Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 4.55)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., генеральный директор и член Президиума РСМД, член РСМД

До дня выборов президента Соединённых Штатов, а они назначены на 3 ноября, осталось всего две недели, однако каков будет их итог, сказать по-прежнему трудно. Хотя демократ Джо Байден, согласно опросам, несколько опережает нынешнего хозяина Белого дома Дональда Трампа, шансы у обоих кандидатов на победу практически равны. В какой ситуации подходит к своему финишу президентская кампания в США и чего ждать от американских выборов? Эти и другие вопросы стали темой беседы обозревателя газеты ВС РФ «Красная звезда» Александра Фролова с одним из ведущих российских американистов — генеральным директором Российского совета по международным делам Андреем Кортуновым.

До дня выборов президента Соединённых Штатов, а они назначены на 3 ноября, осталось всего две недели, однако каков будет их итог, сказать по-прежнему трудно. Хотя демократ Джо Байден, согласно опросам, несколько опережает нынешнего хозяина Белого дома Дональда Трампа, шансы у обоих кандидатов на победу практически равны. В какой ситуации подходит к своему финишу президентская кампания в США и чего ждать от американских выборов? Эти и другие вопросы стали темой беседы обозревателя газеты ВС РФ «Красная звезда» Александра Фролова с одним из ведущих российских американистов — генеральным директором Российского совета по международным делам Андреем Кортуновым.

— Андрей Вадимович, не могли бы вы вкратце напомнить читателям, как происходит выбор президента США?

— Начнём с того, что 3 ноября американцы будут выбирать не только президента и вице-президента. Предстоит переизбрать всех 435 членов палаты представителей и треть сенаторов конгресса, а также губернаторов 13 штатов и территорий. Сегодня верхняя палата конгресса — сенат — находится под контролем в целом лояльных Трампу республиканцев, а нижнюю — палату представителей контролируют враждебные ему демократы. Как изменится состав конгресса после выборов, сказать трудно, но в целом риски для республиканцев потерять контроль над сенатом расцениваются как более высокие, чем риски демократов утратить большинство в палате представителей.

Надо учитывать, что президентские выборы в США непрямые, технически избиратели голосуют не за кандидата в президенты, а за своего кандидата в коллегию выборщиков которая, в свою очередь избирает президента. Чтобы победить, кандидату в президенты нужно набрать больше половины голосов выборщиков — не менее 270 голосов.

Поскольку на уровне штатов голосование мажоритарное, а не пропорциональное, в коллегии выборщиков от каждого штата оказываются сторонники только лидирующего в данном штате кандидата. То есть победитель получает всё.

В 2016 году Клинтон получила голосов избирателей больше Трампа — на 2,9 миллиона! Но голосов выборщиков у неё было всего 232.

Это важно для понимания тактики кандидатов на выборах — борьба идёт главным образом за колеблющиеся или фиолетовые штаты — то есть те штаты, где сложилось относительное равновесие сил. Например, Трампу бессмысленно вести активную кампанию в Калифорнии — он её в любом случае проиграет Байдену, а вот за пока неопределившуюся Флориду он будет бороться до конца. Это же касается Пенсильвании, Мичигана, Висконсина, Северной Каролины…

— А чем остаётся привлекательным Трамп, ведь у него число сторонников в стране весьма велико?

— Ещё четыре года назад он смог уловить настроения «глубинного народа» Америки, недовольного происходящими в стране переменами. Кто он, типичный сторонник Трампа? Человек, живущий не на побережьях Атлантического или Тихого океанов, а в американской «глубинке». Скорее всего, он из небольшого городка, а не из миллионного мегаполиса. Вероятно, у него нет высшего образования и он работает на производстве или владеет небольшим собственным бизнесом. Это человек среднего или предпенсионного возраста. Скорее белый, чем представитель расовых меньшинств.

— И вот этого «среднего американца» ещё в 2016 году очень многое раздражало. Раздражал постоянный рост социальных программ и пособий, которые он должен был финансировать из своего же кармана. Раздражал стремительный процесс переноса американских производств в Азию и Латинскую Америку, оборачивавшийся потерей рабочих мест внутри США. Раздражали американские союзники, по факту взвалившие на Вашингтон основное бремя расходов на укрепление своей обороны. И так далее. За четыре года этот «средний американец» убедился в том, что Трамп в отличие от многих своих предшественников, пытается всё это поменять. Поэтому многие сторонники Трампа не просто не разочаровались в нём, а, напротив, превратились в его убеждённых фанатов.

— На поддержку каких категорий населения рассчитывают демократы?

— Среднестатистический сторонник демократов живёт, скорее, на побережье в большой агломерации, чем в маленьком городке в центре страны. Он моложе, чем сторонник Трампа, лучше образован, работает где-то в сфере «новой экономики», а не традиционного производства. Сторонник демократов вполне может оказаться представителем многочисленных меньшинств. По своим взглядам он не националист, а космополит, сторонник активного участия США в международных делах.

Одна из фундаментальных проблем демократической партии — её глубокий внутренний раскол между условными «центристами» из команды Клинтонов–Обамы и условными «левыми», представленными самыми разными деятелями, начиная от известного сенатора Берни Сандерса и кончая молодыми «конгрессменшами» в лице Александрии Окасио-Кортес, Ильхан Омар, Айанны Пресли и Рашиды Тлаиб. Сегодня Байден, относящийся к группировке «центристов», вынужден заигрывать с «левыми», чтобы не потерять их голоса на выборах. Но это значит, что у «левых» растут ожидания и надежды, которым Байден, если он станет президентом, вряд ли сможет соответствовать…

— Как известно, в американских выборах огромную роль играют очные дебаты кандидатов в президенты. Существует даже мнение, что именно они определили исход некоторых президентских выборов. Первый раунд прений Трампа и Байдена уже состоялся. Второй, назначенный на 15 октября, отменён из-за коронавируса, третий вроде бы состоится 22 октября. Как, на ваш взгляд, прошёл первый раунд и что кандидаты пообещали на нём своим избирателям?

— Меня, честно говоря, дебаты не очень впечатлили. Причём особенно удивил именно Байден — он с готовностью принял тот формат сугубо личностной дискуссии «на грани фола», который ему предложил Трамп. Политические платформы практически не обсуждались, полемика шла главным образом по поводу интеллектуальных и моральных качеств обоих кандидатов. Я, откровенно говоря, не помню столь бессодержательных дебатов на президентских выборах, деградировавших до уровня кухонной склоки в коммунальной квартире.

А что касается обещаний народу — ну что сегодня вообще кандидаты могут обещать? Никто ведь точно не знает, как долго в США продлится пандемия коронавируса, когда завершится экономическая рецессия, что будет с финансовыми рынками… Оба кандидата старались излучать оптимизм, но все вокруг понимают, что следующие несколько лет будут для Америки очень трудным временем. Народу придётся затягивать пояса, напрягать силы и отражать атаки новых и новых «чёрных лебедей». Американский системный кризис — это всерьёз и надолго, и совсем не очевидно, что его низшая точка уже пройдена.

Серьёзно расколото и само американское общество. Его «воссоединение» также потребует много времени и сил при любом исходе нынешней президентской гонки. Этот исход никого и не в чём не убедит — сторонники Трампа, как и его противники, останутся при своём мнении. Можно смело прогнозировать уличные демонстрации, жёсткое политическое противостояние в СМИ и в социальных сетях, инициирование судебных процессов, попытки обструкции на Капитолийском холме, планы взять реванш в самом ближайшем будущем. Возможно, «воссоединение» произойдёт не раньше 2024 года, когда в американской политической элите наконец наступит долгожданная смена поколений.

— Трамп допустил, что он может не согласиться с результатами голосования и не покинуть Белый дом, Байден в свою очередь не исключил, что проигравшего президента придётся выводить из резиденции силой. Такое вообще случалось в американской истории и возможен ли такой сценарий?

— Я не думаю, что дело дойдёт до того, что американские морские пехотинцы будут штурмовать президентскую резиденцию — это всё-таки, скорее, сюжет для очередного голливудского блокбастера. Но поскольку американское федеральное законодательство о выборах крайне сложное и запутанное, то проигравшая сторона вполне способна инициировать многочисленные судебные тяжбы об исходе выборов и тем самым заблокировать процесс передачи власти вплоть до самого дня инаугурации — согласно 20-й поправке к конституции США это 20 января.

В американской истории не было случаев, когда проигравшего президента приходилось насильно выдворять из Белого дома. Но, например, в 1876 году проигравший демократ Сэмюель Тильден не согласился с победой республиканца Резерфорда Хейса и даже начал готовить свою «альтернативную» инаугурацию в Нью-Йорке. Тогда уходящий президент-республиканец Улисс Грант пригрозил введением военного положения в Нью-Йорке и погасил конфликт. Разница, однако, в том, что все полномочия, которыми полтораста лет назад обладал уходящий президент Грант, сегодня находятся в руках Трампа, который никуда уходить не желает.

Что же касается позиции военных, то на их настроениях не может не сказываться рост военного бюджета при Трампе. Он все четыре года демонстрировал заботу и о вооружённых силах, и об оборонной промышленности. Военное строительство для Трампа — не только средство обеспечения национальной безопасности, но и один из инструментов реиндустриализации Америки.

Но военные — далеко не единственные, получающие огромные бонусы, хоть они и обеспечиваются за счёт стремительного роста государственного долга, а он уже превысил 27 трлн долларов. Ещё в марте Трамп подписал закон о финансовой поддержке американской экономики в размере 2 трлн. Там были и прямые выплаты американцам, и программы поддержки малого бизнеса, и специальные меры отраслевого характера, и дотации городам и штатам США. Сейчас в Белом доме готовят новый пакет мер по стимулированию роста экономики на сумму 1,8 трлн.

— Мир в целом уже как-то привык к экстравагантному поведению Трампа, а вот чего ожидать от «сонного Джо» — так называет Трамп своего соперника-демократа. Чем может обернуться победа того или иного кандидата для мира?

— Как давно хорошо известно, стиль — это человек. Если темпераментного, импульсивного, самоуверенного 74-летнего Трампа в Белом доме сменит осторожный, рассудительный и опытный 78-летний Байден, во внешней политике США многое поменяется, — особенно в механизмах принятия решений, в стиле и риторике. Большинство европейских союзников США вздохнут свободнее: Байден всегда был приверженцем многосторонности и защитником НАТО. Вероятно, чуть меньше будет давления на Иран, чуть больше баланса в израильско-палестинском конфликте. В Германии и Канаде, в Китае и Мексике сегодня безусловное предпочтение отдаётся кандидату от демократической партии, тогда как в Израиле и Польше, в Бразилии и Индии найдётся немало сторонников нынешнего хозяина Белого дома.

Но едва ли можно ожидать, что президент Байден инициирует пересмотр важнейших целей и задач Вашингтона на международной арене. Всё-таки американская внешняя политика традиционно носила двухпартийный характер, и различия между партиями касались главным образом средств, а не целей внешнеполитической стратегии. Понятно, что в ближайшие четыре года США будут заняты преимущественно своими внутренними проблемами, но отказа от курса на сохранение американской гегемонии или, скажем мягче, американского лидерства в мире ожидать не следует, по крайней мере, в обозримом будущем.

— Как известно, отношения между нашими странами сегодня напоминают те, что были во времена холодной войны. В какую сторону они могут повернуться после американских выборов?

— Давайте посмотрим, что мы имеем сегодня от президента-республиканца. Новые и новые экономические санкции по всем возможным поводам — от Украины до Сирии, от химического оружия до энергетического сотрудничества России и Германии. Беспрецедентную дипломатическую войну, превратившую российское посольство в Вашингтоне в подобие осаждённой крепости. Жёсткое и последовательное вытеснение Москвы с её традиционных рынков вооружений. Резкое усиление давления на стратегических партнёров и союзников Москвы — от Ирана и Сирии до Кубы и Венесуэлы.

Действия республиканской администрации подтверждают старую истину, хорошо знакомую любому, кто уделил хотя бы немного времени истории отношений между Вашингтоном и Москвой. Только сильный американский президент, опирающийся на широкую и устойчивую внутреннюю поддержку, способен направить эти отношения в конструктивное русло. Только такой президент может провести удачный саммит, договориться с конгрессом, нейтрализовать домашних оппонентов и в полной мере отвечать за взятые на себя обязательства. Был ли Трамп таким президентом?

Американская элита все эти три с половиной года оставалась расколотой, и именно этот раскол, на мой взгляд, оказывал самое губительное влияние на американо-российские отношения.

К несчастью, есть все основания полагать, что Байден, если демократы одержат верх 3 ноября, станет очередным слабым президентом. Значит, отношения и дальше будут выстраиваться на основе «наименьшего общего знаменателя», а этот знаменатель предполагает продолжение нынешнего конфронтационного курса. Тем более что при наличии глубокого раскола в американских политических и экономических элитах антироссийские настроения в заокеанском истеблишменте остаются весьма устойчивыми. Даже возможное резкое обострение отношений США с Китаем, скорее всего, принципиально не изменит этих настроений в обозримом будущем.

Сказанное не означает, что между президентом Трампом и потенциальным президентом Байденом вообще нет никакой разницы. В чём-то Байден может оказаться менее удобным для нас, а в чём-то — более удобным. Несомненно, он станет наращивать американскую поддержку Украине и начнёт более жёстко ставить вопрос о правах человека в России. С другой стороны, он, скорее всего, займёт более конструктивные позиции по вопросам контроля над вооружениями. Байден, разумеется, не будет расточать комплименты в адрес Москвы, но его подход к отношениям с Россией может стать, как мне представляется, более последовательным и предсказуемым.

Впервые опубликовано в «Красной звезде».


(Голосов: 11, Рейтинг: 4.55)
 (11 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся