЕС и регионом приходится на Республику Казахстан.

Вместе с тем автор указывает на пробелы в европейском подходе к Нур-Султану. Евросоюз сегодня должен принимать в расчет проблемы безопасности, вызовы и угрозы, стоящие перед регионом и исходящие, главным образом, из Афганистана. Безусловно, высокоуровневое экономическое сотрудничество – это хороший показатель, но для его поддержания, необходимо поддерживать безопасность и не допускать расширения влияния террористических группировок как на сам Казахстан, так и на всю Центральную Азию.

При этом автор полагает, что Евросоюз все же, скорее всего, проиграет более крупным игрокам в лице России и Китая. В случае с Россией сказываются тесно налаженные в советский период политические, социально-экономические, военные, гуманитарные и культурные связи. В случае с Китаем — огромный экономический потенциал Пекина, с которым можно, но трудно конкурировать. Тем не менее у Евросоюза есть шанс на победу в борьбе — Брюссель располагает в разы более проработанным и не раз доказавшим свою эффективность механизмом мягкой силы.

Именно мягкую силу Евросоюз и может предложить партнерам и конкурентам в регионе для продвижения взаимовыгодного сотрудничества и снижения уровня конкурентности. Брюссель мог бы поделиться механизмом работы на данном направлении, получив в ответ что-то полезное для себя, например, опыт военно-политического взаимодействия от Москвы или экономического — от Пекина.

Тут же возникает вопрос, сможет ли Евросоюз (как наднациональное образование и некая «постмодернистская» конструкция) с его сложной внутренней бюрократической системой на равных конкурировать с крупными державами в регионе? Вероятнее всего, это будет очень сложно, хотя, безусловно, в определенных областях, в вопросах той же мягкой силы, ЕС в выигрыше. Сложности заключаются в том, что у каждой страны в Евросоюзе свой потенциал, возможности, цели и задачи для сотрудничества с государствами Центральной Азии. Когда они действуют в одиночку, сотрудничество обретает более четкие формы и очертания. Когда ЕС действует как единое целое, он выглядит, скорее, как некая громоздкая конструкция, которой сложно конкурировать с другими игроками по ряду причин. В первую очередь речь идет о разобщенности внутри него самого, забюрократизированности внутриполитической системы, необходимость строгого следования принципам евроатлантической солидарности, что зачастую ограничивает области двустороннего взаимодействия и т.д.

Таким образом, говоря о том, отвечает ли сегодняшняя стратегия ЕС в Центральной Азии нынешним реалиям, можно сделать вывод, что она нуждается в серьезном пересмотре. Лишь в этом случае Брюссель будет способен решить ряд остро стоящих задач — выдержать конкуренцию с другими игроками в регионе, постараться обратить конкуренцию во взаимовыгодное сотрудничество, наладить более тесные связи с республиками Центральной Азии в конкретных областях.


Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.4)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся