Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 52, Рейтинг: 4.96)
 (52 голоса)
Поделиться статьей
Иван Бочаров

Референт РСМД, руководитель Московского молодежного отделения Российского общества политологов

8 января 2020 г. в Стамбуле состоялась встреча президента России Владимира Путина и президента Турции Реджепа Эрдогана, приуроченная к запуску газопровода «Турецкий поток». После переговоров, в ходе которых главы государств обсудили актуальные темы международной повестки, президенты России и Турции призвали все стороны, участвующие в ливийском конфликте, прекратить военные действия с 12 января и сесть за стол переговоров. В. Путин и Р. Эрдоган подтвердили высокий уровень договороспособности, продемонстрированный политиками ранее по другим болезненным вопросам.

Стоит отметить, что прекращение огня в Ливии отвечает внешнеполитическим интересам Анкары, так как в схватке один на один Правительство национального согласия (ПНС), поддерживаемое Турцией и признанное ООН временное правительство Ливии, испытывает сложности в отражении новых атак войск Ливийской национальной армии (ЛНА) под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара, а также защите контролируемой территории.

Можно констатировать, что Ливия становится одним из стратегических направлений внешней политики Турции, которая, вероятно, рассматривает страну в качестве арены для противостояния с Грецией, Кипром, Египтом, ОАЭ и другими недружественными государствами. В то же время, усиливается взаимная зависимость Анкары и Триполи друг от друга. Турция для ПНС является главным союзником, ради которого она готова отправить в зону боевых действий свои войска. От того, насколько долго продержится Фаиз Сарадж, зависит хотя бы формальная законность геологических разведок Турции в Средиземном море и прав Анкары на исключительную экономическую зону в Средиземном море.

Продолжает расти недовольство действиями Анкары: решение ввести подразделения турецкой армии было осуждено США, ЕС, Россией и рядом региональных акторов. Можно предположить, что военнослужащие Турецкой Республики не покинут Ливию, пока войска Хафтара осаждают Триполи. Большой проблемой остаются и достигнутые между Турцией и правительством Сараджа соглашения о военном сотрудничестве Анкары и Триполи, и о разграничении исключительных экономических зон в Средиземном море. Вашингтон пообещал поддержать Кипр и Грецию в разрешении ситуации в восточной части Средиземного моря, а Эрдоган — не отступать от заключенных сделок, несмотря на явное нарушение оружейного эмбарго и несоответствие принципам международного права.

США, Франция и ряд других государств продолжают считать ЛНА основным оплотом борьбы с терроризмом на территории Ливии. Войска Хафтара остаются самой боеспособной вооруженной силой, которая имеет гораздо больше шансов стабилизировать ситуацию в Ливии, нежели их противники. Это наглядно продемонстрировала успешная борьба ЛНА с террористическими группировка «Исламское государство», «Ансар аш-шариа», «Гнев Фезана» и др.

Ас-Сиси поддерживает Хафтара по той же причине, однако для него вопрос обеспечения стабильности в Ливии напрямую связан с безопасностью собственного государства. Кроме того, оба политика декларируют свою жесткую позицию по отношению к исламизму, что делает их идеологическими союзниками.

К сожалению, установление режима прекращения огня, которое уже отклонено Хафтаром, может привести лишь к временной деэскалации конфликта. В этой ситуации Россия, возможно, призовет своих партнеров не нарушать эмбарго на поставку вооружения в Ливию. Кроме того, Москва могла бы инициировать принятие Советом безопасности ООН резолюции, призывающей вывести любые подразделения иностранных государств с территории Ливии. Данная мера существенно бы снизила градус напряжения, возникший в Ливии в последние несколько недель. Кроме того, Россия может выступить в качестве посредника в переговорах между Палатой представителей Ливии и ПНС. После побед над ИГИЛ на территории Сирийской Арабской Республики, на Ближнем Востоке и в Северной Африке к России относятся с большим уважением. Поэтому есть надежда, что между воюющими сторонами диалога при посредничестве Москвы приведет к положительному результату.

8 января 2020 г. в Стамбуле состоялась встреча президента России Владимира Путина и президента Турции Реджепа Эрдогана, приуроченная к запуску газопровода «Турецкий поток». После переговоров, в ходе которых главы государств обсудили актуальные темы международной повестки, президенты России и Турции призвали все стороны, участвующие в ливийском конфликте, прекратить военные действия с 12 января и сесть за стол переговоров. В. Путин и Р. Эрдоган подтвердили высокий уровень договороспособности, продемонстрированный политиками ранее по другим болезненным вопросам.

Стоит отметить, что прекращение огня в Ливии отвечает внешнеполитическим интересам Анкары, так как в схватке один на один Правительство национального согласия (ПНС), поддерживаемое Турцией и признанное ООН временное правительство Ливии, испытывает сложности в отражении новых атак войск Ливийской национальной армии (ЛНА) под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара, а также защите контролируемой территории. В связи с активизацией боевых действий в декабре 2019 г. и новым походом ЛНА на Триполи, глава ПНС Фаиз Сарадж обратился к главе турецкого государства с просьбой оказать Триполи военную поддержку. Президент Турции Реджеп Эрдоган направил соответствующий законопроект на рассмотрение в Высшее национальное собрание Турции, и 2 января парламент большинством голосов одобрил отправку турецких военнослужащих в Ливию. Вскоре Эрдоган заявил, что турецкие подразделения уже находятся в Ливии.

В ответ на решение турецкого парламента поддержать отправку турецкого военного контингента в Ливию, главнокомандующий ЛНА Халифа Хафтар объявил всеобщую мобилизацию. Сейчас его войска продолжают вести активные боевые действия и постепенно продвигаются к центру Триполи. Среди последних крупных территориальных приобретений ЛНА — нефункционирующий столичный аэропорт, а также город Сирт и его окрестности. Однако тот факт, что турецкие войска уже находятся в Ливии, может существенно затруднить дальнейшее наступление ЛНА.

tanaptap1.jpg

Источник: https://libya.liveuamap.com/en

Установление исключительной экономической зоны Турции в Средиземном море

Активному вмешательству Турецкой Республики в ливийский конфликт предшествовало заключение с правительством Фаиза Сараджа двух соглашений. 27 ноября 2019 г. Турция подписала с ПНС меморандум о разграничении морских зон в Средиземном море, которое устанавливает новые морские границы Ливии и Турции. Подписанный документ подтверждает права Анкары на значительную часть востока Средиземного моря, где находятся крупные месторождения природного газа. Ранее Турция осуществляла незаконную с точки зрения международного права геологическую разведку в экономической зоне Кипра в восточной части Средиземного моря.

tanaptap1.jpg

Источник: http://www.hurriyetdailynews.com/map-delineates-turkeys-maritime-frontiers-in-med-sea-149379

Достигнутая между Реджепом Эрдоганом и Фаизом Сараджем договоренность вызвала обеспокоенность у ряда государств Восточного Средиземноморья, которые также претендуют на добычу углеводородов в данных областях. Египет, Израиль, Греция и Кипр выступили с заявлениями о том, что меморандум нарушает международное право. Об аналогичной позиции заявил и Европейский союз, который также не признал морское соглашение между Турецкой Республикой и ПНС в связи с нарушением суверенных прав третьих государств.

Нельзя говорить о том, что достигнутые между Анкарой и Триполи договоренности усилили позицию Турции в регионе. Скорее наоборот, обозначение исключительной экономической зоны привело к еще большей изоляции Турции, к существенному ухудшению отношений с другими государствами Восточного Средиземноморья. Важно отметить и тот факт, что Турецкая Республика стала в некоторой степени зависима от устойчивости режима Фаиза Сараджа. Соглашение, подписанное с ним, дает Анкаре хотя бы хрупкую обоснованность турецких претензий на богатую углеводородами часть востока Средиземного моря. Это значит, что турецкое руководство защищает в Ливии не только протурецкое ПНС, но и свои интересы в восточной части Средиземного моря.

Почему Египет поддерживает Халифу Хафтара?

В Ливии Турция сталкивается с интересами своих внешнеполитических оппонентов, в частности — Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) и Арабской республики Египет (АРЕ). Последний является главным союзником фельдмаршала Халифы Хафтара. Главнокомандующий ЛНА успешно борется с джихадистами, создающими угрозу безопасности АРЕ. Кроме того, нестабильность ситуации в Ливии негативно сказывается на деловой активности в регионе, что наносит ущерб и египетской экономике. Играет роль и то, что войска Халифы Хафтара — единственная сила, способная навести в Ливии относительный порядок. В то время как войска Хафтара установили контроль над большей частью территории страны, включая главные месторождения нефти, ПНС с трудом контролирует Триполи. Географический фактор — Палата представителей Ливии заседает в Тобруке, в 120 км от границы с Египтом — помогает делать египетскую поддержку ЛНА более эффективной.

Через границу с Ливией в Египет попадают боевики «Исламского государства», процветает контрабанда оружия. Египетское руководство пытается обезопасить свои рубежи с помощью дополнительных войск и бронетехники, для эффективного контроля границы используется египетский космический спутник. Власти АРЕ заявляют, что большая часть того оружия, которое используется ячейкой ИГИЛ на п-ове Синай, поступает из соседней Ливии. Масштаб проблемы наглядно демонстрирует статистика. Так, например, только в 2015–2017 гг. египетские военнослужащие уничтожили более 1 200 грузовиков с оружием и взрывчаткой, которые направлялись из Ливии в Египет.

Палата представителей Ливии обещает построить на границе с Египтом приграничную стену. К слову, эффективность проекта вызывает большие сомнения — предполагается, что длина стены будет всего 1 км, в то время как протяженность всей границы между двумя государствами составляет больше 1 100 км. Тем не менее, подконтрольное Халифе Хафтару правительство демонстрирует готовность решать проблему контрабанды оружия через ливийско-египетскую границу. Кроме того, Халифа Хафтар доказал, что, в отличие от Фаиза Сараджа, он предпочитает бороться с террористическими группировками, а не договариваться с ними. Так как террористическая угроза, исходящая от находящихся в Ливии боевиков, является серьезным вызовом безопасности Египта, Каир поддерживает в ливийском конфликте именно Хафтара. Кроме того, ПНС — это правительство, ориентированное на Анкару, внешнеполитического оппонента Каира. В связи с этим, любое усиление правительства Фаиза Сараджа в Египте воспринимается как усиление позиции Турции в Северной Африке.

Каир весьма активно отреагировал и на подписание соглашений между Турцией и ПНС, и на введение турецких военных в Ливию. В частности, президент ас-Сиси созвонился с президентом Кипра Никосом Анастасиадисом и президентом Франции Эмманюэлем Макроном для обсуждения мер, которые необходимо предпринять для воспрепятствования осуществлению договоренностей, достигнутых между Анкарой и Триполи.

Египет заявил Совету Безопасности ООН, что он не признает заключенные соглашения. По словам представителя Египта при ООН Мохаммеда Эдриса, Египет не считает подписанные меморандумы легитимными, так как они не были ратифицированы Палатой представителей Ливии.

Роль внерегиональных игроков в «урегулировании» ливийского кризиса

Примечательно, что позицию Турецкой Республики по ливийскому вопросу не разделяют ее союзники по НАТО — Франция и США. Ранее президент Франции Эмманюэль Макрон способствовал формированию дипломатического статуса Халифы Хафтара и усилению его политической самостоятельности. Когда Хафтар пытался взять Триполи весной 2019 г., Франция заблокировала заявление ЕС, призывающее Халифу Хафтара прекратить наступление ЛНА на Триполи. Кроме того, по сообщениям СМИ, Франция поставляла ЛНА противотанковое вооружение в обход оружейного эмбарго, в частности войскам Халифы Хафтара были переданы ракеты Javelin.

В апреле 2019 г. особую роль фельдмаршала Хафтара в борьбе с терроризмом на территории Ливии признал американский президент Дональд Трамп. Тогда же Вашингтон пригрозил заблокировать резолюцию Совета безопасности ООН, призывающую прекратить огонь и остановить продвижение войск на Триполи. Реагируя на новое наступление Халифы Хафтара на ливийскую столицу, Белый дом предложил сторонам ливийского конфликта воздержаться от получения помощи извне, и таким образом вновь неофициально поддержал действия ЛНА. Данная инициатива была направлена в первую очередь против Турции и против переброски турецких военных в Ливию.

Помимо Франции и Египта, Халифу Хафтара поддерживают Иордания и ОАЭ. Кроме предоставления финансовой помощи, некоторые страны снабжают ЛНА вооружением, несмотря на оружейное эмбарго ООН. ОАЭ поставили ЛНА беспилотные летательные аппараты. Турция, в свою очередь, предоставила беспилотники ПНС.

***

Можно констатировать, что Ливия становится одним из стратегических направлений внешней политики Турции, которая, вероятно, рассматривает страну в качестве арены для противостояния с Грецией, Кипром, Египтом, ОАЭ и другими недружественными государствами. В то же время, усиливается взаимная зависимость Анкары и Триполи друг от друга. Турция для ПНС является главным союзником, ради которого она готова отправить в зону боевых действий свои войска. От того, насколько долго продержится Фаиз Сарадж, зависит хотя бы формальная законность геологических разведок Турции в Средиземном море и прав Анкары на исключительную экономическую зону в Средиземном море.

Турецкая Республика стала в некоторой степени зависима от устойчивости режима Фаиза Сараджа. Турецкое руководство защищает в Ливии не только протурецкое ПНС, но и свои интересы в восточной части Средиземного моря.

Продолжает расти недовольство действиями Анкары: решение ввести подразделения турецкой армии было осуждено США, ЕС, Россией и рядом региональных акторов. Можно предположить, что военнослужащие Турецкой Республики не покинут Ливию, пока войска Хафтара осаждают Триполи. Большой проблемой остаются и достигнутые между Турцией и правительством Сараджа соглашения о военном сотрудничестве Анкары и Триполи, и о разграничении исключительных экономических зон в Средиземном море. Вашингтон пообещал поддержать Кипр и Грецию в разрешении ситуации в восточной части Средиземного моря, а Эрдоган — не отступать от заключенных сделок, несмотря на явное нарушение оружейного эмбарго и несоответствие принципам международного права.

США, Франция и ряд других государств продолжают считать ЛНА основным оплотом борьбы с терроризмом на территории Ливии. Войска Хафтара остаются самой боеспособной вооруженной силой, которая имеет гораздо больше шансов стабилизировать ситуацию в Ливии, нежели их противники. Это наглядно продемонстрировала успешная борьба ЛНА с террористическими группировка «Исламское государство», «Ансар аш-шариа», «Гнев Фезана» и др.

Ас-Сиси поддерживает Хафтара по той же причине, однако для него вопрос обеспечения стабильности в Ливии напрямую связан с безопасностью собственного государства. Кроме того, оба политика декларируют свою жесткую позицию по отношению к исламизму, что делает их идеологическими союзниками.

К сожалению, установление режима прекращения огня может привести лишь к временной деэскалации конфликта. В этой ситуации Россия, возможно, призовет своих партнеров не нарушать эмбарго на поставку вооружения в Ливию. Кроме того, Москва могла бы инициировать принятие Советом безопасности ООН резолюции, призывающей вывести любые подразделения иностранных государств с территории Ливии. Данная мера существенно бы снизила градус напряжения, возникший в Ливии в последние несколько недель. Кроме того, Россия может выступить в качестве посредника в переговорах между Палатой представителей Ливии и ПНС. После побед над ИГИЛ на территории Сирийской Арабской Республики, на Ближнем Востоке и в Северной Африке к России относятся с большим уважением. Поэтому есть надежда, что диалог между воюющими сторонами при посредничестве Москвы приведет к положительному результату.


(Голосов: 52, Рейтинг: 4.96)
 (52 голоса)

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся