Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 4.75)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Никита Белухин

Младший научный сотрудник Отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН

Украинские события и опасения по поводу дальнейшей судьбы Арктического совета, безусловно, отводят тематику взаимоотношений Дании с её автономными территориями на второй план. Тем не менее до сих пор Дания так и не представила новую 10-летнюю арктическую стратегию на 2021–2030 гг., которую планировалось опубликовать ещё в конце 2020 г., ограничившись принятием общей внешнеполитической стратегии в конце январе 2022 г., где был затронут и Арктический регион. Изначально подготовку новой арктической стратегии в 2020 г. прервала пандемия коронавируса, затем — правительственный кризис и последовавшие за ним внеочередные парламентские выборы в Гренландии в апреле 2021 г.; и, наконец, желание действующего гренландского правительства установить более равноправный диалог с Копенгагеном.

Наиболее желанным сценарием как для Гренландии, так и для Фарерских островов была бы «исландизация», при которой эти автономии обрели бы формальную независимость и в вопросах безопасности опирались бы на США. Но в условиях нехватки как экономических, так и человеческих ресурсов Нуук и Торсхавн продолжают историко-культурное и политическое давление на Копенгаген — они требуют большего присутствия и веса (иногда символического) Дании в арктической дипломатии.

Сейчас по аналогии с предыдущими повышениями статуса Гренландии в 1979 г. и 2009 г., по всей видимости, закладывается почва для новой вехи в отношениях Дании и Гренландии. Но для устойчивости Содружества Копенгагену необходимо не использовать его как инструмент повышения собственного статуса, а опираться на историко-культурное единство трёх отличающихся, но связанных территорий и народов.

Украинские события и опасения по поводу дальнейшей судьбы Арктического совета, безусловно, отводят тематику взаимоотношений Дании с её автономными территориями на второй план. Тем не менее до сих пор Дания так и не представила новую 10-летнюю арктическую стратегию на 2021–2030 гг., которую планировалось опубликовать ещё в конце 2020 г., ограничившись принятием общей внешнеполитической стратегии в конце январе 2022 г., где был затронут и арктический регион. Изначально подготовку новой арктической стратегии в 2020 г. прервала пандемия коронавируса, затем — правительственный кризис и последовавшие за ним внеочередные парламентские выборы в Гренландии в апреле 2021 г.; и, наконец, желание действующего гренландского правительства установить более равноправный диалог с Копенгагеном.

Наиболее желанным сценарием как для Гренландии, так и для Фарерских островов была бы «исландизация», при которой эти автономии обрели бы формальную независимость и в вопросах безопасности опирались бы на США. Но в условиях нехватки как экономических, так и человеческих ресурсов Нуук и Торсхавн продолжают историко-культурное и политическое давление на Копенгаген — они требуют большего присутствия и веса (иногда символического) Дании в арктической дипломатии. Символично в этом свете, что новый посол США в Дании Алан Левенталь, который вступил в должность 1 июля 2022 г., уже месяц спустя — 11–15 августа 2022 г. — совершил свой первый рабочий визит в Гренландию. Основной темой визита стало расширение экономических связей между США и Гренландией, которое начало набирать обороты с апреля 2020 г. Тогда Агентство США по международному развитию выделило 12,8 млн долл. на улучшение местной системы образования.

Дания в этих условиях стремится, с одной стороны, сохранить единство и слаженность внутри Содружества, которое имеет большое значение для датской национальной идентичности и отношений страны с ключевыми союзниками, а с другой — в разумных пределах пойти на встречу фарерским и гренландским требованиям и расширить их дипломатические компетенции.

Королевство для троих

В июне 2021 г. Гренландия и Фарерские острова поочерёдно выступили с заявлениями о том, что намереваются занять более важное место на внешнеполитической арене. Они также отметили, что ставят в приоритет разработку собственных арктических стратегий, но не исключают и выработку общей для всего Содружества (дат. Rigsfælleskabet) стратегии, включающей и неарктическую территорию Дании. Украинские события на этом фоне только повысили важность внешнеполитической координации между Данией и её автономными территориями. Так, 9 июня 2022 г. состоялось первое совещание постоянного комитета по вопросам безопасности, внешней и оборонной политики, где представители Фарерских островов, Гренландии и Дании затрагивали и украинскую тематику, саммит НАТО в Мадриде и планирование оборонной политики. По всей видимости, этот комитет в будущем станет полноценным органом по согласованию дипломатических позиций всех трёх частей Содружества по острым вопросам политической повестки.

Для Дании как члена НАТО Арктика остаётся стратегической дилеммой. С одной стороны, Копенгаген традиционно привержен идее сохранения Арктики и «высоких», «полярных» или «северных» широт (термин, который употребляется в документах НАТО и у которого нет точного географического определения, англ. The High North, дат. Det Høje Nord) в качестве «зоны низкого напряжения» (дат. lavspændingsområde) и скептически относится к росту присутствия НАТО в полярных и приполярных областях. С другой стороны, Дания не может не реагировать на заинтересованность союзников по НАТО в наращивании разведывательного потенциала и средств обнаружения, главным образом, в районе Фареро-Исландского рубежа.

Подход НАТО к «полярным широтам» находится в стадии формирования, впервые с 2009 г. этот термин был только однажды упомянут в итоговом коммюнике Брюссельского саммита НАТО в июне 2021 г., что как минимум говорит о том, что у членов НАТО ещё нет единого представления о том, какой должна быть арктическая роль Североатлантического альянса. Сегодня Дания стремится удовлетворить пожелания союзников по наращиванию оперативных возможностей НАТО в регионе, но при этом предпочитает вкладываться в средства разведки (ISR), которые вызовут минимально возможную милитаризацию. Главным образом речь идет о радарах, спутниках и дронах. Вместе с тем Копенгаген заинтересован в том, чтобы Гренландия оставалась как можно дальше от военно-стратегических планов НАТО, что вполне реализуемо, поскольку приоритеты Альянса — Фареро-Исландский рубеж и северное побережье Норвегии. Тем более что НАТО, скорее всего, будет опираться в этом регионе на британский и норвежский военный потенциал, а не на весьма скромные возможности Дании.

Несмотря на описанную дилемму, на арктическом треке можно отметить два недавних успеха арктической дипломатии Дании. Во-первых, согласование с Гренландией и Фарерскими островами условий реализации арктического оборонного соглашения в июне 2022 г., которое было принято датским Фолькетингом ещё в феврале 2021 г. В гренландском случае по сравнению с «февральским» вариантом в соглашение не были внесены значительные изменения за исключением правок в пункт об образовании. В «июньской» версии оно стало в большей степени направлено на подготовку не военных, а гражданских кадров, которые могли бы проводить спасательные операции, предотвращать и разрешать чрезвычайные ситуации и в целом «оказывать поддержку гражданскому обществу в сотрудничестве с местной пожарной и полицейской службами, а также системой здравоохранения и вооружёнными силами».

Фарерская ситуация касалась установки радара на плато Сорнфели, который должен закрыть брешь в радиолокационной цепи между Исландией и Соединённым Королевством. Долгое время Фареры медлили с одобрением датского проекта, надеясь взамен получить более выгодные условия торговли с ЕС. Стороны, тем не менее, сошлись на том, что вместе со строительством радара фарерские предприятия получат возможность участвовать в контрактах, связанных с установкой радиолокационного оборудования, а аэропорт Вагар и рыбная инспекция Фарерских островов (фар. Vørn) получат доступ к данным радара по завершении его строительства. Стоит также отметить, что фарерское и гренландское правительства теперь будут привлечены к разработке нового многолетнего оборонного соглашения, которое должно начать действовать с 2024 г. Ранее разработками подобных соглашений занимался только датский Фолькетинг, но теперь голосу автономных территорий в вопросах оборонного планирования, по-видимому, будет уделяться больше внимания. Ранее было сложно представить, что Копенгаген будет обсуждать подобные вопросы обороны и внешней политики со своими автономными территориями. Этот тезис подтверждают и сотрудники Центра военных исследований при Копенгагенском университете: «…юридическая и политическая динамика способствует тому, что все вопросы, связанные с безопасностью, автоматически предполагают внутренний диалог или важные переговоры внутри Содружества. С датской точки зрения это представляется вызовом, так как внешнеполитические решения никогда не выступают только “внешними”, а по определению являются результатом “внутренних” процессов принятия решений».

Другим успехом можно считать официальное урегулирование в июне 2022 г. (основные детали предстоящего соглашения были согласованы ещё в ноябре 2021 г.) давнего (с 1971 г.) территориального спора с Канадой вокруг острова Ганса и уточнение морской границы между Канадой и Данией, которая, к слову, является наиболее протяжённой в мире, включая также разделение шельфа моря Лабрадор. Любопытно, что перед тем, как отправиться в Оттаву для подписания соглашения, министр иностранных дел Дании Йеппе Кофод в интервью порталу «ArcticToday» выразил надежду, что датско-канадское урегулирование окажет положительное влияние на будущие переговоры по разрешению пересекающихся территориальных претензий Дании и России на шельф центральной части Северного Ледовитого океана. Соглашение между Канадой и Данией было положительно воспринято канадскими инуитами в провинции Нунавут и их гренландскими «коллегами», которым предстоит продолжать налаживать традиционное пограничное сотрудничество в регионе.

Неслучайно, что под текстом итогового соглашения стоят именно три подписи: канадская, датская и гренландская, а сама подготовка соглашения проходила в тесном взаимодействии между Нууком и Копенгагеном.

Остров противоречий

С приходом к власти в Гренландии «Народного сообщества» (дат. Inuit Ataqatigiit) по результатам выборов в апреле 2021 г. Копенгаген и Нуук увеличили внимание к проблемам общей памяти и неоднозначного наследия датского «колониализма», хотя само использование этого термина продолжает вызывать разногласия между инуитами и датчанами. В декабре 2020 г. и в марте 2022 г. премьер-министр Дании Метте Фредериксен принесла сначала официальные письменные, а затем и устные извинения шести участникам провалившегося «гренландского эксперимента», в ходе которого 22 ребёнка из инуитских семей были отобраны для воспитания в Дании и обучения датскому языку и ценностям с целью создания авангарда модернизации Гренландии, которая стала равноправной частью территории Дании в 1953 г. после изменения конституции. Предыдущее либерально-консервативное правительство Л. Л. Расмуссена, который за весь срок лишь один раз посетил Гренландию, подобные извинения приносить отказывалось. Кроме того, в июне 2022 г. правительства Гренландии и Дании согласились учредить специальную комиссию по изучению спорных вопросов общей истории, начиная с конца Второй мировой войны и включая вопрос о том, насколько Дания выполнила свои обязательства перед ООН по деколонизации Гренландии. Сам факт учреждения подобной комиссии, от идеи которой отказывалось не только либерально-консервативное, но и предыдущее социал-демократическое правительство во главе с Хелле Торнинг-Шмидт, уже представляется уникальным и значимым для датско-гренландских отношений, но ожидается, что точный перечень задач, которые будут стоять перед ней, будет согласован к октябрю 2022 г.

На этом фоне в датских медиа заметно возрос интерес к гренландской проблематике. Так, 24 апреля 2022 г. состоялась премьера документального сериала об общей истории Дании и Гренландии (дат. «Historien om Grønland og Danmark»), где в качестве ведущей выступает Нукака Костер-Вальдау, супруга известного датского актёра Николая Костера-Вальдау, которого в датских СМИ часто именуют «тестем Гренландии». В будущем планируется отдельная серия документальных фильмов о связях между королевским домом Дании и Гренландией. Телерадиокомпания «Радио Дании» (дат. Danmarks Radio), однако, подчёркивает, что выпущенный сериал — это только возможная «версия» или «интерпретация» исторических событий, которая отнюдь не претендует на объективность, а скорее приглашение к дальнейшим дискуссиям. Несмотря на то, что Гренландия и в прошлом занимала значительное место на датском телевидении (здесь можно отметить и документальный сериал «История Содружества» (дат. Rigsfælleskabets Historie), выпущенный в 2016 г., схожую по духу серию фильмов «Через Гренландию» (дат. Gennem Grønland) с участием супружеской четы Костер-Вальдау 2019 г. и политический триллер «Правительство» (дат. Borgen) 2010–2013 гг., где на протяжении трёх сезонов, среди прочего, затрагиваются и различные аспекты взаимоотношений Дании и Гренландии), до сих ощущается слабая осведомлённость датчан о культуре и истории Гренландии. В то же время в датской печати встречаются ошибки и искажения, касающиеся гренландской политики — на апрельских выборах 2021 г. дошло до конфликта между телеканалом «TV2» и главой гренландского правительства Муте Эгеде. Симптоматично, что крупные датские телеканалы как «DR1» и «TV2» не передают прогноз погоды для Гренландии и Фарерских островов, фокусируясь, главным образом, на датских телезрителях.

При этом гренландские инуиты остаются единственным коренным народом Арктики, который выступает за достижение независимости и получение полноценного суверенитета, что, однако, не находит отклика в Инуитском приполярном совете или у инуитов Канады и США. В этом свете в Гренландии с 2007 г. с переменным успехом идёт процесс разработки конституции будущего независимого государства. Этот вопрос начал серьёзно обсуждаться в гренландском Инатсисартуте ещё в 2016 г., что в итоге привело к учреждению 27 апреля 2017 г. Конституционной комиссии, которая первоначально должна была разработать два проекта конституции. Первый мог бы вступить в силу незамедлительно и был бы совместим с Законом об автономии Гренландии 2009 г. и конституцией Дании 1953 г.; и второй, который мог бы быть принят в случае провозглашения независимости Гренландии. Необходимость первого проекта отчасти была продиктована тем, что аналогичные конституционные проекты Фарерских островов много раз отвергались Министерством юстиции Дании как противоречащие конституции.

Такая двоякая постановка задачи, однако, вызывала множество споров, которые только усугубились после гренландских выборов в 2018 г., после которых мандат комиссии был обновлён весной 2019 г. — и перед ней теперь однозначно ставилась задача подготовки проекта конституции для независимой Гренландии. С апреля 2017 г. сменилось четыре председателя комиссии, причём последний из них, Куупик Клейст, в прошлом глава гренландского правительства и партии «Народное сообщество», а ныне руководитель Приполярного совета инуитов, продержался на своём посту всего пять месяцев — с декабря 2021 г. по апрель 2022 г. Подобные обновления и перестановки в составе комиссии происходили на регулярной основе с 2017 г., что существенно тормозило работу комиссии. В целях ее ускорения в сентябре 2021 г. даже было принято решение отказаться от активного вовлечения рядовых гренландцев в обсуждение текста будущей конституции. В конце февраля 2022 г. комиссия запросила от шести месяцев до года на завершение работы над проектом конституции, который, как ожидается, должен быть готов к концу 2022 г.

Бывший премьер-министр Дании Л. Л. Расмуссен недавно иронично сравнил отношения Дании и Гренландии «с полным интрижек браком, где один из супругов постоянно говорит о том, что у него или у неё есть планы развестись, а другой отвечает, что об этом им не стоит сейчас говорить». «Что это вообще за супружеская жизнь, если единственная тема для разговора между партнёрами — это непрекращающиеся рассуждения о том, насколько бы им было хорошо, если бы они не были вместе?», — риторически вопрошает Л. Л. Расмуссен. Тем не менее вопросы, которые глубоко укоренившиеся в гренландском обществе, касаются не того, «станет ли Гренландия независимой?», а того, как она это осуществит; не того «выйдет ли Гренландия из Содружества?», а того, когда она это сделает, и с подобными мечтами датским политикам приходится считаться.

Фарерский характер

Если после 2014 г. Дания сквозь пальцы смотрела на прибыль, которую получали Фарерские острова за счёт торговли морепродуктами с Россией, и на подписанный ими меморандум о взаимопонимании с ЕАЭС, то нынешняя медлительность фарерцев по реализации ограничительных мер на фоне отсутствия общей арктической стратегии вызывала в Копенгагене явное негодование. Тем не менее, несмотря на давление со стороны ЕС и Копенгагена, рыболовное соглашение между Россией и Фарерскими островами продолжает действовать и позволяет российским рыболовным судам беспрепятственно заходить в фарерские гавани. На морепродукты приходится 95% фарерского экспорта, где российское направление занимает примерно четверть.

В соответствии с законом, который был принят фарерским Лёгтингом 6 мая 2022 г., правительство может самостоятельно вводить ограничительные меры в отношении России. Но если такие меры затрагивают сферу рыболовства и экспорта, для их введения требуется принятие отдельного закона, иными словами — поддержка парламентского большинства, которое осознаёт, что рыба — залог экономического выживания фарерской автономии. По словам главы фарерского правительства Бардура Стейга Нильсена, «рыболовные суда, которые заходят в порты Фарерских островов, не имеют такого большого экономического значения. Но сотрудничество [c Россией] по сохранению популяции рыбы в Северной Атлантике и Баренцевом море оказывает на нас серьёзное влияние». В фарерском Лёгтинге, тем не менее, остаются незначительные силы, которые призывают Фареры подключиться к полноценному санкционному давлению на Россию, оборвав торговые связи в сфере рыболовства и запретив российским рыбакам доступ к фарерским портам, невзирая на возможный экономический ущерб.

В этой ситуации стоит отметить, что Фареры выработали собственный независимый от датского механизм введения ограничительных мер в отношении России. Несмотря на то, что Дания сохраняет основные полномочия по проведению внешней и оборонной политики в Содружестве, Фареры в этом случае сделали небольшой шаг в сторону проведения собственной дипломатии.

Содружество на распутье

При этом в общественно-политических дискуссиях проскальзывает и тезис о том, что для такой малой и ограниченной в ресурсах страны как Дания нет смысла включаться в трения между более состоятельными и крупными державами в Арктике. Так, депутат Фолькетинга от Социалистической народной партии Карстен Хёнге считает, что «у Дании нет стратегических интересов в Арктике», и что сохранение такой подвижной конструкции как Содружество Дании, Гренландии и Фарерских островов в нынешней форме продолжит приносить лишь неоправданные экономические издержки и риски. Парламентарий полагает, что назрела необходимость в обновлении Содружества, которое должно стать «более равноправным и демократичным» и будет основано на «общей истории» и «многочисленных родственных связях». Представляется, что предпосылки для подобного обновления уже частично заложены готовностью Дании и Гренландии пересмотреть болезненные страницы общей истории. К. Хёнге заканчивает тем, что Содружество должно восприниматься Данией как, в первую очередь, общее культурное наследие трёх родственных народов — датчан, гренландцев и фарерцев, но ни в коей мере не как инструмент повышения собственного статуса на международной арене. «Мы все должны проявлять гибкость и протянуть друг другу руки, чтобы крепко держаться вместе, а не отталкивать других прочь. Нужно разобраться в ошибках прошлого, выявить злоупотребления и ответственных за них, ибо я верю, что примирение — это единственно правильный путь», — пишет политик. Эти идеи созвучны идеям известного гренландского культурного и политического деятеля Аккалука Люнге (дат. Aqqaluk Lynge), который и основал правящую партию «Народное сообщество» в 1978 г. После 38-летней политической карьеры в качестве одного из ведущих лиц в рамках Приполярного совета инуитов и Постоянного форума ООН по вопросам коренных народов А. Люнге в октябре 2019 г. после нашумевшего предложения Д. Трампа о покупке Гренландии в интервью датской газете «Information» сказал, что видит «наибольшую и лучшую возможность для выживания инуитского народа в рамках Содружества с Данией». А. Люнге также отметил, что, опираясь на его опыт работы в системе ООН и взаимодействия с коренными народами в разных уголках мира, скандинавский подход к решению подобного типа конфликтов является наилучшим. «Здесь, несмотря ни на что, у нас происходит цивилизованный диалог. Мы как нация обладаем наибольшими возможными политическими полномочиями, которые вообще можно получить, не создавая собственного государства», — отметил бывший гренландский политик. Вместе с тем, по его словам, Дания должна сосредоточиться на демилитаризации острова, в том числе, освободиться и от американской радиолокационной базы «Туле», в то время как действующий премьер-министр Метте Фредериксен во время своего первого визита в Гренландию в августе 2019 г. (всего два месяца спустя после успешных для социал-демократов парламентских выборов в июне 2019 г.) подчеркнула, что «увеличение военного присутствия в Гренландии неизбежно», и решающее значение имеет стратегическое сотрудничество с американскими союзниками, в том числе в рамках Содружества.

Сейчас по аналогии с предыдущими повышениями статуса Гренландии в 1979 г. и 2009 г., по всей видимости, закладывается почва для новой вехи в отношениях Дании и Гренландии. Но для устойчивости Содружества Копенгагену необходимо не использовать его как инструмент повышения собственного статуса, а опираться на историко-культурное единство трёх отличающихся, но связанных территорий и народов.

Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 4.75)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся