Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Зураб Гачечиладзе

Аспирант МГИМО МИД России

Традиционно дружественные российско-южноафриканские отношения в определенном смысле подверглись испытанию после начала российской специальной военной операции. События на Украине приобрели широкое международное звучание и большое количество государств было втянуто в публичное обсуждение начавшихся боевых действий. Южная Африка, претендующая на звание лидера континента, входящая в формат БРИКС и будучи единственным африканским участником «Группы двадцати», не могла остаться в стороне и не высказать свое мнение по поводу начала операции.

Южная Африка отказалась от осуждения действий России на площадке ООН. Более того, ЮАР представила свой собственный проект резолюции по гуманитарной ситуации на Украине, в которой содержатся более умеренные формулировки в отличие от проекта, которые ранее внесли Франция и Мексика. В южноафриканской версии не возлагалась ответственность за прекращение боевых действий или осложнение гуманитарной ситуации на одну из сторон, также ничего не было сказано об агрессивных действиях России в отношении Украины.

Тем не менее стоит отметить, что, несмотря на взвешенную позицию действующего правительства ЮАР, южноафриканские СМИ выступили с резкой критикой действий России в духе общезападного мейнстрима, а посол Украины в Южной Африке несколько дней не сходила с экранов основных новостных каналов страны, получив, в сущности, неограниченный доступ для своих высказываний. Такое положение вещей неудивительно, так как СМИ в Южной Африке контролируются западными корпорациями и, учитывая этот факт, не могут выразить истинного отношения местного населения. Редкие разумные комментарии, включая выступления посла России в ЮАР, просто тонут в общей массе критических и осуждающих действия Москвы заявлений.

10 марта по инициативе южноафриканской стороны состоялся телефонный разговор между президентами России и ЮАР, в котором В. Путин помимо обсуждения тем двустороннего сотрудничества проинформировал своего коллегу о причинах и целях спецоперации и о переговорах с представителями украинских властей. Объяснения российского президента возымели эффект и нашли понимание, поскольку буквально через неделю после звонка президент ЮАР Рамафоза, выступая перед парламентом, прямо обвинил НАТО в разжигании кризиса и заявил, что будет сопротивляться призывам осудить действия России.

Вместе с тем не все политические силы в Южной Африке согласны с руководством страны. Желание правительства ЮАР остаться равноудаленным от России и Украины и отказ явно принимать одну из сторон конфликта вызывают критику внутри страны со стороны главной оппозиционной партии «Демократический альянс».

Если попытаться объяснить, почему позиция России в целом находит поддержку в Южной Африке, то можно выделить ряд причин. Во-первых, стоит отметить давнюю историю отношений двух стран. Несколько десятилетий Россия в лице СССР поддерживала большое количество освободительных движений по всему африканскому континенту, включая АНК. С момента прихода к власти в 1994 г. руководство АНК, не забыв всю ту военную, финансовую и идеологическую помощь, очень осторожно и взвешенно высказывается о политике и действиях России, особенно в тех случаях, когда они широко критикуется странами Запада. Во-вторых, учитывая примеры вторжения западных стран в Ирак, Ливию, Сирию и т.д., руководству ЮАР очевидны двойные стандарты в случае с Украиной. Более разрушительные войны, проводимые европейскими странами и США и вызвавшие целые гуманитарные катастрофы в некоторых государствах и регионах мира, не находили и не находят должного внимания в западном мире. В-третьих, многим в АНК близка антизападная риторика Москвы. В этой связи Россия представляется глобальной альтернативой Западу, в которой видят противовес американской гегемонии.

Маловероятно, что нынешнее руководство Южной Африки займет более жесткую позицию в отношении России и специальной военной операции, несмотря на то, что страна оказалась в сложном положении из-за роста цен и подвергается серьезному давлению извне со стороны ЕС и США. Не стоит также ожидать и того, что Претория полностью займет позицию Москвы. В сложившихся обстоятельствах весьма вероятно, что АНК и Рамафоза продолжат балансировать между силами внутри страны, а на международной арене не будут принимать в конфликте ничью сторону, занимая взвешенную позицию.

Традиционно дружественные российско-южноафриканские отношения в определенном смысле подверглись испытанию после начала российской специальной военной операции. События на Украине приобрели широкое международное звучание и большое количество государств было втянуто в публичное обсуждение начавшихся боевых действий. Южная Африка, претендующая на звание лидера континента, входящая в формат БРИКС и будучи единственным африканским участником «Группы двадцати», не могла остаться в стороне и не высказать свое мнение по поводу начала операции.

Официальная позиция Претории

После начала операции практически все СМИ ЮАР выступили с резкой критикой действий России в духе общезападного мейнстрима, а посол Украины в Южной Африке несколько дней не сходила с экранов основных новостных каналов страны, получив, в сущности, неограниченный доступ для своих высказываний. Такое положение вещей неудивительно, так как СМИ в Южной Африке контролируются западными корпорациями и, учитывая этот факт, не могут выразить истинного отношения местного населения. Редкие разумные комментарии, включая выступления посла России в ЮАР, просто тонут в общей массе критических и осуждающих действия Москвы заявлений. Тем не менее официальная позиция Претории не была столь однобока и однозначна.

В целом страны Африки, особенно если судить по голосованиям на Генеральной Ассамблее ООН по двум антироссийским резолюциям [1], оказались если не самыми «пророссийскими», то во всяком случае самыми нейтральными по отношению к РФ. В обоих случаях Южная Африка воздержалась от голосования и отказалась от осуждения действий России. Более того, ЮАР представила свой собственный проект резолюции по гуманитарной ситуации на Украине, в которой содержатся более умеренные формулировки в отличие от проекта, которые ранее внесли Франция и Мексика. В южноафриканской версии не возлагалась ответственность за прекращение боевых действий или осложнение гуманитарной ситуации на одну из сторон, также ничего не было сказано об агрессивных действиях России в отношении Украины. Посол Украины в Южной Африке назвала позицию ЮАР в ООН «озадачивающей и неприемлемой», заявив, что ее стране трудно взаимодействовать с Преторией по этому вопросу.

Стоит отметить, что 10 марта по инициативе южноафриканской стороны состоялся телефонный разговор между президентами России и ЮАР, в котором В. Путин помимо обсуждения тем двустороннего сотрудничества проинформировал своего коллегу о причинах и целях спецоперации и о переговорах с представителями украинских властей [2]. Объяснения российского президента возымели эффект и нашли понимание, поскольку буквально через неделю после звонка президент ЮАР Рамафоза, выступая перед парламентом, прямо обвинил НАТО в разжигании кризиса и заявил, что будет сопротивляться призывам осудить действия России. В своем выступлении он также отметил, что прямой конфронтации можно было бы избежать, если бы НАТО на протяжении многих лет прислушивалось к предупреждениям своих собственных лидеров и официальных лиц о том, что ее расширение на восток приведет к большей, а не меньшей нестабильности в регионе. В то же время Рамафоза добавил, что ЮАР не может потворствовать применению силы и нарушению международного права и выступил за скорейшее урегулирование конфликта, даже предложив свои услуги в качестве посредника. В целом выступление Рамафозы разительно отличает его от всех руководителей стран Запада, и это при том, что с Европой и США у Южной Африки гораздо более тесные торгово-экономические связи, чем с Россией [3]. Кроме того, президент ЮАР стал одним из немногих мировых лидеров, который публично выступил с обвинениями в сторону НАТО и не поддался мощному коллективному давлению стран Запада. Такое положение дел демонстрирует независимость Южной Африки в принятии внешнеполитических решений и стремление государства исходить прежде всего из собственных национальных интересов. Что интересно, ЮАР за последние годы не в первый раз так неприятно удивляет Запад своими действиями. Например, еще в феврале 2020 года только Южная Африка из всех членов Совета Безопасности ООН поддержала Россию и выступила против британского проекта резолюции, которая должна была утвердить итоги берлинской конференции по Ливии.

Взгляды других партий

Вместе с тем не все политические силы в Южной Африке согласны с руководством страны. Желание правительства ЮАР остаться равноудаленным от России и Украины и отказ явно принимать одну из сторон конфликта вызывают критику внутри страны со стороны главной оппозиционной партии «Демократический альянс». Ее представители, пользуясь большинством в кабинете министров в одной из провинций ЮАР (Западный Кейп), даже смогли принять резолюцию с поддержкой Украины и «осуждением российского вторжения». Также возглавляемое «Демократическим альянсом» правительство Западного Кейпа, выступая в поддержку киевского режима, осветило здание парламента провинции и мэрии Кейптауна цветами украинского флага. Лидер партии Стинхёйзен во время парламентских дискуссий о конфликте на Украине выступил с критикой позиций АНК. На стороне оппозиции — и южноафриканские СМИ, которые сеют в стране панику, отмечая, что в резком росте цен на товары первой необходимости и бензин виновата Россия. Новостные издания бесперебойно обвиняют Москву в сложившейся негативной экономической ситуации, навязчиво называют операцию «русско-украинской войной» и призывают правительство присоединиться к санкциям. Подобный дискурс, естественно, не способствует рациональной оценке кризиса, и правительству ЮАР приходится это учитывать. Но, если одним нейтральная позиция АНК кажется в корне неправильной и неверной, то другим партиям она кажется недостаточной. В поддержку России в полной мере высказались наиболее левые партии страны — «Южноафриканская коммунистическая партия» (ЮАКП) и «Партия борцов за экономическую свободу» (ЕФФ). Руководство ЮАКП сделало специальное заявление по ситуации на Украине, в котором отмечено, что страны НАТО систематически нарушали все договорённости в области безопасности по отношению к России, подписанные после распада СССР. Первый заместитель генерального секретаря Мапайла заявил, что осуждение России было бы необоснованным, учитывая то, как США и их союзники безнаказанно все эти годы спонсировали и вели войны в Сирии, на Ближнем Востоке и в других частях мира. Лидер ЕФФ Малема также решительно поддержал Россию в продолжающемся конфликте, отметил ту поддержку, которую оказала наша страна во время освободительной борьбы против режима апартеида и заявил, что «миру нужен новый мировой порядок и что мир устал от диктата Америки».

По поводу ситуации на Украине также высказался бывший президент ЮАР Зума [4]. Он подчеркнул, что нынешний тупик между Россией и Украиной следует рассматривать в контексте динамики баланса сил в более глобальном масштабе. По мнению Зумы, именно такие страны, как Россия и Китай, которые благодаря своей сильной политической и экономической независимости сумели защитить свои территории от стран Запада, вызывают восхищение. Дочь экс-президента Дуду Зума-Самбудла запустила хэштег #IStandWithRussia, не скрывая своей поддержки России во время специальной военной операции. На Западе попытались увидеть в этом признаки спланированной медиа компании, за которой стоят российские структуры, но вынужденно были признать с высокой долей вероятности, что дело просто в том, что «пророссийские настроения в странах Африки и Востока находят благодатную почву».

Возможна ли смена курса?

Если попытаться объяснить, почему позиция России в целом находит поддержку в Южной Африке, то можно выделить ряд причин. Во-первых, стоит отметить давнюю историю отношений двух стран. Несколько десятилетий Россия в лице СССР поддерживала большое количество освободительных движений по всему африканскому континенту, включая АНК. С момента прихода к власти в 1994 г. руководство АНК, не забыв всю ту военную, финансовую и идеологическую помощь, очень осторожно и взвешенно высказывается о политике и действиях России, особенно в тех случаях, когда они широко критикуется странами Запада. Накануне вечером, когда Россия начала спецоперацию на Украине, министр обороны ЮАР присутствовал на коктейльной вечеринке в российском посольстве, где отмечался российский День защитника Отечества. В целом, между Россией и ЮАР налажены тесные связи в военно-политической сфере. Во-вторых, учитывая примеры вторжения западных стран в Ирак, Ливию, Сирию и т.д., руководству ЮАР очевидны двойные стандарты в случае с Украиной. Более разрушительные войны, проводимые европейскими странами и США и вызвавшие целые гуманитарные катастрофы в некоторых государствах и регионах мира, не находили и не находят должного внимания в западном мире. В-третьих, многим в АНК близка антизападная риторика России. В этой связи Россия представляется глобальной альтернативой Западу, в которой видят противовес американской гегемонии.

Маловероятно, что нынешнее руководство Южной Африки займет более жесткую позицию в отношении России и специальной военной операции, несмотря на то, что страна оказалась в сложном положении из-за роста цен и подвергается серьезному давлению извне со стороны ЕС и США. Не стоит также ожидать и того, что Претория полностью займет позицию Москвы. В сложившихся обстоятельствах весьма вероятно, что АНК и Рамафоза продолжат балансировать между силами внутри страны, а на международной арене не будут принимать в конфликте ничью сторону, занимая взвешенную позицию.

1. ES-11/1 «Агрессия против Украины» от 2 марта 2022 г. и ES-11/3 «Приостановка членства Российской Федерации в Совете по правам человека» от 7 апреля 2022 г. Конечно, резолюции Генассамблеи ООН не имеют юридически обязывающей силы, однако они все же обладают определенным политическим весом и смыслом.

2. Довольно символично, что с Зеленском президент ЮАР также провёл телефонный разговор, но сделал это гораздо позже — 20 апреля.

3. Доля России во внешней торговле ЮАР не превышает и 1%, а со странами Европы этот показатель после 1994 года стабильно превышает 20%.

4. Сам президент в данный момент находится под следствием и ему предъявлены обвинения в коррупции.


(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся