Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 19, Рейтинг: 3.26)
 (19 голосов)
Поделиться статьей
Иван Лошкарёв

К.полит.н., научный сотрудник Института международных исследований, доцент кафедры политической теории МГИМО МИД России, эксперт РСМД

Проведение специальной военной операции на Украине только обострило желание западных государств и отдельных политиков как-то зафиксировать политическую лояльность Африки южнее Сахары.

В условиях глобального противостояния России и Запада борьба за симпатии африканских государств только обостряется. Западные аналитические центры уже несколько лет характеризуют самое невинное налаживание африкано-российских связей в сфере экономики, культуры, здравоохранения как серьезную угрозу для Запада. Как пишет аналитик Института Брукингса Дж. Сигл, Россия «вытесняет западное влияние и продвигает альтернативы демократии в качестве региональной нормы поведения».

Вполне естественно, что проведение специальной военной операции на Украине только обострило желание западных государств и отдельных политиков как-то зафиксировать политическую лояльность Африки южнее Сахары.

На Африканском континенте пока не сложилось антироссийского большинства, которое бы навязывало свою точку зрения на международных площадках, в различных региональных и субрегиональных объединениях. Из 49 государств Африки южнее Сахары Запад уверенно может рассчитывать на 10–15 голосов. В этот список входят два крупных государства — Нигерия и Демократическая Республика Конго. В числе колеблющихся — еще 10–15 государств (наиболее крупные — Кения, Ботсвана). Однако и в этом случае устойчивого и явно выраженного большинства все равно не получается, по крайней мере, в нынешней трактовке правил арифметики.

Задача российской дипломатии может заключаться не только в расширении группы «доброжелателей», но и в укреплении рядов «стран-молчунов». Официальной Москве вполне по силам легалистская аргументация и легитимация своих действий на основе международного права, более отчетливая демонстрация дискриминационных норм социальной и гуманитарной политики современного украинского государства. Сомневающимся африканским государствам и их элитам необходимо всячески пояснять, насколько уникален украинский кейс и почему его никак не применить к реалиям других частей Света.

Еще один способ продвигать адекватную точку зрения на события на Украине заключается в общем расширении присутствия России на континенте. От отдельных сырьевых и военно-промышленных проектов нашей стране и нашему бизнесу придется перейти к новым перспективным отраслям сотрудничества — IT-технологиям, мирному использованию космоса, энергетике и здравоохранению. Иначе вероятно постепенное размывание группы «стран-молчунов», которая обеспечивает разумный плюрализм внешнеполитических позиций и международно-правовых оценок.

В условиях глобального противостояния России и Запада борьба за симпатии африканских государств только обостряется. Западные аналитические центры уже несколько лет характеризуют самое невинное налаживание африкано-российских связей в сфере экономики, культуры, здравоохранения как серьезную угрозу для Запада. Как пишет аналитик Института Брукингса Дж. Сигл, Россия «вытесняет западное влияние и продвигает альтернативы демократии в качестве региональной нормы поведения».

Вполне естественно, что проведение специальной военной операции на Украине только обострило желание западных государств и отдельных политиков как-то зафиксировать политическую лояльность Африки южнее Сахары. В частности, в марте 2022 г. в Европарламенте выдвинули идею новой разновидности инвестиций для континента — инвестиций для противодействия экономическим циклам. А в Сенате США предложили двухпартийную резолюцию с призывом к исполнительной власти провести второй саммит США-Африка. Первый и пока единственный саммит состоялся в далеком 2014 г.

Важность Африканского континента для формирования нового и более справедливого мироустройства не вызывает сомнений. Необходимо иметь представление о специфике позиций африканских государств в отношении специальной военной операции на Украине и о возможных путях трансформации их подходов на этом направлении и по отношению к России в целом.

Три подхода к украинской проблематике

Настоящим тестом на устойчивость перед давлением коллективного Запада стали два голосования в Генеральной Ассамблее ООН. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН ES-11/1 «Агрессия против Украины» от 2 марта 2022 г. содержит крайне односторонние оценки происходящего и возлагает всю ответственность на Россию и Беларусь. Столь же значимым непропорциональным было и принятие резолюции ГА ООН ES-11/3 «Приостановка членства Российской Федерации в Совете по правам человека» от 7 апреля 2022 г.

Условно, можно разделить страны Африки южнее Сахары на три группы, исходя из высказанного ими отношения к специальной военной операции на Украине. Первая группа — «лоялисты» Запада, то есть государства, которые прямо или косвенно воспроизводят позицию Вашингтона и Брюсселя. Ярким участником этой группы можно назвать Кот-д’Ивуар. Глава МИД данного государства Кандия Камара заявил, что позиция его президента совпадает и будет совпадать с позицией ЕС по «всем резолюциям в международных организациях в отношении украинского вопроса». Вторая группа — «молчуны». Это страны, которые активно не высказывались по ситуации на Украине или преимущественно декларировали равноудаленность между Москвой и Киевом. Хрестоматийным можно считать сверхнейтральное заявление МИД Мадагаскара с призывом ко всем государствам «не принимать опрометчивых решений» и задуматься о «возможных последствиях конфликта для мировой экономики». Наконец, третью группу мы условно называем «доброжелателями» России. В этой категории оказались страны, которые не присоединились к антироссийской риторике, воздержались или проголосовали против обеих резолюций в ГА ООН. Такие государства, как Судан или Эритрея обычно призывают Россию и Украину к диалогу, решительно осуждают внешнее (в том числе, западное) вмешательство во внутренние дела государств и не высказывают односторонних оценок по текущей ситуации.

Группа поддержки Запада

Лоялизм в отношении Запада и жёсткие оценки в отношении специальной военной операции на Украине высказывают в основном государства Западной Африки. На заседании СБ ООН представитель Габона назвал международную арену джунглями, где есть место только хищникам и жертвам, и призвал изменить такое положение дел. Глава МИД Ганы Ширли Айкор Ботчвей охарактеризовала действия России как «неспровоцированное вторжение». Подобная однобокая линия закреплена и на уровне региональной интеграционной группировки — Экономического сообщества стран Западной Африки. Уже 27 февраля этого года ЭКОВАС выступило с коротким и недвусмысленным осуждением «вторжения» России на Украину и призвало к поиску «интересов мира в регионе».

Именно страны Западной Африки преобладают и в числе соавторов резолюции «Агрессия против Украины» (Гана, Гамбия, Нигер, Либерия). Также соавторами данной резолюции выступили Ботсвана, ДРК и Малави. Однако в списке соавторов по резолюции ГА ООН ES-11/3 из африканских государств осталась только Либерия.

Безусловно, среди «лоялистов» Запада оказались не только западноафриканские страны. За обе антироссийские резолюции также голосовали такие государства, как ДРК, Маврикий, Малави, Сейшельские острова и Чад. Хотя мотивация и степень открытости к диалогу с Россией у этих государств разная, их объединяет большая зависимость от европейского капитала (прежде всего банковского). Интересно, что мартовская резолюция ГА ООН собрала 24 голоса африканских государств, а апрельская — лишь 9. Это говорит о том, что поддержка антироссийской риторики нуждается в постоянной подпитке со стороны западной дипломатии и не отражает глубинные внешнеполитические представления африканских государств (за исключением, пожалуй, Либерии и Маврикия). В целом группа западных «лоялистов» насчитывает 10–15 государств и может вырасти из-за усиливающегося давления бывших метрополий и Вашингтона.

«Молчуны»: акцент на правовых аспектах

В группу «молчунов» входят 15–20 государств, включая ряд региональных лидеров, — ЮАР, Эфиопию, Танзанию, Анголу. Позиция данных государств наиболее полно нашла отражение в проекте резолюции ГА ООН, который в марте предлагала ЮАР. В этом документе делался акцент на координирующей роли ООН в разрешении конфликта, предоставлении гуманитарной помощи и защите гражданского населения. Косвенно данный проект резолюции осуждал тактику Вооруженных Сил Украины по переносу оборонительных боев в городские жилые массивы и намеренное размывание опознавательных границ между комбантами и некомбатантами.

В позиции «молчунов» есть важный аспект, связанный с гуманитарными соображениями. Такие государства обычно заботятся о судьбе своих граждан, находящихся около или непосредственно в зоне боевых действий. Обычно речь идет о студентах или тех, кто после учебы остался жить на Украине. Немногочисленные публичные заявления «стран-молчунов» подчеркивают недопустимость избирательной эвакуации, создания искусственных препятствий для выезда иностранных граждан. В частности, министр иностранных дел Того Роберт Дьюси напрямую отождествил препоны для эвакуации африканцев с расизмом.

В то же время, группу «молчунов» волнует проблема территориальной целостности, столь актуальная для Африканского континента. Со времен Каирской декларации 1964 г. в Африке существует норма, что все государства континента сохраняют те границы, которые они имели на момент получения независимости. И проведение специальной военной операции на Украине рассматривается именно с этой формальной точки зрения, без учета идеологических и военно-политических причин операции. В логике «стран-молчунов», изменение или оспаривание границ в одном регионе может дать стимул другим государствам творчески переработать и использовать этот опыт в остальной части мира.

В отличие от группы западных «лоялистов», «страны-молчуны» не имеют четкой географической привязки. С большими оговорками, концентрация «молчунов» несколько выше в Южной и Восточной Африке, чем в остальных частях континента.

Доброжелатели России: «это спор славян между собою»

Отказ от антироссийской риторики и призывы не усугублять ситуацию за счет внешней поддержки одной из сторон конфликта в той или иной мере поддерживают 6–8 государств Африки. Вероятно, часть этих государств ориентируется на сводки из официального Пекина и пытается следовать китайской внешнеполитической линии (Зимбабве, Республика Конго, Эритрея). Однако в отдельных случаях сказывается и набирающее обороты политическое присутствие России в «странах-доброжелателях» (Судан, ЦАР, Мали).

Москва не требует от стран в точности воспроизводить свою политическую и юридическую оценку ситуации на Украине. Поэтому позиция африканской группы «доброжелателей» сводится к тому, что вмешательство внешних сил в ситуацию на Украине в момент проведения специальной военной операции не будет способствовать урегулированию конфликта. Вместе с тем часть государств использует слова «война» и «вооруженный конфликт», не придерживаясь официальной российской терминологии.

Дмитрий Тарасенко, Александра Фокина:
Зачем России Африка и с чем «ходить гулять»?

Наглядный пример такой позиции — в заявлении МИД Республики Зимбабве от 2 марта. Документ приводит следующие аргументы. Во-первых, ситуация на Украине сложная и не приемлет простых решений. Во-вторых, предлагаемые на уровне ООН документы не способствуют снижению напряженности и не решают накопившиеся проблемы. Наконец, в-третьих, применение санкций, помимо очевидного противоречия международному праву, не может иметь положительных последствий, поскольку санкции ведут только к страданиям обычных людей и гуманитарным проблемам.

При этом важно понимать, что некоторые участники данной группы также серьезно зависят от западных инвестиций (Республика Конго, Судан). Поэтому переоценивать устойчивость данной группы не стоит. В то же время возникает эффект географического «перелива», поскольку «страны-доброжелатели» главным образом сосредоточены в регионе Сахеля. А это означает возможное расширение этой группы стран за счет бывших французских колоний в Центральной и Западной Африке, в которых растет недовольство неравноценными и неуважительными отношениями с бывшей метрополией и с Западом в целом.

Возможная реакция России

Позитивный вывод для Москвы заключается в том, что на Африканском континенте пока не сложилось антироссийского большинства, которое бы навязывало свою точку зрения на международных площадках, в различных региональных и субрегиональных объединениях. Из 49 государств Африки южнее Сахары Запад уверенно может рассчитывать на 10–15 голосов. В этот список входят два крупных государства — Нигерия и Демократическая Республика Конго. В числе колеблющихся — еще 10–15 государств (наиболее крупные — Кения, Ботсвана). Однако и в этом случае устойчивого и явно выраженного большинства все равно не получается, по крайней мере, в нынешней трактовке правил арифметики.

Задача российской дипломатии может заключаться не только в расширении группы «доброжелателей», но и в укреплении рядов «стран-молчунов». Официальной Москве вполне по силам легалистская аргументация и легитимация своих действий на основе международного права, более отчетливая демонстрация дискриминационных норм социальной и гуманитарной политики современного украинского государства. Сомневающимся африканским государствам и их элитам необходимо всячески пояснять, насколько уникален украинский кейс и почему его никак не применить к реалиям других частей Света.

Еще один способ продвигать адекватную точку зрения на события на Украине заключается в общем расширении присутствия России на континенте. От отдельных сырьевых и военно-промышленных проектов нашей стране и нашему бизнесу придется перейти к новым перспективным отраслям сотрудничества — IT-технологиям, мирному использованию космоса, энергетике и здравоохранению. Иначе, вероятно постепенное размывание группы «стран-молчунов», которая обеспечивает разумный плюрализм внешнеполитических позиций и международно-правовых оценок.

Автор благодарит стажера африканского сектора Института международных исследований МГИМО МИД России Д.В. Казаковского за помощь в сборе материалов.


Оценить статью
(Голосов: 19, Рейтинг: 3.26)
 (19 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся