Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.8)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Глеб Макаревич

Студент факультета международных отношений МГИМО МИД России

Россия вот уже пять лет пытается повернуться на Восток, и индийское направление традиционно даёт много надежд. Но с течением времени содержательное наполнение российско-индийских отношений теряется, а пессимистичные тренды тревожат все больше.

На российско-индийские отношения навешано множество ярлыков, и порою кажется, будто новых эпитетов для обозначения «нерушимой дружбы» между двумя странами уже и не придумать. Оттого многим и казалось, что в общем контексте политики «разворота России на Восток» индийское направление даёт больше всего надежд для прорыва — короткого слова, которое стало лейтмотивом нового президентского срока В.В. Путина. К тому же последний российско-индийский саммит на высшем уровне, увенчавшийся подписанием контракта на поставку Индии ракетного комплекса С-400 «Триумф», казалось бы, показал продолжение положительной тенденции в отношениях России и Индии. Но сколько бы премьер-министр Индии Нарендра Моди не пытался вставить в потоки своих речей о традиционно крепких связях России и Индии напоминание о необходимости диверсифицировать внешнюю торговлю и расширить круг обсуждаемых вопросов для плодотворного сотрудничества в будущем, никаких прорывных шагов в российско-индийских отношениях пока что не наблюдается.

России и Индии есть что обсуждать, но настоящей проблемой является отсутствие должной заинтересованности обеих сторон в стремлении к достижению поставленных целей. Внешнеторговые показатели тому подтверждение. Торговля с Россией редко составляет хотя бы 2% от общего объема внешней торговли Индии. Россию в этом отношении обгоняют не только Китай и США, ЕС, но и страны АСЕАН.

Вопросы безопасности — традиционная сфера, представляющая взаимный интерес для обеих сторон. Именно поэтому успешная сделка о покупке Индией комплекса С-400 «Триумф», которая была заключена в ходе визита В.В. Путина в Индию в октябре 2018 г. должна стать не только знаком успешного сотрудничества России и Индии в военно-технической сфере (ВТС), но и напоминанием о той дискуссии, которая предшествовала подписанию соглашения о покупке комплекса. Возможность применения закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA) может создать серьёзные помехи для военно-технологического сотрудничества России и Индии в будущем. Тем более, по результатам переговоров в режиме «2+2» (переговоры министров иностранных дел и министров обороны США и Индии) было подписано соглашение, предоставляющее индийцам право закупать у американцев высокотехнологичное оружие (COMCASA), что говорит о твёрдом намерении индийцев проводить диверсификацию в сфере торговли оружием.

Современную российскую внешнеполитическую парадигму трудно упрекнуть в узколобости. Идея построения многополярного мира отвечает как текущим тенденциям в современных международных отношениях, так и национальным интересам России. Тем удачнее кажется и стратегия разворота России на Восток, а интенсивное развитие российско-индийских отношений и вовсе напрашивается. Однако из приведённых выше тезисов следует, что Россия нуждается не только в построении новых внешнеполитических концептов, но и в грамотном целеполагании и объективной оценке своих ресурсов — что мы можем предложить Индии и зачем нам это все-таки нужно. Вполне вероятно, что при подобной постановке вопроса не только Россия в полной мере повернётся на Восток, но и Индия, как и многие другие восточные партнеры, проявит больше интереса к России.

Россия вот уже пять лет пытается повернуться на Восток, и индийское направление традиционно даёт много надежд. Но с течением времени содержательное наполнение российско-индийских отношений теряется, а пессимистичные тренды тревожат все больше.

На российско-индийские отношения навешано множество ярлыков, и порою кажется, будто новых эпитетов для обозначения «нерушимой дружбы» между двумя странами уже и не придумать. Оттого многим и казалось, что в общем контексте политики «разворота России на Восток» индийское направление даёт больше всего надежд для прорыва — короткого слова, которое стало лейтмотивом нового президентского срока В.В. Путина. К тому же последний российско-индийский саммит на высшем уровне, увенчавшийся подписанием контракта на поставку Индии ракетного комплекса С-400 «Триумф», казалось бы, показал продолжение положительной тенденции в отношениях России и Индии. Но сколько бы премьер-министр Индии Нарендра Моди не пытался вставить в потоки своих речей о традиционно крепких связях России и Индии напоминание о необходимости диверсифицировать внешнюю торговлю и расширить круг обсуждаемых вопросов для плодотворного сотрудничества в будущем, никаких прорывных шагов в российском-индийских отношениях пока что не наблюдается.

Для того, чтобы иметь хоть какую-то иллюзию уверенности в будущем стоит оглядываться на прошлое, которое помогает не забывать об уже достигнутых целях и решённых задачах, а также ставить перед собой новые ориентиры. Тем более, когда речь идёт о попытке глобальной переориентации всей внешней политики России. Попробуем рассмотреть последние инициативы по ключевым трекам российско-индийских отношений, оценить их результативность, а также предположить, что обусловило удачу либо неудачу того или иного предприятия.

Встречи на высшем уровне лидеров России и Индии всегда имели особое значение в отношениях двух стран. Тем примечательнее особая «химия» между президентом России В.В. Путиным и премьер-министром Индии Нарендрой Моди. Обсуждение стратегических вопросов на переговорах легко переходит на разговор о пользе занятий йогой, а во время переговоров в ходе визита Моди в Сочи 21 мая 2017 г. премьер-министр Индии предложил В.В. Путину отпраздновать день рождения Президента в родном для Моди штате Гуджарат, которым он в прошлом руководил в должности главного министра штата. Хотя российскому президенту, по всей видимости, удалось вежливо отказать своему коллеге, отношения между лидерами — хорошая предпосылка для достижения плодотворных результатов.

Особенность российско-индийских отношений — постоянная попытка «подстраховывать» друг друга на различных международных площадках.

И действительно, во время встреч лидеры обсуждают такие темы, как диверсификация торговли между странами, развитие сотрудничества в энергетической сфере, особенно в атомной энергетике (визитная карточка российско-индийских отношений в атомной энергетике — АЭС «Куданкулам», где ведётся совместное строительство шести новых блоков), сотрудничество в наукоемких отраслях (авиастроении и автомобилестроении, освоении космоса). Обсуждаются возможности сотрудничества в области инфраструктуры — связь (размещение наземных станций российской ГЛОНАСС), перспективы развития инфраструктурного проекта «Север — Юг», в частности, развитие порта Чехбехар в Иране. Создаются площадки для координации общих подходов, к примеру, Стратегический экономический диалог между Национальным институтом трансформации Индии (NITI Aayog) и Министерством экономического развития РФ.

Все перечисленные инициативы отвечают интересам обеих стран и, разумеется, хороши по своей сути. России и Индии есть что обсуждать, но настоящей проблемой является отсутствие должной заинтересованности обеих сторон в стремлении к достижению поставленных целей. Внешнеторговые показатели тому подтверждение. Торговля с Россией редко составляет хотя бы 2% [1]от общего объема внешней торговли Индии, Россию в этом отношении обгоняют не только Китай и США, ЕС, но и страны АСЕАН. К тому же и товарная структура торговли между странами не наводит на мысли о перспективе скорого прорыва — Россия экспортирует в Индию в основном продукты добывающих отраслей промышленности (углеводороды и алмазы), а Индия продукты химической промышленности (в основном — фармацевтику и сельскохозяйственные удобрения), текстиль, чай и ювелирные изделия (преобразованные в бриллианты алмазы Якутии)[2]. России следует всерьёз задуматься над тем, что она ещё может предложить Индии — ведь все перечисленное Индия может закупать не только у России.

Вопросы безопасности — традиционная сфера, представляющая взаимный интерес для обеих сторон. Именно поэтому успешная сделка о покупке Индией комплекса С-400 «Триумф», которая была заключена в ходе визита В.В. Путина в Индию в октябре 2018 г. должна стать не только знаком успешного сотрудничества России и Индии в военно-технической сфере (ВТС), но и напоминанием о той дискуссии, которая предшествовала подписанию соглашения о покупке комплекса. Возможность применения закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA) может создать серьёзные помехи для военно-технологического сотрудничества России и Индии в будущем. Тем более, по результатам переговоров в режиме «2+2» (переговоры министров иностранных дел и министров обороны США и Индии) было подписано соглашение, предоставляющее индийцам право закупать у американцев высокотехнологичное оружие (COMCASA), что говорит о твёрдом намерении индийцев проводить диверсификацию в сфере торговли оружием. На данный момент Россия занимает около 60% на рынке вооружений Индии и эта доля будет намеренно понижаться индийским правительством, что обусловлено чисто экономическими соображениями — Индия не может оставаться в зависимости от поставок российского вооружения, что лишний раз должно заставить Россию задуматься о том, что мы можем предложить индийской стороне.

Особенность российско-индийских отношений — постоянная попытка «подстраховывать» друг друга на различных международных площадках. Страны привыкли «оглядываться» друг на друга, что обуславливает необходимость обратить внимание на сотрудничество России и Индии в многостороннем формате.

Среди многосторонних площадок, где представлены Россия и Индия, можно выделить ШОС. В августе 2018 г. в первый раз на правах членов организации Индия и Пакистан приняли участие в антитеррористических учениях «Мирная миссия — 2018», которые проходили в Челябинской области. Проведение этих учений с участием Индии и Пакистана можно было бы принять за показатель положительной динамики в двусторонних отношениях стран, к появлению которой приложила руку и Россия (уже выступавшая в качестве посредника между конфликтующими сторонами и в биполярный период), но сентябрьские события, связанные с убийством индийских полицейских в штате Джамму и Кашмир членами организации «Хизбулл Муджахеддин», а также теракт в Пульваме 14 февраля, организованный группировкой «Джаиш-е-Мухаммад», и последовавшее военное столкновение между Индией и Пакистаном дают основания полагать, что в период всеобщих парламентских выборов 2019 года правительство Нарендры Моди не может «дать слабину», что не предвещает качественного прорыва в отношениях Индии и Пакистана.

По-настоящему позитивным сигналом для России является работа над возможным подписанием соглашения о зоне свободной торговли между Индией и странами ЕАЭС. На такой шаг уже пошёл Вьетнам, а интерес третьей экономики мира (если опираться на расчеты ВВП по ППС) к главному проекту России на постсоветском пространстве лишь укрепит уже достигнутые успехи интеграции.

Специфика рабочего процесса «квазиинтеграции» БРИКС не способствовала достижению ощутимых результатов за все то время, что прошло с объявления разворота России на Восток. Однако в 2017 г. именно БРИКС послужила площадкой для общения между премьер-министром Индии Нарендрой Моди и генеральным секретарём ЦК КПК Си Цзиньпином, что разрядило обстановку на плато Доклам, где в те дни ещё не снизилась напряжённость между пограничными войсками Индии и КНР.

Встречи министров иностранных дел в формате «тройки» Россия — Индия — Китай (РИК) пока что также не оправдывают тех ожиданий, что возлагали на данный формат. Несмотря на то, что заявления министров иностранных дел (С.В. Лаврова, Сушмы Сварадж, Ван И) демонстрируют согласованный подход стран по современным проблемам международной безопасности и мировой экономики, министр иностранных дел Китая Ван И отказался от введения формата встреч министров обороны стран «тройки», избегает обсуждения вопроса о свободной навигации в Южно-Китайском море, а также не собирается согласовывать позиции по строительству Китайско-пакистанского экономического коридора, проходящего через контролируемую Пакистаном часть Кашмира. Таким образом, становится очевидно, что задуманный Е.М. Примаковым формат взаимодействия трёх региональных держав если не буксует, то уж точно не идёт полным ходом.

Аналитическая записка РСМД и Индийского совета по глобальным отношениям (Gateway House):
Российско-индийское сотрудничество в контексте санкций: негативные последствия и новые возможности

В последние годы Россия и Индия стремятся развивать сотрудничество и в деловых сферах, что в перспективе должно стать катализатором в диверсификации торговли между странами. Российский бизнес прикладывает все усилия для упрочения своего присутствия на индийском рынке: помимо традиционной сферы ВПК, где в качестве «первой скрипки» играет госкорпорация «Ростех», на рынке Индии представлены российские компании, которые заняты в сфере энергетики (госкорпорация «Роснефть», которая купила второй по величине нефтеперерабатывающий завод в Индии Essar Oil), транспортно-логистического блока, промышленного производства, торговли и туризма. Индийские компании также открыли в России производственные подразделения в области фармацевтики, агропромышленного комплекса, огранки драгоценных камней, текстильной и горнодобывающей промышленности.

При этом, несмотря на положительные тенденции, за рассматриваемый период произошло событие, которое доказывает, что представители деловых кругов двух стран не так интересны друг другу, как многим бы хотелось. Так, 14 августа 2018 г. стало известно, что Первый российско-индийский экономический форум, который должен был пройти 19–20 августа в Санкт-Петербурге, перенесен по инициативе индийской стороны, а новая дата назначена не была.

Планировалось, что в работе форума примут участие представители Министерства финансов РФ, Центрального Банка России, Федеральной налоговой службы России, профильных федеральных ведомств, представители научного сообщества и деловых кругов. С индийской стороны ожидалось участие руководителей Резервного банка Индии (выполняющего функции Центрального Банка страны), Министерства финансов, Совета по ценным бумагам и биржам Индии (SEBI), Национального инвестиционного и инфраструктурного фонда, агентства «Инвест Индиа».

По-настоящему позитивным сигналом для России является работа над возможным подписанием соглашения о зоне свободной торговли между Индией и странами ЕАЭС.

Форум все же состоялся в ноябре 2018 года, но самым крупным событием деловой программы форума стало лишь пленарное заседание с участием главы Министерства экономического развития РФ Максима Орешкина и вице-председателя Национального института трансформации Индии Раджива Кумара. Участие в организации форума кроме Минэкономразвития РФ и Национального института трансформации Индии принимал Фонд Росконгресс. Упоминаний о работе в ходе форума представителей перечисленных ранее ведомств не встречается. Пока что можно с сожалением констатировать, что потенциально самое крупное мероприятие в деловой сфере не оправдало возложенных на него надежд, а перенос даты проведения форума, а затем и его малая (по сравнению с ожидаемой) представительность лишний раз указывает на недостаточную для подлинного прорыва в двусторонних отношениях заинтересованность стран друг в друге.

Современную российскую внешнеполитическую парадигму трудно упрекнуть в узколобости. Идея построения многополярного мира отвечает как текущим тенденциям в современных международных отношениях, так и национальным интересам России. Тем удачнее кажется и стратегия разворота России на Восток, а интенсивное развитие российско-индийских отношений и вовсе напрашивается. Однако из приведённых выше тезисов следует, что Россия нуждается не только в построении новых внешнеполитических концептов, но и в грамотном целеполагании и объективной оценке своих ресурсов — что мы можем предложить Индии и зачем нам это все-таки нужно. Вполне вероятно, что при подобной постановке вопроса не только Россия в полной мере повернётся на Восток, но и Индия, как и многие другие восточные партнеры, проявит больше интереса к России.



1. Галищева Н.В. Внешняя торговля Индии в 1950–2000-х гг. // Вестник МГИМО Университета, Экономика, 2012, Номер 1 (22), С. 181-186.

2. Галищева Н.В. Союз, проверенный временем. Индийско-российское экономическое сотрудничество: основные проблемы и перспективы. Окончание // Азия и Африка сегодня, 2015. - №5. - С.10-14.

Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.8)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся