Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 4.5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Хлебников

Эксперт по Ближнему Востоку и российской внешней политике, магистр международной политики, Школа Публичной Политики им. Хьюберта Хамфри Университета Миннесоты, магистр международных отношений ННГУ имени Н.И. Лобачевского.

Стокгольмский институт исследования проблем мира опубликовал свой ежегодный доклад о трендах в сфере международной торговли оружием. В числе ключевых выводов исследования — снижение доли российского оружейного экспорта и повышение доли экспорта США.

По данным SIPRI, за последние 10 лет доля экспорта российских вооружений уже сократилась с 27% до 21% от всего мирового экспорта. В тоже время доля США увеличилась с 30% до 36%.

После публикации доклада SIPRI в Рособоронэкспорте заявили, что их анализ не верен и что за последние 10 лет Россия нарастила объемы экспортных поставок продукции военного назначения и активно развивала новые партнерства, например, в Азии, на Ближнем Востоке, в Африке и Латинской Америке. Более того, в госкорпорации отметили, что в 2018 г. портфель заказов превысил рекордные $51 млрд.

Однако стоимость продаж и их объем — два разных понятия, которые говорят о разных трендах. Помимо того, что SIPRI не претендует на истину в последней инстанции, а лишь предлагает свою методологию и статистику выявления тенденций на глобальном рынке вооружений, в своих расчетах объемов продаж он использует методологию, которая отражает не финансовую стоимость или финансовый объем продаж вооружений, а в большей степени определяет тренды в глобальной торговле оружием за определенное время. Таким образом, вырисовывается тренд на постепенное выдавливание России с рынков вооружений, несмотря на устойчивый рост портфеля заказов в денежном эквиваленте.

Авторы доклада SIPRI называют одной из основных причин уменьшения российской доли глобального рынка вооружений снижение импорта со стороны Индии и Венесуэлы.

Кроме того, меняющаяся мировая политическая и экономическая конъюнктура также оказывает влияние на возможности России заключать новые оружейные сделки. Конфронтация между Россией и так называемым «коллективным Западом», обострившаяся в 2014 г. и санкционная политика США играет здесь не последнюю роль.

Если же тенденция к снижению объемов российского экспорта сохранится и усилится, то в долгосрочной перспективе это напрямую скажется и на доходах страны от экспорта вооружений, и на загруженности производственных мощностей, и в целом на развитии отрасли. Поэтому проблема выхода на новые рынки и увеличения доли на старых становится все более острой проблемой для Москвы.


Стокгольмский институт исследования проблем мира опубликовал свой ежегодный доклад о трендах в сфере международной торговли оружием. В числе ключевых выводов исследования — снижение доли российского оружейного экспорта и повышение доли экспорта США.

Так, в период 2014 — 2018 гг. Россия экспортировала 21% всех вооружений в мире, а США — 36%, тогда как в 2009–2013 гг. эти показатели были 27% и 30% соответственно. В результате разрыв между двумя крупнейшими в мире экспортерами вооружений — Россией и США — увеличивается. В 2014–2018 гг. США последовательно усиливает свои позиции на рынке вооружений, поставляя их в 98 стран. Россия в тот же период времени поставляла вооружения в 48 стран. Более того, лидеры европейского оружейного экспорта — Франция, Германия, Великобритания, Испания и Италия — повысили свою долю в глобальном рынке вооружений с 21% в 2009–2013 гг. до 23% в 2014–2018 гг.

Экспорт вооружений является одним из важнейших аспектов как российского внутриэкономического развития (производство оружия является наукоемкой отраслью экономики), так и внешнеэкономической деятельности России. Если же тенденция к снижению объемов российского экспорта сохранится и усилится, то в долгосрочной перспективе это напрямую скажется и на доходах страны от экспорта вооружений, и на загруженности производственных мощностей, и в целом на развитии отрасли. Поэтому проблема выхода на новые рынки и увеличения доли на старых становится все более острой проблемой для Москвы.

После публикации доклада SIPRI в Рособоронэкспорте заявили, что их анализ не верен и что за последние 10 лет Россия нарастила объемы экспортных поставок продукции военного назначения и активно развивала новые партнерства, например, в Азии, на Ближнем Востоке, в Африке и Латинской Америке. Более того, в госкорпорации отметили, что в 2018 г. портфель заказов превысил рекордные 51 млрд долл.

Однако стоимость продаж и их объем — два разных понятия. Помимо того, что SIPRI не претендует на истину в последней инстанции, а лишь предлагает свою методологию и статистику выявления тенденций на глобальном рынке вооружений, в своих расчетах объемов продаж он использует методологию, которая отражает не финансовую стоимость или финансовый объем продаж вооружений, а в большей степени определяет тренды в глобальной торговле оружием за определенное время. Поэтому, даже, если Рособоронэкспорт и прав в том, что в денежном эквиваленте Россия экспортирует все больше оружия, тренд на увеличение отставания России от США в объеме доли рынка вооружений все равно очевиден.

Авторы доклада SIPRI называют одной из основных причин уменьшения российской доли глобального рынка вооружений снижение импорта со стороны Индии и Венесуэлы. Обе страны одни их основных покупателей российского оружия. В последние 10 лет Нью-Дели уменьшило закупки российских вооружений на 42% за счет диверсификации своих поставщиков, в том числе за счет увеличения импорта оружия из США. Что касается Венесуэлы, то в связи с политической нестабильностью в стране в последние годы импорт вооружений почти прекратился.

Однако помимо этих факторов есть и другие проблемы, способствующие снижению российской доли глобального рынка вооружений.

Санкционное давление США

Авторы доклада SIPRI называют одной из основных причин уменьшения российской доли глобального рынка вооружений снижение импорта со стороны Индии и Венесуэлы.

Меняющаяся мировая политическая и экономическая конъюнктура также оказывает влияние на возможности России заключать новые оружейные сделки. Конфронтация между Россией и так называемым «коллективным Западом», обострившаяся в 2014 году играет здесь не последнюю роль. Санкции, введенные США и поддержанные ЕС, в итоге могут оказать весьма значительное влияние на способность Москвы заключать новые контракты.

В США сегодня продолжает укрепляться курс на усиление санкционного давления на Россию, в том числе через так называемые вторичные санкции. Принятый в 2017 г. в США закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA), создает постоянную угрозу санкционного давления для всех стран, сотрудничающих с Россией, в том числе и в военной̆ сфере. Поэтому, этот закон может еще больше осложнить положение России на рынке вооружений.

США уже ввели вторичные санкции по отношению к Китаю за покупку российских самолетов Су-35 и ЗРК С-400, что создает прецедент для их дальнейшего применения в отношении других крупных военно-технических партеров Москвы. Этот шаг также продемонстрировал всем покупателям российских вооружений, в том числе потенциальным, что Вашингтон всерьез может применить вторичные санкции. Данный сигнал направлен многим странам, как уже имеющим военно-техническое сотрудничество с Россией (Индия, Египет, Алжир), так и только начинающим развивать его (Турция, Вьетнам, Пакистан, Катар, Индонезия, Саудовская Аравия, ОАЭ и др.)

В последние годы «Ростех» и компании, входящие в госкорпорацию, заключили сделки с традиционными партнерами США, что потенциально ставит под удар достигнутые соглашения. Среди таких стран — Египет, Индонезия, Турция, Индия, Ирак, Катар, Саудовская Аравия.

Так, например, было неясно, сможет ли Россия и Индия заключить контракт на поставку С-400 на фоне усиления санкционного давления США. Однако на этот раз Москва и Нью-Дели заключили контракт на сумму 5,43 млрд долл. Несмотря на то, что ранее в связи с подобной сделкой между Россией и Китаем США ввели вторичные санкции против КНР, по словам официальных представителей обеих стран, Россия и Индия учли санкционные риски и будут стремиться к расчетам в национальных валютах в рамках данного соглашения.

Однако это не гарантирует отсутствие проблем с другими контрактами и клиентами. Самые крупные из них — контракты на поставку Су-35 Индонезии, поставки вертолетов Ка-52К и самолетов МиГ-29М2 и Су-35 Египту, поставки танков Т-90С Ираку и Вьетнаму. Помимо этого, в 2019 г. планируются поставки С-400 в Турцию — члену НАТО. Страны Персидского Залива также интересуются возможностями покупки данных систем.

Поскольку «Ростех» находится в санкционном списке США (CAATSA), то вся экспортная продукция компании оказывается потенциально чувствительна к изменениям в политике США по отношению к странам, имеющим с Россией соглашения в военно-технической сфере. В связи с этим изменение конъюнктуры отношений США с Индонезией, Саудовской Аравией, ОАЭ или Египтом может оказать влияние на экспортные возможности России.

Подобной политикой Вашингтон сужает пространство для расширения российской доли на рынке вооружений в самых перспективных регионах — на Ближнем Востоке, в Азии и Африке, которые являются крупнейшими импортерами вооружений в мире. По данным SIPRI, за последние 10 лет доля экспорта российских вооружений уже сократилась с 27% до 21% от всего мирового экспорта. В тоже время доля США увеличилась с 30% до 36%. Таким образом, вырисовывается тренд на постепенное выдавливание России с рынков вооружений, несмотря на устойчивый рост портфеля заказов в денежном эквиваленте.

Основы данной проблемы лежат в стремлении США минимизировать экспортные доходы России (в том числе от экспорта вооружений) с целью увеличить давление на элиту страны, что должно привести к изменению поведения Москвы на международной арене. В этой связи США будут стремиться и далее наращивать давление на Россию через ее партнеров по стратегически важным областям взаимодействия, в том числе по военно-техническому сотрудничеству.

Однако есть основания полагать, что симметрично будет расти и недовольство среди стран, являющихся крупнейшими импортерами российских вооружений, на которых будет увеличиваться давление США. Вашингтон планирует склонять главных импортеров российских вооружений к постепенной минимизации военно-технического сотрудничества с Москвой и замещать его развитием партнерства с Вашингтоном.

Вместе с тем пока что не ясно, какие механизмы США будут задействовать и какие условия будут предлагать этим странам, поскольку во многих случаях Вашингтон идет против своих же партнеров.

Например, летом 2018 г. между Россией и Индонезией был заключен контракт на поставку 11 Су-35 на сумму свыше 1 млрд долл. Это произошло несмотря на то, что Индонезия, является важным элементом стратегии администрации Трампа в Южной Азии. В апреле 2018 г. министр обороны США Мэттис говорил о том, что эта страна пытается перейти на большие закупки американских самолетов и военных систем. В августе 2018 г. из Джакарты уже поступали сообщения о попытках Вашингтона вмешаться в сделку по покупке российских Су-35 и о негативной реакции Вашингтона. В этой связи США могут применить вторичные санкции и к Индонезии. В результате на сегодняшний день сроки поставок Су-35 сдвинуты, а судьба контракта до конца не ясна.

В то же время крайне важна ситуация с Турцией, которая намерена закупить у России ЗРК С-400. Предсказуемо, что политика США направлена на срыв сделки. Пока что Анкара не поддается на давление Вашингтона, но время еще есть и неясно, какие меры США могут принять по отношению к своему союзнику. Данная сделка, вне зависимости от того состоится она или нет, предопределит поведение других потенциальных партнеров России на Ближнем Востоке (Саудовской Аравии, ОАЭ, Катара и др.) в военно-технической сфере.

Еще один пример — недавно всплывший новый контракт между Россией и Египтом о поставках последнему свыше 20 истребителей Су-35 на сумму более 2 млрд долл., вступивший в силу в декабре 2018 г. Каир является крайне важным партнером США в регионе и его решение закупить у России партию истребителей вопреки санкциям наверняка не понравится Вашингтону. Однако, учитывая и без того слабую египетскую экономику, сложно представить, что США введет санкции против своего же партнера. Хорошим примером является 2013 г., когда после государственного переворота в Египте к власти пришел сегодняшний президент Абдул Фаттах Ас-Сиси. Вашингтон приостановил на некоторое время ежегодную финансовую помощь Каиру, но в итоге снова возобновил ее в 2015 г.

Основные экспортеры и импортеры вооружений 2013–2018 гг. (Источник: SIPRI, 2019 г.)


Экспортеры Доля рынка, %
Импортеры Доля рынка, %
1 США 36 1 Саудовская Аравия 12
2 Россия 21 2 Индия 9.5
3 Франция 6.8 3 Египет 5.1
4 Германия 6.4 4 Австралия 4.6
5 Китай 5.2 5 Алжир 4.4
6 Великобритания 4.2 6 Китай 4.2
7 Испания 3.2 7 ОАЭ 3.7
8 Израиль 3.1 8 Ирак 3.7
9 Италия 2.3 9 Южная Корея 3.1
10 Голландия 2.1 10 Вьетнам 2.9

Страны, где Россия является одним из основных импортеров вооружений 2013–2018 гг. (SIPRI, 2019)

Страна *место России в импорте вооружений страны %, от общего импорта вооружений %, от глобального импорта вооружений
Индия (1*) 58 12
Алжир (1) 66 4.4
Китай (1) 70 4.2
Египет (2) 30 5.1
Ирак (2) 33 3.7
Вьетнам (1) 78 2.9
Пакистан (3) 6 2.7
Азербайджан (1) 51 1.3
Бангладеш (2) 18 1.2
Кувейт (2) 3.4 1
Казахстан (1) 84 0.9
Афганистан (2) 18 0.8
Мьянма (2) 20 0.6
Туркменистан (3) 13 0.5
Перу (2) 22 0.5

Важность регионального сотрудничества

Необходимо также обратить внимание на региональные особенности рынка вооружений. Россия до сих пор является крупнейшим поставщиком оружия на пока что самый большой рынок — в страны АТР, которые импортируют около 40% всего оружия в мире. У России они закупают 31% оружия, у США — 27%. Однако при этом, общие объемы импорта стран региона падают — за последние 10 лет они снизились на 15%. Поэтому в ближайшей перспективе позиции России здесь могут измениться не в лучшую сторону.

Вырисовывается тренд на постепенное выдавливание России с рынков вооружений, несмотря на устойчивый рост портфеля заказов в денежном эквиваленте.

Второй по величине рынок вооружений (страны Ближнего Востока) также считается и самым быстрорастущим. За последние 10 лет он увеличился на 75%, что составило 35% от всего глобального импорта вооружений в период 2014–2018 гг. (в 2009–2013 этот показатель составлял лишь 20%). Здесь из России импортируется лишь 10% всех вооружений, тогда как из США — 54%. Таким образом, у России очень слабое присутствие на самом перспективном и быстрорастущем ближневосточном рынке. Более того, растет конкуренция со стороны экспортеров из Европы. Так, в 2014–2018 гг. Египет импортировал из Франции 37% вооружений, а из России — 30%. Интересно отметить, что лидеры европейского оружейного экспорта — Франция, Германия, Великобритания и Италия за последние годы повысили свою долю в глобальном рынке вооружений за счет увеличения экспорта именно в страны Ближнего Востока.

Таким образом, положение России на рынке вооружений становиться сложнее, учитывая снижающиеся закупки азиатских стран и растущую конкуренцию за ближневосточных покупателей. На этом фоне в последние годы Россия вполне естественно пытается добиться новых контрактов со странами Ближнего Востока, где идет самый быстрый рост закупок вооружений. Естественным является и то, что подобные действия Москвы вызывают негативную реакцию в Вашингтоне, так как регион является «вотчиной» США в плане торговли оружием.

Принимая во внимание сформировавшийся подход США на использование санкций (в том числе вторичных), а также оформившийся тренд на сужение доли рынка российского оружия, Москве будет труднее учитывать новые риски и увеличивать свою долю на рынке. Вместе с тем, несмотря на все эти сложности, Россия пытается открывать для себя новые рынки и искать новые контракты.

Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 4.5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся