Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.78)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Вита Спивак

Эксперт РСМД

Протесты для Гонконга — обычное дело, но в 2019 г. они удивили своей массовостью и жесткостью, как со стороны полиции, так и со стороны демонстрантов. Совершенно необязательно, что Пекин стремится полностью перекроить уклад жизни города, он получает от статуса-кво достаточно выгод. Однако сейчас сложилась удачная атмосфера для протестов: в Китае закручивают гайки и борются против вывода капитала через Гонконг; местная администрация хочет заработать очки перед Пекином, а это пугает жителей города, которые боятся остаться неуслышанными под натиском материка. Теперь любые шаги властей Китая по укреплению контроля над городом будут восприниматься как особенно фатальные и могут привести к еще более отчаянному общественному недовольству

В феврале 2019 г. молодая пара, 20-летняя Пун Хю-вин и 19-летний Чань Тон-кай, из Гонконга отправилась в романтическое путешествие в Тайбэй на День Святого Валентина. Пун Хю-вин из поездки так и не вернулась, а Чань Тон-кай теперь обвиняется на Тайване в ее убийстве. Но молодой человек вряд ли понесет соответствующее наказание — он успел уехать домой, в Гонконг, откуда нет экстрадиции.

Письма родителей Пун Хю-вин с просьбой добиться справедливости, по словам главы администрации Гонконга Кэрри Лам, подали ей идею об изменении законодательства города. Новый законопроект, который подразумевает выдачу преступников из Гонконга для прохождения следственных действий за границу, вызвал небывалую по своим масштабам волну протестов в городе. В отдельные дни в июне–июле 2019 г. на улицы выходили до 2 млн человек (всего население города составляет 7,4 млн человек). Многие из демонстрантов серьезно пострадали от резиновых пуль и дубинок полиции, а некоторые устраивали погромы у здания местной администрации.

Гонконгцы возмутились тем, что новое законодательство позволит Пекину усилить контроль над судебной системой города и поставит под угрозу автономию острова. Формально, Гонконг — часть КНР, но сохраняет статус специального административного района (САР), который был закреплен в рамках формулы «одна страна, две системы» в 1997 г. при переходе из состава Великобритании под управление Пекина. Она подразумевает существование в Гонконге независимых от КНР органов законодательной и исполнительной власти, капиталистической экономики, собственной валюты и ряда других прав и свобод для граждан. Особым статусом Гонконга активно пользуются общественные активисты и финансисты из Китая, они нередко скрываются там от преследования Пекина по делам о возмущении общественного спокойствия, коррупции и незаконного вывода капитала из Китая.

Традиции протестов в Гонконге

REUTERS/Tyrone Siu
Протесты 14 июля 2019 г.

В протестах в Гонконге в июне–июле 2019 г. нет ничего необычного. Бывало, что жители города протестовали против действий еще британской колониальной администрации, в 1960-е гг., т.е. задолго до того, как Великобритания передала суверенитет над островом Китаю. 1 июля, день передачи управления Гонконгом Пекину стал здесь традиционной датой ежегодных демонстраций. Уже с 2003 г. у жителей города появился конкретный повод выходить на улицы — администрация пыталась провести законопроект о противодействии «подрывной деятельности» в отношении властей в Пекине. Тогда на марш против законопроекта вышли до полумиллиона демонстрантов — гонконгцы беспокоились за судьбу гражданских свобод, которые гарантировал договор о передачи острова под управление КНР. В итоге законопроект провалился при голосовании в городском парламенте.

Несмотря на очевидную победу, опасения по поводу притязаний Пекина на демократические свободы на острове остались. Именно это и выводит жителей Гонконга на протесты уже более 15 лет. Они ежегодно требуют всеобщего избирательного права и соблюдения условий независимости от Пекина в рамках формулы «одна страна, две системы». При этом конкретных поводов переживать за гарантии прав и свобод, о которых договаривались при передаче острова 22 года назад, у гонконгцев немало. Например, в 2012 г. жители города протестовали против изменений учебных планов в гонконгских школах, которые подразумевали бы более активную трансляцию точки зрения Пекина на историю, политическую систему и вопросы национального самоопределения. Тогда гонконгская администрация снова пошла навстречу общественному мнению и объявила, что использование новых учебных планов останется на усмотрении самих школ. В целом, многие годы попытки Пекина повлиять на порядки в Гонконге не приносили успеха.

Первое серьезное поражение протестного движения в Гонконге случилось в 2014 г., во время знаменитой революции зонтиков. Пекин не сдержал обещание от 2007 г. о введении в городе всеобщего избирательного права. Решение постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей (парламент КНР) от 2014 г. ограничило выбор главы администрации Гонконга двумя–тремя кандидатами, которые фактически согласовывались с Пекином. Ограничения вводились и для выборов в парламент автономии. Протесты в конце 2014 г. в итоге закончились не в пользу митингующих, которые практически на два с половиной месяца «оккупировали» центральные районы города, и Гонконг так и остался без всеобщего избирательного права.

Отчаяние протестов 2019 г.

В 2019 г. протестующие горожане, кажется, все же победили — 9 июля глава гонконгской администрации Кэрри Лам объявила, что законопроект об экстрадиции «мертв». Это произошло после нескольких недель многотысячных акций протеста, требования которых, к слову, администрация довольно долго игнорировала, а сама К. Лам так и не вышла пообщаться с митингующими. Это вызвало эскалацию уличных протестов. Сначала демонстранты вели себя довольно мирно и поражали наблюдателей своей слаженностью: они выходили на улицу в спецодежде, чтобы защититься от применения силы со стороны полиции, использовали собственный язык жестов для коммуникации, организовывали точки выдачи воды и медикаментов (деньги на это, к слову, собирали через краудфандинговые платформы). Но в отличие от протестов предыдущих лет, некоторые демонстрации привели к настоящим погромам: 1 июля, в годовщину передачи Гонконга под управление Пекина, группа молодых активистов с арматурой в руках штурмовала здание местного заксобрания, где они оставили антиправительственные надписи о том, что «Гонконг — не Китай». 12 задержанным участникам погрома в здании парламента в возрасте от 14 (!) до 36 лет грозит теперь до 10 лет тюрьмы по обвинению в мятеже.

REUTERS/Thomas Peter
Гонконг, июнь 2019 г.

Отчаянные действия части демонстрантов — отличительная черта протестов этих месяцев. Разгром помещения парламента произошел потому, что местные власти не оставили горожанам иного выбора, по словам лидера протестов 2014 г. Джошуа Вонга. Сам 22-летний активист в июне вышел из гонконгской тюрьмы, где он отбывал наказание за призывы к незаконным собраниям. После того, как одиозный законопроект фактически сняли с повестки дня (хотя формально документ пока не был отозван из местного парламента), гонконгцы не спешат праздновать победу и расходиться. Горожане продолжают регулярно выходить на улицы, дерутся с полицией и требуют отпустить всех арестованных во время протестов в июне. Отдельные группы протестующих, вышедших на улицы 14 июля, требовали «тотальной демократии в Гонконге».

Масштаб протестов этого лета во многом связан с социально-экономическими проблемами Гонконга. Город теряет свою исключительность в составе КНР. Одновременно с ростом трений с Пекином по поводу вопросов автономии статус Гонконга как «окна» и «точки входа» в КНР стал постепенно бледнеть на фоне достижений других мегаполисов Китая, неуступающих ему по уровню жизни и высоте небоскребов. Если в 1990-е гг. Гонконг был главным инвестором в экономику КНР, где уровень жизни был серьезно ниже, то теперь деньги двигаются в обратном направлении — из Китая на остров. Согласно исследованию KPMG, Гонконг, обогнав США и Австралию, давно стал главным оффшором для элиты из материкового Китая. Это, кстати, становится серьезной головной болью для властей в Пекине, которые пытаются остановить отток капитала из страны в условиях торговой войны с США. Это в том числе может быть причиной усиления контроля над островом со стороны властей КНР — отток капитала по этому каналу достиг в марте 2019 г. 1,6 млрд долл. в сутки.

Размывание привилегированного положения Гонконга как витрины экономического развития КНР усиливается внутренними проблемами города. Пока богачи из КНР активно выводят заработанные разными способами деньги через Гонконг, а новоявленный китайский средний класс из соседнего Шэньчжэня заполняет торговые центры города в поисках товаров высокого качества, социальные проблемы города находятся на пике за последние 22 года. По данным международной организации по борьбе с бедностью «Oxfam», в городе в 2017 г. был зафиксирован небывалый уровень экономического неравенства (коэффициент Джинни составил 0,539 пунктов, что выше показателя Сингапура, США и материкового Китая). Этот показатель оказался самым высоким с 1997 г. Последние два года городские СМИ обвиняют администрацию Гонконга в недостаточной поддержке здравоохранения и программ борьбы с бедностью. При этом цены на жилую недвижимость в Гонконге продолжают оставаться самыми высокими в мире (в среднем — 29,5 тыс. долл. за кв. м), средняя зарплата в городе едва превышает 2 тыс. долл. Эти проблемы ложатся на плечи представителей молодого поколения гонконгцев, которые и составляют костяк протестов 2019 г.

«Троянский конь» из Пекина

Пока остров атакуют покупатели айфонов и элитной недвижимости из материкового Китая, 71% гонконгцев «не испытывают чувства гордости» за принадлежность к Китаю и вынуждены справляться с трудностями жизни в городе. При этом репутация властей КНР в городе, разумеется, не в лучшем состоянии. После революции зонтиков 2014 г. из города начали пропадать гражданские активисты, торговцы запрещенной в КНР литературой и известные предприниматели. Их исчезновение в большинстве случаев связывали с действиями китайских властей, что серьезно подстегивает страхи гонконгцев перед Пекином.

Одновременно с точечными акциями в Гонконге, Пекин начал усиливать контроль над общественной жизнью внутри КНР. Это происходит через распространение системы «социального кредита», по сути — рейтингования благонадежности каждого гражданина КНР с помощью технологий big data, видеонаблюдения и искусственного интеллекта. Кроме того, c конца 2018 г. стало появляться все больше информации по поводу т.н. «лагерей перевоспитания» в Синьзцяне — регионе КНР, который граничит с государствами Центральной Азии. Синьцзян, где исторически проживали в основном уйгуры и казахи мусульманского вероисповедания, всегда считался одним из самых неспокойных регионов КНР. С приходом к власти Си Цзиньпина, Пекин начал серьезно усиливать полицейский контроль над жизнью в этой отдаленной части страны, что вызывает беспокойство многих международных организаций, в том числе и ООН. Если в Китае информации о происходящем в Синьцзяне практически нет, то в Гонконге доступна любая иностранная пресса, которая уже практически год активно расследует происходящее в регионе.

Протесты в Гонконге июня 2019 г. против экстрадиции в КНР — первые действительно масштабные демонстрации в городе с тех пор, как Пекин снял ограничение на срок нахождения у власти для председателя КНР. В руках нынешнего руководителя КНР Си Цзиньпина теперь сконцентрировано небывалое количество рычагов влияния на разные части аппарата Китайской Компартии и государственной машины страны. На фоне закручивания гаек внутри КНР законопроект об экстрадиции нарушивших закон жителей города в Китай обрушил и без того невысокий рейтинг доверия местной администрации (за две недели популярность руководства автономии упала на 10,5 пунктов).

Зачем законопроект гонконгской администрации?

При таких вводных с материка у гонконгцев не остается сомнений, что законопроект об экстрадиции — дело рук китайских властей, которые хотят отобрать их права и свободы. Любые действия гонконгской администрации, которая формировалась под серьезным контролем Пекина, во время протестов воспринимались на улицах как шаги, продиктованные китайскими властями. Пекин, само собой, открещивался от любых обвинений, а ведущие китайские СМИ обвинили в организации протестов «иностранных агентов». Глава автономии Кэрри Лэм, тем не менее, настаивала, что изменения в законодательстве вызваны состраданием родителям убитой на Тайване Пун Хю-вин. При этом власти Тайваня еще в мае заявляли, что не будут сотрудничать с Гонконгом по линии экстрадиции, если предложенный законопроект пройдет в парламенте.

Обвинения в адрес Пекина со стороны гонконгского общества могут быть обоснованы — новое законодательство существенно упростило бы рычаги контроля над островом для китайских властей. Однако сначала South China Morning Post, ведущая газета города, а потом и западные СМИ подсветили амбиции именно Кэрри Лам и пропекинского истэблишмента в городе заработать очки перед властями на материке. Однако Лам явно не предвидела такую острую реакцию от жителей автономии.

У разных частей элиты материкового Китая существует резон сохранять особый статус Гонконга не только как оффшора, но и как ведущего торгового партнера КНР, места с простыми и понятными правилами регистрации бизнеса; этим пользуются такие китайские компании, как . Остров, по плану Пекина, станет центром зоны Большого залива (Greater Bay Area) — одного из флагманских проектов Си Цзиньпина для внутреннего развития Китая. Сравнительная открытость Гонконга и Макао, которые, по задумке властей в Пекине, станут витриной нового экономического кластера на юге страны, создает серьезный задел для развития провинции Гуандун, которая пытается переквалифицироваться из «мастерской мира» по производству ширпотреба в хаб для инноваций.

Новости о протестах в Гонконге приходят каждый день, а их обилие отражает многослойность и конфликтность этого процесса как в рядах протестующих, так и в правящих элитах самой автономии и КНР. Несогласованная реакция властей на беспорядки показывает недостаток политического чутья в руководстве Гонконга и создает интересный прецедент для политики Пекина; ведь «убитый» законопроект — пожалуй, наиболее серьезная уступка, на которую пошли китайские власти при правлении Си Цзиньпина. Как бы ни складывалась судьба Гонконга в дальнейшем, события лета 2019 г. определенно станут водоразделом в истории города.


Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.78)
 (9 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся