Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 4)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Вадим Загоренко

Журналист, магистр международных отношений НИУ ВШЭ

Для Китая массовые протесты в Гонконге достаточно быстро перестали быть исключительно внутренней проблемой. Затянувшееся противостояние властей и протестующих привлекло внимание иностранных правительств, СМИ и международных организаций, большинство которых поддержали антиправительственное движение в городе.

В борьбе за сохранение своего публичного образа китайские власти обвиняли протестующих в терроризме. Вместе с эскалацией конфликта между правительством специального административного района и протестующими тема Гонконга становилась все более чувствительной. Китайские власти не имеют возможности контролировать иностранные СМИ и крупные медийные площадки, часто настроенные против Коммунистической партии. Зато они сумели пресечь поддержку оппозиции с другой, не менее важной стороны.

Жертвами конфликта неожиданно оказались оперирующие в Китае иностранные компании. Гонконг давно и тесно связан с международным бизнесом — в городе расположены сотни штаб-квартир азиатских отделений различных предприятий. В сложившейся ситуации они вынуждены действовать крайне осторожно, чтобы не навлечь на себя подозрения в поддержке протестующих.

Несмотря на предпринятые меры предосторожности, многие крупные компании все равно попали в связанные с Гонконгом скандалы. Даже мелкие ошибки могут привести к серьезным проблемам и убыткам. В попытках подстроиться под требования китайской идеологии корпорации нередко вынуждены отказываться от своих провозглашенных ценностей, чем вызывают недовольство уже в своих родных странах.

Международный бизнес очевидно хочет сохранить отношения с властями КНР и доступ к китайскому рынку. Однако кризис в Гонконге показывает, что только соблюдения законов и адаптации продуктов для этого недостаточно. Корпорации вынуждены выбирать между позицией, которую они публично занимают в других странах, и «одобренным» дискурсом в Китае.

Вероятно, после дорогостоящих проблем из-за протестов компании будут более осторожны в публичном пространстве. Но эта осторожность может еще сильнее испортить их образ на Западе.


Для Китая массовые протесты в Гонконге достаточно быстро перестали быть исключительно внутренней проблемой. Затянувшееся противостояние властей и протестующих привлекло внимание иностранных правительств, СМИ и международных организаций, большинство которых поддержали антиправительственное движение в городе.

В борьбе за сохранение своего публичного образа китайские власти обвиняли протестующих в терроризме. Вместе с эскалацией конфликта между правительством специального административного района и протестующими тема Гонконга становилась все более чувствительной. Китайские власти не имеют возможности контролировать иностранные СМИ и крупные медийные площадки, часто настроенные против Коммунистической партии. Зато они сумели пресечь поддержку оппозиции с другой, не менее важной стороны.

Жертвами конфликта неожиданно оказались оперирующие в Китае иностранные компании. Гонконг давно и тесно связан с международным бизнесом — в городе расположены сотни штаб-квартир азиатских отделений различных предприятий. В сложившейся ситуации они вынуждены действовать крайне осторожно, чтобы не навлечь на себя подозрения в поддержке протестующих.

Несмотря на предпринятые меры предосторожности, многие крупные компании все равно попали в связанные с Гонконгом скандалы. Даже мелкие ошибки могут привести к серьезным проблемам и убыткам. В попытках подстроиться под требования китайской идеологии корпорации нередко вынуждены отказываться от своих провозглашенных ценностей, чем вызывают недовольство уже в своих родных странах.

Вопросы лояльности

Инфографика Graph Visual Communications

Использование политических и экономических ресурсов для идеологического давления — не новая практика для КНР. Ранее к ней прибегали власти в борьбе за статус «настоящего Китая». К примеру, в 1999 году Македония признала Тайвань. После этого Пекин использовал свое место в Совете Безопасности ООН, чтобы ветировать расширение необходимых Македонии миротворческих сил.

Позже акцент сместился с дипломатического статуса на вопросы гражданских свобод. Эта тема часто связана с критикой китайской политики, поэтому международные компании предпочитают ее избегать. К примеру, в китайских версиях сайтов Microsoft удалены упоминания демократии и прав человека, которые компания обещает поддерживать в других странах.

Очевидно, что подобная осторожность часто конфликтует с публичным образом, которые корпорации создают для себя в других странах. Многие из них открыто поддерживают демократические ценности, защиту экологии и свободу слова, а также проводят благотворительные мероприятия. Помимо альтруизма, корпорации заботятся о мире и по более прагматичным причинам — это помогает создать образ «ответственного» предприятия и успокоить критиков.

Однако, когда принципы конфликтуют с китайской идеологией, компании склонны отказываться от своих идей ради рынка. Adidas неоднократно подчеркивала, что не станет работать с любыми партнерами, которых обвиняют в нарушении прав человека. В некоторых случаях корпорация действительно придерживается этой политики — во время расследования о нарушении прав трудящихся в Камбодже, она сотрудничала с Human Rights Watch и пересмотрела свои отношения с некоторыми подрядчиками. Но одна пятая производства компании все еще базируется в Китае, несмотря на обвинения правительства республики в репрессиях и цензуре.

Пекин неоднократно оказывал давление на иностранные компании даже из-за небольших отклонений от государственной идеологи. В январе 2018 года некоторым корпорациям пришлось приносить извинения за «ошибки» на их сайтах, где Тайвань и Тибет были указаны как отдельные страны. Примечательно, что претензии к руководству компаний озвучили именно государственные ведомства. Не менее опасно и возмущение самих китайцев, готовых массово бойкотировать продукты «неугодных» компаний.

Абсолютно уверенным в безопасности своего положения на китайском рынке не может быть никто. Ранее власти показали свою готовность к рискам, инициировав конфликт в одной из важнейших сфер экономики — в банковском секторе. В 2015 году правительство разработало новые правила работы иностранных поставщиков ПО для банков и потребовало передать в распоряжение Банковской комиссии исходный код своих программ. Фактически это означало почти полный отказ от контроля над распространением их интеллектуальной собственности.

Ситуация могла закончиться уходом крупных поставщиков из Китая технологическим кризисом для банков. После переговоров с представителями компаний, новые правила были пересмотрены и смягчены. Тем не менее власти заставили бизнес пойти на уступки и доказали, что «незаменимых» на рынке нет.

Карты, баскетбол и другие оскорбления

9 октября «Жэньминь Жибао» опубликовала заметку с заголовком «Способствует ли Apple жестокости протестующих?». В ней автор рассказывал о доступном в App Store приложении HK Maps — интерактивных картах Гонконга. По его мнению, протестующие используют приложения, чтобы отмечать маршруты полицейских патрулей и координировать «акции насилия». Также автор отметил, что в магазине Apple Music распространяется некая песня, «пропагандирующая независимость Гонконга».

На основании этих фактов газета предположила, что Apple скрытно поддерживает протестующих. Разработчик HK Maps заявил, что не поддерживает протесты и лишь хотел помочь гражданам избежать опасных ситуаций. Несмотря на это, Apple заблокировала приложение, а генеральный директор компании Тим Кук лично прокомментировал ситуацию, заявив, что получил обращение от полиции Гонконга.

В громкий скандал также попала NBA — Национальная бейсбольная ассоциация. Менеджер команды «Хьюстон Рокетс» Дэрил Мори опубликовал в Twitter запись «Сражайтесь за свободу. Стойте вместе с Гонконгом». Публикация возмутила многих китайских пользователей, а самому Мори даже угрожали.

13 октября Китайская баскетбольная ассоциация отказалась от любого сотрудничества с командой, а представители Китайского центрального телевидения и стримингового сервиса Tencent Sports заявили, что не будут транслировать матчи с участием «Рокетс». Это стало особенно тяжелым ударом для баскетбольной лиги. Tencent — крупнейший цифровой партнер NBA за границами США. Незадолго до инцидента компания продлила договор о передаче прав на показ матчей Ассоциации в Китае. Стоимость сделки составила 1.5 млрд долларов.

NBA выступила с официальным осуждением Мори, назвав публикацию «глубоко оскорбительной для наших друзей и фанатов в Китае». Но ситуацию это не исправило: китайские медиа продолжили бойкотировать Ассоциацию, а ее символику — рекламные плакаты, вывески и даже граффити — начали убирать с улиц, магазинов и спортивных площадок. Также в Шанхае были отменены благотворительные мероприятия проекта NBA Cares.

Разумеется, от внимания властей не ушла и позиция финансового сектора. Компаниям из так называемой «Большой Четверки» — PricewaterhouseCoppers, Deloite, KPMG и Ernst&Young — пришлось выпускать официальные заявления о своей поддержке «национального суверенитета». Сомнения в их позиции вызвала реклама, в которой сотрудники фирм анонимно выразили поддержку Гонконгу.

Свою долю проблем из-за протестов получили даже модные компании. Бренды Versace, Givenchy и Coach были вынуждены отозвать партию одежды с принтами, на которых Гонконг и Макао были указаны как независимые государства. Помимо отказа от продаж, компании и даже знаменитости, которые рекламируют их продукты в Китае, были вынуждены принести публичные извинения.

Давление оказывается и на крупные китайские компании. После начала протестов, Alibaba Group отменила проведение IPO в Гонконге, несмотря на прогнозы значительной прибыли. Даже одна из крупнейших мировых авиакомпаний — Cathay Pacific — была вынуждена уволить сотрудников, которые выразили поддержку протестующим. Требование властей «проконтролировать политические настроения рабочих» компания получила после митинга в аэропорту Гонконга. Позже генеральный директор Cathay Pacific подал в отставку, а другие сотрудники пожаловались на «атмосферу страха».

В некоторых случаях бизнес терпел убытки даже без давления правительства, только из-за общественного возмущения. Народный гнев могли вызвать даже сравнительно мелкие проявления нелояльности. Так, тайваньской сети кофеен Yifang был объявлен бойкот после того, как в одном из кафе на витрине появился плакат с поддержкой протестующих.

Некоторые предприятия избежали нежелательного внимания китайских властей только из-за того, что сами предприняли меры по отстранению от политики. К примеру, после упомянутого инцидента в аэропорту, скандинавская авиакомпания Finnair потребовала не использовать фирменную одежду или другую символику компании в политических акциях и высказываниях. Нарушители этого правила будут «отстраняться» от работы.

Большую огласку получили схожие действия одного из крупнейших разработчиков и издателей компьютерных игр — Blizzard Entertainment. Компания заблокировала аккаунт киберспортсмена Чун Нг Вая после того, как он в прямом эфире прокричал «Освободите Гонконг!». Также его лишили призовых и права участвовать в турнирах на год.

Цензура и флешмобы

Конфликт в Гонконге помешал как местному, так и международному бизнесу. За первый месяц протестов одни лишь ритейлеры потеряли более 11% годовой прибыли. Общие убытки вынудили правительство выделить более 2,5 млрд долларов для поддержки экономики в кризисных условиях.

Но иностранные компании, которые пошли на компромисс с китайскими властями, понесли не только финансовые убытки. Возрастающий запрос на «социально ответственный» и понимающий актуальные проблемы бизнес особенно силен в западных странах, где также часто звучит критика китайской политики. Поэтому публичная поддержка властей КНР навлекла на корпорации волну жесткой критики.

Особенно резко медиа и общество отреагировали на уступки со стороны технологических компаний. В ряде СМИ даже появился шутливый термин «технологические коутоу», который используют для описания далеких от равноправия отношений этого сектора и китайского правительства. Позицию Apple осудили и американские политики: семеро сенаторов отправили открытое письмо Тиму Куку. В нем они назвали блокировку HK Maps «цензурой» и упрекнули компанию в двуличности.

«В прошлом году вы часто говорили, что в Apple мы не боимся говорить, что наши ценности определяют наши решения … Такие случаи заставляют нас беспокоиться. Не решат ли Apple и другие крупные корпорации преклониться перед растущими требованиями Китая, чтобы не потерять рынок?» — написали сенаторы.

Защита идеологии КНР также дорого обошлась и Blizzard Entertainment. Блокировка игрока за «привативное» высказывание вызвала возмущение в СМИ и сообществе игроков, которые объявили бойкот компании. Другие киберспортсмены и даже сотрудники Blizzard осудили корпоративную политику и запустили акции в поддержку Гонконга.

Таким образом, западные компании оказываются под своего рода перекрестным огнем общественного мнения. Они не всегда могут контролировать риски, связанные с идеологией в Китае. Как показал опыт Apple, особенно опасно в этом отношении сотрудничество с независимыми третьими сторонами, будь то ритейлеры или разработчики.

Международный бизнес очевидно хочет сохранить отношения с властями КНР и доступ к китайскому рынку. Однако кризис в Гонконге показывает, что только соблюдения законов и адаптации продуктов для этого недостаточно. Корпорации вынуждены выбирать между позицией, которую они публично занимают в других странах, и «одобренным» дискурсом в Китае.

Вероятно, после дорогостоящих проблем из-за протестов компании будут более осторожны в публичном пространстве. Но эта осторожность может еще сильнее испортить их образ на Западе. Если отношения Китая и частных компаний будут и далее развиваться в таком русле, то в лучшем случае многие предприниматели могут потерять возможность полноправно участвовать в обсуждении политических и социальных проблем, а в худшем — навлечь на себя санкции правительства родных стран.

Впрочем, не исключено, что идеологическое давление на международный бизнес может привести к другим последствиям. После вступления в силу упомянутых выше ограничений в банковском секторе, иностранные компании стали более активно сотрудничать со своими партнерами в Китае, которые могли выступать в роли своего рода посредников, свободных от законодательных ограничений.

Возможно, столкновение с чувствительными сторонами китайской культуры также побудит международные корпорации развивать свои отношения с региональными и другими правительствами, чтобы избежать подобных конфликтов в будущем.

Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 4)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся