Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 16, Рейтинг: 4.44)
 (16 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Чихачев

Аспирант СПбГУ, эксперт РСМД

Очередные выборы в Европейский парламент, которые пройдут в странах ЕС с 23 по 26 мая, приобретают особенное значение в случае Франции. Волей электорального календаря это голосование оказывается первой возможностью для граждан, после президентской и парламентской кампаний 2017 г., высказаться по поводу курса действующей власти, используя бюллетени, а не бутылки с зажигательной смесью. Со всей четкостью в Пятой Республике обозначилась реальность лобового столкновения двух разнонаправленных сил, которые, скорее всего, разыграют лидерство между собой: еврооптимистов из движения «Вперед, Республика!» и евроскептиков из «Национального объединения». Параллельно пытаются найти свое место и другие партии, как претендующие на относительно заметное представительство в Европарламенте («Республиканцы», «Непокоренная Франция»), так и решающие более локальные задачи (социалисты, коммунисты, «Вставай, Франция!» и др.).

Выборы в Европарламент все же имеют свою специфику — они не так интересны населению, на них более активны радикалы с обоих флангов, крупные партии не всегда вводят в бой основные силы. В свою очередь, когда начнутся «домашние» кампании с сугубо французской тематикой (например, муниципальные выборы 2020 г.), общая картина может оказаться несколько иной, и, вероятно, мы увидим если не новых фаворитов, то хотя бы другое процентное соотношение между основными игроками. Однако кто именно окажется на победной волне, будет решаться сейчас, в мае 2019 г.


Очередные выборы в Европейский парламент, которые пройдут в странах ЕС с 23 по 26 мая, приобретают особенное значение в случае Франции. Волей электорального календаря это голосование оказывается первой возможностью для граждан, после президентской и парламентской кампаний 2017 г., высказаться по поводу курса действующей власти, используя бюллетени, а не бутылки с зажигательной смесью. Со всей четкостью в Пятой Республике обозначилась реальность лобового столкновения двух разнонаправленных сил, которые, скорее всего, разыграют лидерство между собой: еврооптимистов из движения «Вперед, Республика!» и евроскептиков из «Национального объединения». Параллельно пытаются найти свое место и другие партии, как претендующие на относительно заметное представительство в Европарламенте («Республиканцы», «Непокоренная Франция»), так и решающие более локальные задачи (социалисты, коммунисты, «Вставай, Франция!» и др.).

В настоящей статье анализируется состояние дел во французской политике накануне европейских выборов — каких результатов рассчитывают добиться основные силы, за счет каких факторов и программных акцентов. В первую очередь речь пойдет о президенте Эммануэле Макроне и его движении «Вперед, Республика!»; затем об их главном оппоненте, «Национальном объединении» Марин Ле Пен; далее — о некоторых других партиях и лидерах. В завершение обозначены основные варианты исхода кампании и те тенденции политической жизни Франции, которые прослеживаются на текущий момент.

«Вперед, Республика!»: навстречу Ренессансу

Андрей Кортунов:
Непредвиденная Европа

Наиболее очевидная задача, стоящая перед Э. Макроном и его движением на этих выборах, — защитить ту проевропейскую повестку, которую глава государства настойчиво продвигал с самого начала своего мандата. Защитить, в первую очередь, от «националистов», против которых он откровенно обещает использовать «всю свою энергию». К настоящему моменту президент инвестировал столько политического капитала в строительство единой Европы, что сейчас ему необходима только победа, легитимирующая все принятые решения. Как нетрудно догадаться, программа пропрезидентского движения «Вперед, Республика!» близко воспроизводит те идеи, которые Э. Макрон мог затрагивать в своих многочисленных выступлениях на европейскую тематику. Речь идет об ускоренном появлении единой армии, формировании общего бюджета еврозоны; обложении специальным налогом американских цифровых гигантов, отказе от политики свободной торговли со странами, не придерживающимися Парижского соглашения по климату, и т.д. Естественно, неслучайно сформулирован и лозунг кампании — «Европейский Ренессанс», это прямая отсылка к мартовскому обращению Э. Макрона к гражданам европейских государств, в котором он использовал это словосочетание. Выбор в качестве первого номера избирательного списка Натали Луазо, министра по европейским делам в правительстве Эдуара Филиппа, тоже наглядно подчеркивает связь с официальной линией действующего руководства страны.

Более масштабная цель Э. Макрона и движения «Вперед, Республика!» — попытаться повторить на европейском уровне то, что им удалось сделать два года назад во Франции, то есть резко изменить в свою пользу всю партийную систему ЕС, прекратив доминирование право- и левоцентристов. Для этого необходимо, в идеале, создать некую новую группу в Европарламенте или присоединиться к уже существующей и приобрести в ней решающее влияние (наиболее очевидный вариант — «Альянс либералов и демократов за Европу», но с ним есть свои трения). Нужны и единомышленники из других стран — таковые в принципе уже обозначились («Граждане» в Испании, «Весна» в Польше и др.), но вот шанс на то, что все они синхронно одержат победы у себя дома, крайне низок.

Кроме европейских перспектив, нынешняя кампания важна для Э. Макрона и с внутрифранцузской точки зрения, учитывая тот фон, на котором идет предвыборная борьба. В стране продолжаются, пусть и в меньших масштабах, протестные выступления «желтых жилетов»; идут ожесточенные споры по поводу различных реформ, предлагаемых правительством; недавно добавилась еще и общенациональная трагедия с собором Парижской Богоматери. Личный рейтинг президента в последние месяцы нельзя назвать высоким (колеблется вокруг 30%), а любой шаг первого лица изучается комментаторами под микроскопом. По разным причинам Э. Макрона уже оставили многие министры и советники, с которыми он начинал свое президентство. В таких обстоятельствах власть и лично президент должны продемонстрировать, что они умеют держать удар и способны в нужный момент консолидироваться, чему победа на евровыборах была бы весьма своевременным подтверждением. По всей видимости, в команде Э. Макрона очень внимательно изучили опыт кампании 2009 г., когда президент Николя Саркози, несмотря на непростую социально-экономическую обстановку, включился в агитацию за свою партию и помог ей добиться победы. Видимо, на похожий сценарий надеются и в нынешнем руководстве страны, выстраивая ассоциативный ряд «партия = президент». Сама за себя говорит одна из последних предвыборных афиш макронистов: крупный портрет главы государства, под ним размещен лозунг и, только мелким шрифтом, название движения.

Предполагаемый результат «Вперед, Республика!» и их младших партнеров (с которыми макронисты идут единым списком) — от 21,5 (опрос Ipsos 5 мая) до 23 (Ifop, 7–10 мая), возможно, 24 (OpinionWay/Tilder, 2 мая) процентных пунктов.

«Национальное объединение»: за Европу наций

Для «Национального объединения» (бывшего «Национального фронта») европейские выборы всегда были одной из главных точек приложения собственных усилий, уступающей по значимости разве что президентской гонке. Благодаря пропорциональной избирательной системе партии здесь гораздо легче добиться заметного успеха — ее уровня поддержки хватает не на считанное количество мандатов, как в период парламентских выборов во Франции, а на целую группу депутатских мест. В 2014 г. «Национальный фронт» уже занимал лидирующие позиции (24,8%, 24 депутата), и пять лет спустя руководство партии рассчитывает повторить этот успех. Это особенно важно сейчас, после неудачно проведенного второго тура президентских выборов 2017 г., когда могло показаться, что крайне правые уже достигли своего «потолка» и теперь будут откатываться назад.

Хотя Э. Макрон последовательно демонизирует своих оппонентов, представляя их в качестве абсолютного зла и именуя «проказой», программа «Национального объединения» отнюдь не так радикальна, какой она могла быть раньше. Например, в ней больше не найти громких призывов к выходу из Евросоюза (т.н. Frexit’у) и полному отказу от единой валюты. Вместо этого партия предлагает просто иначе расставить акценты внутри ЕС: повысить в нем роль государств, отдать приоритет национальному, а не общему европейскому суверенитету. Сегодня крайне правые, хочет показать М. Ле Пен, не противостоят европейской идее в принципе — только тем формам, в которых она реализуется и которых предлагает придерживаться Э. Макрон. Возможно, самые жесткие из имеющихся теперь предложений партии — это упразднение Еврокомиссии (и передача права законодательной инициативы Совету министров ЕС), а также восстановление пограничного контроля между странами Шенгенской зоны.

Важный симптом, говорящий о намерении «Национального объединения» приобрести более «удобоваримый» для умеренного избирателя вид, — партийный список возглавило новое лицо, 23-летний Жордан Барделла. Делая подобную ставку, крайне правые рассчитывают продемонстрировать, особенно молодежи, что за обновлением политики совсем не обязательно идти сразу к Э. Макрону — у них тоже есть разнообразие, кто-то еще, кроме семьи Ле Пен. Это представитель нового поколения партии, которое в перспективе должно окончательно избавить ее от негативного шлейфа и превратить в «нормального» участника политической жизни. Но пока этот процесс все равно идет под чутким руководством нынешнего лидера — М. Ле Пен постоянно сопровождает Ж. Барделла на митингах и афишах, да и сам он особо не скрывает, что является ее креатурой. Здесь важно добавить, что глава «Национального объединения» пошла на этот кадровый ход во многом вынужденно, ведь по закону от 2014 г., совмещение мандатов разных уровней в одних руках запрещено. Являясь с 2017 г. депутатом Национального собрания, М. Ле Пен делает выбор в пользу парламентской работы в собственной стране, а на нынешних евровыборах идет в списке под далеким 78-м номером, до которого распределение мест точно не дойдет.

Что касается поиска союзников в Европе, то в этом плане «Национальное объединение» учло ошибку 2014 г., когда ему пришлось формировать фракцию постфактум, по крупицам отыскивая единомышленников уже в стенах Европарламента. В этот раз значительная часть переговорной работы была проделана заранее — в апреле 2019 г. была создана коалиция «Европейский альянс народов и наций», на основе которой «Национальное объединение» должно без проволочек создать крупную политическую группу вместе с «Лигой», «Альтернативой для Германии», Австрийской партией свободы, «Истинными финнами» и др. Правда, у истоков этого образования (совсем не гомогенного изнутри) стоял, скорее, итальянский вице-премьер М. Сальвини, чем Ж. Барделла или М. Ле Пен, поэтому в данный момент именно он пользуется статусом неформального лидера. Тем не менее у французских крайне правых наверняка будет одна из самых больших делегаций среди всех евроскептических партий, поэтому они все равно останутся в центре всех комбинаций на этом фланге политического спектра.

Ориентировочный коридор, в котором может оказаться результат «Национального объединения», — от 21% (центр BVA, 30 апреля – 2 мая) до 24% (OpinionWay, 4–6 мая).

Остальные партии: вопрос выживания?

Помимо двух явных фаворитов, другие партии тоже решают на этих выборах свои задачи, которые сводятся примерно к одним и тем же общим моментам: 1) напомнить о себе; 2) провести хотя бы несколько депутатов в Европарламент и, по возможности, обновить собственные кадры; 3) получить право на компенсацию предвыборных затрат из госбюджета.

Например, «Республиканцы» используют эту кампанию, чтобы показать, что они еще не сошли с политической арены, несмотря на болезненные поражения 2017 г. Электоральная база этой силы существенно сократилась с уходом большей части центристов к Э. Макрону, а справа уже не первый год чувствуется конкуренция со стороны «Национального объединения». Однако какая-то ниша еще осталась — опросы дают от 11% до 14%; в самой партии нацеливаются преодолеть планку в 15%. В прежние времена такие цифры трактовали бы как провал, но думается, что в нынешних обстоятельствах третье место является еще вполне разумным ориентиром. Нынешний глава «Республиканцев» Лоран Вокье тоже предпочел участвовать в выборах не самостоятельно, а через свежее лицо — 33-летнего эссеиста и преподавателя Франсуа-Ксавье Беллами. Тот попытался разыграть карту защитника «европейской цивилизации» и умеренного критика ЕС, представляющего некий третий путь между макронистами и лепенистами.

Для крайне левой «Непокоренной Франции» ситуация отчасти напоминает ту, в которой находится «Национальное объединение»: лидер партии Ж.-Л. Меланшон, будучи депутатом французского парламента, не претендует на мандат в Европе, как и М. Ле Пен. Здесь также делается ставка на новичка — 29-летнюю Манон Обри, в прошлом активистку неправительственных организаций. Ее главная задача состоит в том, чтобы превзойти партийный результат пятилетней давности (6,6%, четыре мандата). Судя по опросам, это вполне реально; более того, прогнозируемый сейчас показатель (порядка 10%) позволит при удачном развитии событий почти догнать «Республиканцев» на третьей строчке. Программа крайне левых развивает президентский проект Ж.-Л. Меланшона 2017 г., поскольку в ней тоже есть идея о «народном суверенитете», намерение покончить с бюджетным «диктатом» Брюсселя, стремление повысить социальные и экологические стандарты по всей Европе и т.п. Определена позиция и по России — «Непокоренная Франция» предлагает развивать с Москвой стратегическое партнерство и отклонять любые оборонные инициативы по линии ЕС и НАТО, направленные на Восток.

Европарламент все же имеют свою специфику — они не так интересны населению, на них более активны радикалы с обоих флангов, крупные партии не всегда вводят в бой основные силы

Партия «Европа Экология Зеленые» в последние годы практически исчезла с французской политической сцены. К концу президентства Франсуа Олланда «зеленые» погрузились во внутренние раздоры, на выборах 2017 г. не имели собственного представителя, присоединившись к Бенуа Амону. Следовательно, европейские выборы становятся для них шансом вернуться в реальную борьбу, тем более что в распоряжении партии, похоже, есть более-менее приемлемые 7–8% поддержки. Такой результат должен сохранить за «зелеными» несколько депутатских мандатов, в том числе для несостоявшегося кандидата в президенты Янника Жадо.

С позиций социалистов существующий расклад близок к катастрофическому. Фактически не сумев самостоятельно найти лидера и сформировать избирательный список, они были вынуждены обратиться за помощью к небольшому левому движению под названием «Общественное место». Именно его глава, журналист Рафаэль Глюксманн, в итоге ведет за собой эту ситуативную коалицию, которая может не преодолеть проходной барьер в 5% (возможный результат по недавним исследованиям — 4,5%). Свободное падение Социалистической партии пока продолжается, и если она впервые в истории не попадет в Европарламент, то, скорее всего, можно будет подтвердить кончину организации в нынешнем виде.

Более мелкие силы (справа — «Вставай, Франция!», «Патриоты»; слева — «Поколения», Коммунистическая партия и др.) тоже ориентируются либо на проходной барьер, либо на еще более низкую планку — 3%, при пересечении которой французское государство компенсирует часть затрат на избирательную кампанию. Ведь финансовый аспект, естественно, имеет существенное значение для малых партий с точки зрения борьбы за выживание. До 2014 г. включительно аутсайдерам лучше подходила и избирательная система, действовавшая на европейских выборах конкретно во Франции. Вся французская квота мандатов распределялась на восемь избирательных округов, и теоретически можно было заполучить несколько мест в Европарламенте за счет популярности в конкретном регионе. На этот раз такая схема не применяется, и мелкие партии вынуждены равномерно вести кампанию по всей стране, что могут себе позволить далеко не все.

Следует также отметить, что в предстоящих выборах участвуют «желтые жилеты». Со стороны уличного движения подано сразу три избирательных списка, но ни один из них, скорее всего, не проведет своих представителей в Европарламент, ведь на практике они будут отбирать один и тот же протестный электорат друг у друга. Многие из тех избирателей, которые ранее могли симпатизировать «жилетам», уже определились в своих предпочтениях в пользу других партий. Сами списки возникли очень поздно, только к маю, когда не оставалось времени ни на проведение полноценной кампании, ни на выработку какой-то связной программы.

Варианты и тенденции

Если расчеты социологов адекватно отражают предвыборный баланс сил, а в последние дни перед голосованием не произойдет чьего-либо резкого взлета или падения (фактор неожиданности исключать нельзя), то европейская кампания во Франции может закончиться по одному из двух сценариев.

Первый — победа движения «Вперед, Республика!». Э. Макрон сразу же преподнесет успех своих сторонников как решающую победу над популизмом, доказывающую правильность проводимого курса. В Брюсселе президент будет позиционировать себя в качестве главного триумфатора над евроскептиками и еще настойчивее продвигать свои интеграционные предложения.

Второй — победа «Национального объединения». Как и в 2014 г., М. Ле Пен громогласно объявит свою организацию «первой партией Франции». По меньшей мере, крайне правые получат веское основание называть себя главными оппонентами действующей власти. Э. Макрон будет менее уверенно действовать на уровне ЕС и, возможно, подвергнет переработке свой проект для единой Европы, расставив в нем более «французские» акценты. Хотя здесь возможна и обратная реакция — президент все равно продолжит свой европеистский курс «назло» победившим популистам.

Интрига состоит в том, что большого разрыва между фаворитами сейчас нет, поэтому маятник может с одинаковой степенью вероятности качнуться как в ту, так и в другую сторону. Соответственно, исход кампании зависит от малейших колебаний в процентах поддержки, что свидетельствует о следующих тенденциях.

Политическое пространство Пятой Республики остается раздробленным. Ни одна сила, по всей видимости, не дотягивается до 30%, лишь две преодолевают планку в 20%. Более трети всех голосов могут распределиться между многочисленными мелкими политическими образованиями, из которых в лучшем случае несколько едва-едва преодолеют избирательный порог. Президентское движение «Вперед, Республика!» пока явно не превратилось в гегемона, выстраивающего вокруг себя всю партийную систему.

В скобках стоит заметить, что, тем не менее, у макронистов, как и у «Национального объединения», на этих выборах пока самый дисциплинированный электорат. По данным Французского института общественного мнения (IFOP), по 80% сторонников обеих партий уже определились со своим выбором, тогда как у других сил этот показатель не превышает 65% (данные на 10 мая). В условиях низкой явки на европейских выборах (в 2014 г. — 42%, в 2019 г. ожидается примерно столько же) умение мобилизовать своих избирателей, без сомнения, является сильным козырем, во многом и обеспечивающим лидерские позиции.

Общая последовательность политических сил Франции не слишком сильно изменилась с весны–лета 2017 г. Центристы и крайне правые держатся впереди, за ними идут «Республиканцы», крайне левые и все остальные. Напомним, что в таком же порядке распределились места в первом туре президентских выборов между Э. Макроном, М. Ле Пен, Ф. Фийоном и Ж.-Л. Меланшоном, хотя последние двое собрали существенно больше голосов (20% и 19,5% соответственно), чем их партии, похоже, получат сейчас. Можно ли разглядеть в такой системе тренд на бипартийность или, наоборот, многопартийность — вопрос открытый. Пока, скорее, это некий спонтанный формат «2+2», где участники каждой пары легко могут поменяться местами.

Ход дальнейшей политической борьбы трудно поддается прогнозированию. Выборы в Европарламент все же имеют свою специфику — они не так интересны населению, на них более активны радикалы с обоих флангов, крупные партии не всегда вводят в бой основные силы. В свою очередь, когда начнутся «домашние» кампании с сугубо французской тематикой (например, муниципальные выборы 2020 г.), общая картина может оказаться несколько иной, и, вероятно, мы увидим если не новых фаворитов, то хотя бы другое процентное соотношение между основными игроками. Однако кто именно окажется на победной волне, будет решаться сейчас, в мае 2019 г.

Оценить статью
(Голосов: 16, Рейтинг: 4.44)
 (16 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся