Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 31, Рейтинг: 4.74)
 (31 голос)
Поделиться статьей
Игорь Иванов

Президент РСМД, министр иностранных дел России (1998–2004 гг.), профессор МГИМО МИД России, член-корреспондент РАН, член РСМД

Президентские выборы в Соединенных Штатах пройдут 3 ноября. Это событие находится в центре внимания не только в самих Соединенных Штатах, но и повсюду в мире. Кто бы что ни говорил о «закате Америки», США по-прежнему остаются ведущей мировой державой, от политики которой во многом, а порой и в решающей степени, зависят и международная безопасность, и глобальная экономика, и положение дел во многих других жизненно важных для всего человечества областях.

Как обычно бывает в таких случаях, многочисленные эксперты, аналитики и политические ясновидцы пытаются предсказать — кто же победит на выборах 3 ноября и кто в ближайшие четыре года будет править Америкой из Овального зала Белого дома: республиканец, нынешний президент Д. Трамп или же демократ, бывший вице-президент Дж. Байден. Даже сейчас, когда избирательная кампания уже вышла на финишную прямую, мало кто готов с уверенностью определить победителя.

Кипит дискуссия по этому поводу и в России. Связано это, разумеется, не с желанием каким-то образом повлиять на итоги выборов — такие фантазии могут рождаться только в головах у людей с больным воображением. Но в нашей стране есть понимание того, что с Соединенными Штатами нам и дальше придется так или иначе иметь дело, причем не по каким-то частным вопросам, а по всем ключевым проблемам внешней, да и внутренней политики России.

Безотносительно к тому, какая конкретно партия будет хозяйничать в Белом доме и доминировать на Капитолийском холме, надо быть готовыми к тому, что отношения между Россией и США в ближайшие годы останутся преимущественно отношениями конфронтации и соперничества и лишь в незначительной мере — отношениями взаимовыгодного сотрудничества. А следовательно, задача следующих четырех лет для российской дипломатии на американском направлении будет сводиться главным образом к снижению рисков и издержек, связанных с этой конфронтацией и соперничеством. Решение этой, казалось бы, скромной задачи потребует от Москвы предельной собранности, внимательности и гибкости. Ставки в этой игре слишком высоки, чтобы поддаваться на провокации и давать волю эмоциям в ущерб стратегическим интересам.


Президентские выборы в Соединенных Штатах пройдут 3 ноября. Это событие находится в центре внимания не только в самих Соединенных Штатах, но и повсюду в мире. Кто бы что ни говорил о «закате Америки», США по-прежнему остаются ведущей мировой державой, от политики которой во многом, а порой и в решающей степени, зависят и международная безопасность, и глобальная экономика, и положение дел во многих других жизненно важных для всего человечества областях.

Как обычно бывает в таких случаях, многочисленные эксперты, аналитики и политические ясновидцы пытаются предсказать — кто же победит на выборах 3 ноября и кто в ближайшие четыре года будет править Америкой из Овального зала Белого дома: республиканец, нынешний президент Д. Трамп или же демократ, бывший вице-президент Дж. Байден. Даже сейчас, когда избирательная кампания уже вышла на финишную прямую, мало кто готов с уверенностью определить победителя.

Кипит дискуссия по этому поводу и в России. Связано это, разумеется, не с желанием каким-то образом повлиять на итоги выборов — такие фантазии могут рождаться только в головах у людей с больным воображением. Но в нашей стране есть понимание того, что с Соединенными Штатами нам и дальше придется так или иначе иметь дело, причем не по каким-то частным вопросам, а по всем ключевым проблемам внешней, да и внутренней политики России.

Судя по некоторым высказываниям официальных представителей, в Москве просматриваются определенные надежды на то, что Д. Трамп все же сохранит свой пост и с ним наконец-то удастся о чем-то договориться. А вот к демократам в лице Дж. Байдена отношение в России, мягко говоря, настороженное: от них ждут, скорее, новых неприятностей, чем новых возможностей. Да и в самих Соединенных Штатах многие полагают, что Кремль делает однозначную ставку на победу Д. Трампа. В американских средствах массовой информации нынешний президент США преподносится чуть ли не как друг президента России. И не только друг, но и последовательный лоббист российских интересов. А Дж. Байден вообще умудрился публично окрестить Д. Трампа «щенком Путина». Беспрецедентная дипломатическая война превратила российское посольство в Вашингтоне в подобие осажденной крепости.

Выгодна ли Москве победа нынешнего президента? Трамп действительно многократно высказывался с нескрываемой симпатией в отношении российского лидера, как, собственно, и в отношении лидеров Китая или даже Северной Кореи. Одновременно Д. Трамп не скупился на острую и даже эпатажную критику в адрес почти всех союзников США, Европейского союза и даже НАТО, не забывая при этом последовательно наращивать американский вклад в Североатлантический альянс, включая и его восточный фланг. Д. Трамп нанес немалый ущерб единству Запада, хотя возлагать на него ответственность за все трансатлантические проблемы было бы как минимум не совсем справедливым.

Но изменились ли за последние четыре года в лучшую сторону отношения между Россией и США? К сожалению, на этот вопрос приходится давать отрицательный ответ. За эти четыре года в отношении Москвы вводились новые и новые экономические санкции по всем возможным поводам — от Украины до Сирии, от химического оружия до энергетического сотрудничества России и Германии. Против России продолжалась начатая еще при президенте Б. Обаме беспрецедентная дипломатическая война, превратившая российское посольство в Вашингтоне в подобие осажденной крепости. Администрация Д. Трампа вела политику жесткого и последовательного вытеснения Москвы с ее традиционных рынков вооружений. Произошло резкое усиление давления США на стратегических партнеров Москвы — от Ирана и Сирии до Кубы и Венесуэлы.

Могут сказать: сам-то Д. Трамп очень хотел наладить диалог с Россией, но ему просто не дали этого сделать. Не дали сенаторы и конгрессмены на Капитолийском холме. Не дали политические оппоненты в Демократической партии. Не дали чиновники в его собственной администрации, фактически саботировавшие любые, даже самые скромные попытки как-то договориться с Кремлем. Иными словами, Дональд Трамп хотел как лучше, а получилось как всегда.

Такая логика поклонников Д. Трампа в России и в США не вполне убедительна. Хотя бы потому, что далеко не во всех случаях Дональд Трамп действительно «хотел как лучше». Очень часто он, выражаясь фигурально, «бежал впереди паровоза» и становился не столько неохотным исполнителем чужих деструктивных решений, сколько их активным инициатором. Например, именно в Белом доме, а отнюдь не на Капитолийском холме созрела безумная идея полностью разрушить всю систему двустороннего российско-американского контроля над стратегическими вооружениями. Именно Д. Трамп как верховный главнокомандующий дважды принимал решения о нанесении ракетных ударов по военной инфраструктуре Сирии. И список таких «инициатив» Белого дома можно продолжить почти до бесконечности.

Кроме того, в политике сами по себе желания или внутренние установки тех или иных лидеров мало что значат. Политика, как хорошо известно, — искусство возможного. Ценность имеет способность лидеров достигать поставленных ими целей. Не так уж важно, как Дональд Трамп относится к Владимиру Путину. Гораздо важнее то, что за время его президентства российско-американские отношения не стали лучше ни в одном из своих измерений. Напротив, на протяжении всех четырех лет продолжалось быстрое ухудшение отношений по всем направлениям. И конца этому ухудшению, к сожалению, пока не видно.

Опыт администрации Д. Трампа подтверждает, что только сильный американский президент, опирающийся на широкую и устойчивую внутреннюю поддержку, способен направить отношения между Вашингтоном и Москвой в конструктивное русло. Дональд Трамп оказался в общем-то слабым президентом, не имеющим ни собственной программы, ни устойчивой поддержки в обществе, а американская элита все эти три с половиной года оставалась расколотой. Причем основная часть американской элиты оказалась не на стороне Трампа. На этом фоне отношения с Россией превратились в разменную монету, стали предметом спекуляций, а не серьезной взвешенной политики.

Значит ли это, что России выгодна победа Дж. Байдена? Совсем не обязательно. Ведь политический и, говоря шире, социальный раскол США не будет преодолен в ноябре, а сторонники нынешнего президента едва ли будут готовы на безоговорочную капитуляцию. Ожесточенная политическая борьба внутри США будет продолжаться независимо от исхода выборов. Поэтому трудно рассчитывать на какие-то принципиальные сдвиги в двусторонних российско-американских отношениях. Для таких сдвигов у Дж. Байдена, насколько можно судить, нет ни политической воли, ни необходимого политического капитала.

Вместе с тем, учитывая большую «зависимость» Дж. Байдена от аппарата Демократической партии, можно ожидать, что его политика в отношении России будет более предсказуемой. Иными словами, наряду с жесткой позицией по многим проблемам мировой политики, нельзя исключать взвешенной позиции по некоторым вопросам стратегической стабильности и прежде всего в том, что касается контроля над вооружениями.

Безотносительно к тому, какая конкретно партия будет хозяйничать в Белом доме и доминировать на Капитолийском холме, надо быть готовыми к тому, что отношения между Россией и США в ближайшие годы останутся преимущественно отношениями конфронтации и соперничества и лишь в незначительной мере — отношениями взаимовыгодного сотрудничества. А следовательно, задача следующих четырех лет для российской дипломатии на американском направлении будет сводиться главным образом к снижению рисков и издержек, связанных с этой конфронтацией и соперничеством. Решение этой, казалось бы, скромной задачи потребует от Москвы предельной собранности, внимательности и гибкости. Ставки в этой игре слишком высоки, чтобы поддаваться на провокации и давать волю эмоциям в ущерб стратегическим интересам.

Впервые опубликовано в Российской газете.

Оценить статью
(Голосов: 31, Рейтинг: 4.74)
 (31 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся