Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 19, Рейтинг: 4.95)
 (19 голосов)
Поделиться статьей
Илья Крамник

Независимый военный эксперт, эксперт РСМД

Россия продолжает военное строительство в Арктике — в течение ближайших месяцев будет завершена реконструкция аэродрома Нагурское на острове Земля Александры (архипелаг Земля Франца-Иосифа). Самый северный аэродром в мире получит возможность принимать самолёты всех классов, включая сверхтяжёлые военно-транспортные Ан-124 «Руслан» и стратегические бомбардировщики Ту-160. Строительство этого и других объектов периодически упоминается в СМИ и работах экспертов как фактор роста напряжённости в Заполярье.

В Гренландии расположена авиабаза Туле. На базе находится один из ключевых элементов американской системы раннего предупреждения о ракетном нападении — радиолокационная станция AN/FPS-132, предназначенная для обнаружения летящих в сторону США межконтинентальных баллистических ракет. Это довольно уязвимый стационарный объект, реальная угроза безопасности которого неизбежно будет восприниматься как дестабилизирующий фактор.

В настоящее время Россия обладает в Заполярье значительно более развитой инфраструктурой, чем страны НАТО. Сохранение этого превосходства и получаемых от него выгод — в частности, большей степени контроля пространства региона и возможности обнаружения противника на дальних подступах — главная задача российского военного строительства в Заполярье. Но, как ни парадоксально, избыточные усилия в части наращивания возможностей базирования в Арктике могут привести к обратному результату.

Дания планирует приобрести новые американские истребители F-35. Речь идёт о 27 истребителях в модификации F-35A. В Заполярье наличие машин пятого поколения начинает играть особую роль, позволяя обеспечить высокий боевой потенциал даже относительно малыми силами. Появление этих самолетов в регионе потребует ответных действий со стороны российских военных. С учётом того, что экономика и география вряд ли позволят превзойти силы НАТО в численности, баланс придётся поддерживать за счёт качества, разместив на авиабазе Нагурское истребители Су-57.

В этом случае, Заполярье, а точнее район между Землёй Франца-Иосифа и Гренландией, может стать местом, где российские и американские истребители пятого поколения впервые встретятся друг с другом очно. Но не это будет главной проблемой.

Действительно серьёзные проблемы в Заполярье могут начаться, если Москва отправит на авиабазу Нагурское стратегические бомбардировщики Ту-160.

Сказанное не означает, что Россия не должна усиливать свои военные возможности в Заполярье, как не означает и необходимости соотносить это усиление с пожеланиями НАТО. Однако любые планы такого рода обязаны учитывать изменения, которые они повлекут в политике партнера «с той стороны доски» и то, что эти изменения могут оказаться очень труднообратимыми.

Возвращение к ситуации 1950-х и 1960-х гг., когда и СССР, и США активно разворачивали в арктическом регионе военную инфраструктуру, в том числе ударные силы, крайне невыгодно для России. Как уже было сказано, сегодня наша страна обладает наиболее развитой военной инфраструктурой в Арктике, которая в случае обострения ситуации даёт весомые преимущества, осложняя противнику ведение военных действий.

Попытка нарастить это преимущество, тем более демонстративная (с сопутствующей шумихой в СМИ) может спровоцировать НАТО начать по-крупному вкладываться в свою заполярную инфраструктуру. Учитывая экономическое превосходство стран альянса, эти вложения могут в течение 10–15 лет обернуться появлением сети военных объектов, наличие которых обессмыслит предшествующее российское военное строительство, предоставив НАТО инфраструктурные преимущества в регионе, где до того их не было.

Утешать себя тем, что любое подобное преимущество нивелируется в случае ядерной войны, вряд ли имеет смысл. В конечном счёте, военное строительство ведётся с целью предотвратить войну, тем более ядерную, а не увеличить вероятность её возникновения.


Россия продолжает военное строительство в Арктике — в течение ближайших месяцев будет завершена реконструкция аэродрома Нагурское на острове Земля Александры (архипелаг Земля Франца-Иосифа). Самый северный аэродром в мире получит возможность принимать самолёты всех классов, включая сверхтяжёлые военно-транспортные Ан-124 «Руслан» и стратегические бомбардировщики Ту-160. Строительство этого и других объектов периодически упоминается в СМИ и работах экспертов как фактор роста напряжённости в Заполярье. Чем грозит милитаризация Арктики?

Сложная география

Министерство обороны РФ
Арктическический трилистник — военная база Российской Федерации на острове Земля Александры в архипелаге Земля Франца-Иосифа, рядом с посёлком Нагурское

Если одним словом описать особенности Арктики, затрудняющие все виды деятельности в регионе, то словом этим будет «труднодоступность». Обусловлена эта труднодоступность, в первую очередь, экстремальными климатическими условиями. Из-за них освоение региона ведется только вокруг малого количества более-менее крупных населенных пунктов, к которым ведут пути с ограниченной пропускной способностью.

Основные виды транспорта в Арктике — морской и воздушный. Но морские коммуникации, даже несмотря на заметное смягчение климата в последние годы, все равно затруднены из-за ледяного покрова. Достаточно сказать, что это смягчение, хотя и заметно расширившее безледокольный период навигации, пока не привело к заметной переориентации грузопотоков мировой морской торговли на более короткий и безопасный в военно-политическом плане по сравнению с южными морями Северный морской путь (СМП). Так, в 2019 году грузооборот по Севморпути составил около 30 млн тонн. Для сравнения: через Суэцкий канал столько же грузов может пройти за неделю, а суммарный оборот грузов через канал в 2018 году вплотную приблизился к миллиарду тонн. Грузооборот Севморпути, впрочем, неизбежно будет расти в дальнейшем, учитывая расширяющееся освоение русского Севера.

Невысоким объёмам грузоперевозок соответствует также низкая плотность населения и очаговость развития региона, ведущегося вокруг редких более-менее крупных населенных пунктов. Эти же черты характерны и для военной деятельности. Типичная для центральной России ситуация, когда крупное воинское соединение, например, мотострелковая дивизия, разбросана по десяткам объектов на площади в несколько тысяч квадратных километров, в Арктике возможна только в нескольких наиболее доступных районах. Один из них — Кольский полуостров, где находится главная база Северного флота ВМФ РФ и львиная доля обеспечивающей его инфраструктуры. Отметим, что это единственный арктический регион России, главный порт которого — Мурманск — связан с центром страны железной дорогой.

Если же говорить о более труднодоступных районах на север и восток от Кольского полуострова, то строительство и содержание баз на островах Северного Ледовитого океана требует гигантских логистических усилий. Особенности навигации в Северном Ледовитом океане и полётов над ним приводят к выраженной сезонности доставки грузов, сильному усложнению (а то и полному блокированию) сообщения зимой (а иногда и летом), заставляя тщательно планировать доставку и повышая цену любой неудачи.

Шахматы в стратегической пустоте

Перечисленные особенности региона делают любое военное противостояние в Арктике похожим на шахматный эндшпиль — количество фигур на доске резко ограничено, их ходы подчиняются строго определённым правилам, а потеря любой фигуры, даже пешки, резко повышает вероятность поражения.

Staff Sgt. Alexandra M. Longfellow/U.S. Air Force
Thule Air Base

Соответственно, растёт и вес этих «фигур», и значение мест, которые они занимают на карте. Внимание российских СМИ к реконструкции аэродрома Нагурское привлекла публикация на Западе доклада Службы военной разведки Дании, где сказано, что база на острове Земля Александры, используемая российскими военными с 2014 года, будет полностью готова в 2020 году. Ещё раньше, в мае текущего года, министр обороны Дании сообщил о возможной переброске в Гренландию истребителей датских Королевских ВВС, если российские самолёты с новой базы будут приближаться к военным объектам НАТО в Гренландии.

В Гренландии расположена авиабаза Туле, и, используя шахматную метафору, — это «король». На базе находится один из ключевых элементов американской системы раннего предупреждения о ракетном нападении — радиолокационная станция AN/FPS-132, предназначенная для обнаружения летящих в сторону США межконтинентальных баллистических ракет. Это довольно уязвимый стационарный объект, реальная угроза безопасности которого неизбежно будет восприниматься как дестабилизирующий фактор.

Туле — крупная авиабаза, сообщение с которой ведётся и по морю и по воздуху. В годы холодной войны здесь некоторое время находились стратегические бомбардировщики B-52. Так что разместить на авиабазе, например, истребительную эскадрилью — не проблема. Особенно с учётом того, что снабжение этих сил, даже если формально они будут датскими, скорее всего, возьмут на себя США, как основной пользователь базы.

Датские ВВС, боевые подразделения которых насчитывают сегодня 33 истребителя F-16 [1] (почти треть из них находится на хранении) явно не относятся к числу сильнейших ни в мире, ни в НАТО. В Европе, где силы и альянса, и России насчитывают десятки эскадрилий боевых самолётов, эта цифра выглядит несущественной, однако в Арктике даже одна эскадрилья — это уже серьезно. Ещё в большей степени ее «вес» увеличивается с учётом возможных сил поддержки — а здесь возможности наращивания со стороны НАТО, опирающиеся в первую очередь на американские ресурсы, заметно выше российских.

Необходимо при этом отметить, что в настоящее время Россия обладает в Заполярье значительно более развитой инфраструктурой, чем страны НАТО. Сохранение этого превосходства и получаемых от него выгод — в частности, большей степени контроля пространства региона и возможности обнаружения противника на дальних подступах — главная задача российского военного строительства в Заполярье. Но, как ни парадоксально, избыточные усилия в части наращивания возможностей базирования в Арктике могут привести к обратному результату.

Малые силы пятого поколения

Наряду со многими другими странами-членами НАТО, Дания планирует приобрести новые американские истребители F-35. Речь идёт о 27 истребителях в модификации F-35A. Недавно этот контракт стал поводом для небольшой дипломатической перепалки. Она возникла после того, как посол США в Дании Карла Сэндз сказала, что такого количества машин недостаточно, чтобы поддерживать потенциал ВВС страны на должном уровне. По словам Сэндз, покупка большего числа истребителей необходима с учётом роли Дании (которой принадлежит Гренландия) в Арктике.

В Заполярье наличие машин пятого поколения начинает играть особую роль, позволяя обеспечить высокий боевой потенциал даже относительно малыми силами. С этой точки зрения не столь важно — будут ли в Туле размещены именно датские F-35A или однотипные машины ВВС США (или любого другого владельца этих самолётов из числа стран НАТО). Появление этих самолетов в регионе потребует ответных действий со стороны российских военных. С учётом того, что экономика и география вряд ли позволят превзойти силы НАТО в численности, баланс придётся поддерживать за счёт качества, разместив на авиабазе Нагурское истребители Су-57.

В этом случае, Заполярье, а точнее район между Землёй Франца-Иосифа и Гренландией, может стать местом, где российские и американские истребители пятого поколения впервые встретятся друг с другом очно. Но не это будет главной проблемой.

Действительно серьёзные проблемы в Заполярье могут начаться, если Москва отправит на авиабазу Нагурское стратегические бомбардировщики Ту-160, о чём уже успели сообщить некоторые российские СМИ. Беспокойство может вызвать и развёртывание там других ударных машин, включая, например, бомбардировщики Су-34.

Если смотреть на ситуацию глазами вероятного противника, то есть США и НАТО, проблема заключается в том, что из-за этих самолетов, оснащенных малозаметными крылатыми ракетами большой дальности Х-101/102, ключевой элемент американской СПРН оказывается под угрозой внезапного первого удара, не обязательно ядерного. В логике войны, вероятность которой между Россией и Соединенными Штатами сегодня принято считать возрастающей, такая атака может скрывать за собой нанесение в образовавшееся «окно» уже обезглавливающего/обезоруживающего удара по объектам непосредственно на территории США.

Более того, под такой же угрозой оказывается и станция СПРН в Файлингдейлз-Мур (Великобритания), так же находящаяся в пределах дальности полета крылатых ракет. Причём в этом случае их маршрут будет проходить не над заполненной радарами и средствами ПВО Европой, а над Северным Ледовитым океаном и Атлантикой, где вероятность их перехвата стремится к нулю. Таким образом, в глазах натовских военных аналитиков, база Нагурское, если там будут развёрнуты стратегические бомбардировщики, становится объектом, с которого ключевые системы предупреждения о ракетном нападении США могут быть атакованы, причем внезапно.

Для нашей обороноспособности Нагурское не имеет такого значения, как Туле для США: радары российской системы СПРН находятся на материке. В случае размещения там истребителей, их задачей станет защита отечественных атомных подводных ракетоносцев в заполярных водах от противолодочных самолетов НАТО. Но база ПВО, даже прикрывающая позиционный район стратегических ядерных сил, всё же оценивается в иерархии военных объектов заметно ниже, чем база СПРН. Это вносит в расстановку сил на «заполярной доске» дополнительный дисбаланс: потеря Нагурского в случае гипотетической войны с НАТО означает для России куда меньший риск, чем потеря Туле для альянса. Продолжая шахматные аналогии, на заполярной доске это риск потери пешки на проходе по сравнению с риском мата в один ход.

Поиск компромисса

Сказанное не означает, что Россия не должна усиливать свои военные возможности в Заполярье, как не означает и необходимости соотносить это усиление с пожеланиями НАТО. Однако любые планы такого рода обязаны учитывать изменения, которые они повлекут в политике партнера «с той стороны доски» и то, что эти изменения могут оказаться очень труднообратимыми.

Возвращение к ситуации 1950-х и 1960-х гг., когда и СССР, и США активно разворачивали в арктическом регионе военную инфраструктуру, в том числе ударные силы, крайне невыгодно для России. Как уже было сказано, сегодня наша страна обладает наиболее развитой военной инфраструктурой в Арктике, которая в случае обострения ситуации даёт весомые преимущества, осложняя противнику ведение военных действий.

Попытка нарастить это преимущество, тем более демонстративная (с сопутствующей шумихой в СМИ) может спровоцировать НАТО начать по-крупному вкладываться в свою заполярную инфраструктуру. Учитывая экономическое превосходство стран альянса, эти вложения могут в течение 10–15 лет обернуться появлением сети военных объектов, наличие которых обессмыслит предшествующее российское военное строительство, предоставив НАТО инфраструктурные преимущества в регионе, где до того их не было.

Утешать себя тем, что любое подобное преимущество нивелируется в случае ядерной войны, вряд ли имеет смысл. В конечном счёте, военное строительство ведётся с целью предотвратить войну, тем более ядерную, а не увеличить вероятность её возникновения.

1. Оценка бюллетеня World Air Forces 2020 от Flight International


Оценить статью
(Голосов: 19, Рейтинг: 4.95)
 (19 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся