Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 24, Рейтинг: 5)
 (24 голоса)
Поделиться статьей
Ариф Асалыоглу

Генеральный директор Международного института развития научного сотрудничества (МИРНаС)

Меморандум о взаимопонимании и исключительной экономической зоне, подписанный Турцией и ливийским правительством в Триполи, а также подписанный следом меморандум о безопасности и военном сотрудничестве превратили Восточное Средиземноморье в пороховую бочку. Согласно положениям меморандума о безопасности и военном сотрудничестве, Турция обеспечит поддержку в создании Сил быстрого реагирования в составе военных и полицейских подразделений Ливии в части подготовки кадров и поставки оборудования. Один из пунктов документа посвящен сотрудничеству в области разведки и морского патрулирования. Одним словом, не признанное почти никем в мире соглашение с правительством Триполи, контролирующим небольшую часть ливийской территории и побережья, привело к созданию в Восточном Средиземноморье ливийского фронта вслед за Сирией.

В результате подписанных Турцией меморандумов Ливия превратилась на международной арене в еще один центр напряжения. Необходимо отметить, что к началу берлинской конференции, запланированной на февраль 2020 г., на которой будет обсуждаться ситуация в Ливии, напряжение в регионе еще более возрастет. С одной стороны, Египет, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, некоторые страны ЕС и Россия будут поддерживать оппозиционного Хафтара, базирующегося в Тобруке. А страны во главе с Турцией будут настаивать на продолжении существования признанного ООН и имеющего международную легитимность Правительства национального согласия (ПНС) во главе с Сараджем.

Можно ожидать, что ливийский кризис весной 2020 г. может приобрести более опасные масштабы. Все внимание сосредоточено на том, будет ли Турция направлять свои военные формирования в Ливию или нет. Конфликтность стала способом дипломатических действий Турции. Эта стратегия вплоть до настоящего времени представлялась турецкой общественности как успешная. Однако предпринимаемые Турцией неверные шаги в усугубляющемся ливийском кризисе вывели гражданскую войну в этой стране на новый уровень. Точно также как это было с Сирией, когда ситуация стала неразрешимой. Следует заметить, что далекие от рациональных шаги Анкары разжигают огонь во внутренней и внешней политике Турции. В конечном счете, со всеми последствиями придется столкнуться турецкому народу.

Меморандум о взаимопонимании и исключительной экономической зоне, подписанный Турцией и ливийским правительством в Триполи, а также подписанный следом меморандум о безопасности и военном сотрудничестве превратили Восточное Средиземноморье в пороховую бочку. Согласно положениям меморандума о безопасности и военном сотрудничестве, Турция обеспечит поддержку в создании Сил быстрого реагирования в составе военных и полицейских подразделений Ливии в части подготовки кадров и поставки оборудования. Один из пунктов документа посвящен сотрудничеству в области разведки и морского патрулирования. Одним словом, не признанное почти никем в мире соглашение с правительством Триполи, контролирующим небольшую часть ливийской территории и побережья, привело к созданию в Восточном Средиземноморье ливийского фронта вслед за Сирией.

Меморандум об исключительной экономической зоне, подписанный Турцией и Ливией, противоречит в некоторых пунктах с зоной, на которую заявляет права Греция в Средиземноморье. Однако Турция не принимает во внимание возражения Греции и ЕС ввиду того, что она не считает греческие острова исключительной экономической зоной, простирающейся на 200 миль от берега.

Шаг по распределению территории предпринят слишком поздно

Турция вступила в новое партнерство в Средиземноморье в период, когда Ливия, готовящаяся принять турецких военных, переживает серьезный внутренний конфликт, осложненный участием международных сил, поддерживающих различные группы в стране. После Каддафи в Ливии, нефтяной стране с выходом на Средиземное море, с населением в 6,5 млн человек, стали осуществлять свою деятельность десятки больших и малых вооруженных групп.

В ходе продолжающейся с 2011 г. гражданской войны в стране возникло два органа исполнительной власти. После выборов 2014 года страна политически разделена на две части: на востоке страны, недалеко от египетской границы, в Тобруке заседает Палата представителей, а в столице Триполи правит Правительство национального согласия (ПНС).

Расположенное в Триполи Правительство национального согласия признано международным сообществом и поддерживается в первую очередь ООН, а также Турцией, Евросоюзом и некоторыми международными организациями. А расположенная в Тобруке Палата представителей, подконтрольная силам Х. Хафтара, пользуется поддержкой, по сообщениям СМИ, Египта, США, ОАЭ, Саудовской Аравии, Франции и России.

Обнаружение в 2009 г. в Израиле газового месторождения Тамар с богатым запасом природного газа объемом в 223 млрд кубометров серьезно повлияло ход событий в Восточном Средиземноморье. Новое месторождение способно избавить Израиль от энергетической зависимости от соседних арабских стран. Количество обнаруженного газа открыло глаза и другим странам Восточного Средиземноморья, обладающими исключительными экономическими зонами, прилегающими к Израилю. Турция опоздала в вопросе принятия каких-либо инициатив в этой области. Подписание в конце 2019 г. двух меморандумов о взаимопонимании с Ливией и заявление прав на территорию можно расценивать как несвоевременные шаги.

В 2014 г. Египет, Греция и Южный Кипр договорились о сотрудничестве в различных областях, в первую очередь в части разведки нефти и газа. В 2016 г. было достигнуто подобное соглашение между Израилем, Грецией и Южным Кипром. Турция, ввиду наличия проблем в отношениях почти со всеми странами региона, была исключена из обоих соглашений. Соглашение Турции с Ливией было достигнуто после завершения процесса установления морской юрисдикции прибрежными странами Восточного Средиземноморья. Наряду с военной деятельностью, Турция планирует также проводить геологоразведку месторождений углеводородов в исключительной экономической зоне Ливии. Турецкие буровые суда «Фатих» и «Явуз» уже осуществляют свою деятельность в Восточном Средиземноморье.

Правительство национального согласия запросило у Турции военную поддержку

В ходе развития этих событий Правительство национального согласия заявило о том, что оно запросило у Турции военную поддержку по трем направлениям — в сухопутном, воздушном и морском сообщениях. Председатель Партии справедливости и развития (ПСР) и президент Турции Тайип Эрдоган на вопрос о направлении в Ливию военных ответил следующее: «Они спрашивают, направим ли мы в Ливию военных. Мы пойдем туда, куда нас пригласили. Поскольку было озвучено подобное приглашение, мы его примем. С одобрения нашего парламента мы сможем более эффективно поддерживать законное правительство в Ливии».

В то время как активно обсуждаются причины, по которым Анкара стала новым плеймейкером в Восточном Средиземноморье, политика, проводимая Турцией в Ливии, так же как и в случае с Сирией, находит поддержку у всех партий, кроме Демократической партии народов (ДПН), имеющей свою группу в парламенте. Меморандум по морским зонам, подписанный с Ливией, был принят и ратифицирован голосованием депутатов от ПСР, Республиканской народной партии (РНП), Партии националистического движения (ПНД) и Хорошей партии. Эта ситуация привнесла некоторое спокойствие для ПСР и Эрдогана во внутренней политике, однако было бы неправильно полагать, что все эти события нацелены на внутреннюю политику.

Резолюция по Ливии была направлена в парламент в первые дни 2020 года — 2 января в рамках внеочередного созыва депутатов. По требованию Эрдогана Главный совет Великого национального собрания Турции (ВНСТ) собрался внеочередным созывом для обсуждения резолюции по Ливии. После проведенных обсуждений резолюция была одобрена 325 голосами. Резолюция по Ливии представляет собой одну из наиболее масштабных инициатив, принятых за последнее время. Границы, масштабы, количество и время начала военной операции будут определены президентом. Срок службы в Ливии для подразделений турецких вооруженных сил был установлен продолжительностью в один год. Целями применения резолюции были названы следующие: принятие мер против любых угроз в отношении национальных интересов, предупреждение атак незаконных группировок в Ливии, направленных против интересов Турции, принятие мер против таких рисков, как массовая миграция, оказание гуманитарной помощи ливийскому народу.

Стороны стремятся обрести власть накануне берлинской конференции

В результате подписанных Турцией меморандумов Ливия превратилась на международной арене в еще один центр напряжения. Необходимо отметить, что к началу берлинской конференции, запланированной на февраль 2020 г., на которой будет обсуждаться ситуация в Ливии, напряжение в регионе еще более возрастет. С одной стороны, Египет, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, некоторые страны ЕС и Россия будут поддерживать оппозиционного Хафтара, базирующегося в Тобруке. А страны во главе с Турцией будут настаивать на продолжении существования признанного ООН и имеющего международную легитимность Правительства национального согласия (ПНС) во главе с Сараджем.

Силы Хафтара стремятся завладеть столицей Ливии Триполи до февраля. Если им удастся это сделать, то они смогут помешать лидеру ПНС Сараджу, выполняющему обязанности законного представителя Ливии, сесть за стол переговоров на конференции — потому что если Сарадж сядет за стол переговоров, его власть окрепнет. Безусловно, одними из главных целей конференции являются скорейшее прекращение столкновений, в ходе которых гибнет мирное население, и предотвращение появления нового региона, где будет проливаться кровь.

В связи с ростом количества атак сил Хафтара в последние дни, Анкара существенно активизировала свою позицию. Турция, похоже, намерена оказать всевозможную поддержку правительству Сараджа, чтобы оно выстояло до берлинской конференции. Ранее Турция уже действовала подобным образом, поддержав Катар. В 2017 г. во время дипломатического кризиса, разразившегося между странами Персидского залива во главе с Катаром и Саудовской Аравией, и Египтом, катарцы опасались свержения военными-контрактниками Объединенных Арабских Эмиратов катарского эмира Тамима бин Хамада аль Тани. В течение нескольких дней несколько сотен турецких военных прибыли в страну в сопровождении бронетехники и танков и заняли позиции. Участие турецких военных оказало и продолжает оказывать серьезное влияние на развитие кризисной ситуации — катарцы строят для турок постоянную военную базу.

Группы джихадистов направляются в Ливию

После обнародования Анкарой информации о военной поддержке Ливии, она предприняла и другие шаги. Согласно Сирийскому центру мониторинга за соблюдением прав человека (SOHR), Анкара направила из Идлиба в Ливию около 300 боевиков из различных групп подконтрольных ополченцев; одна группа ополченцев, насчитывающая около тысячи человек, проходит подготовку в турецких лагерях для последующей отправки в Ливию.

По информации главы расположенного в Лондоне центра SOHR Рами Абдул-Рахмана, боевикам будет выплачиваться жалование в размере от двух тысяч долларов, и эта сумма будет увеличиваться пропорционально сроку их пребывания в стране. На протяжении последних пяти лет постоянно обсуждаются заявления о том, что Турция поставляет боевиков-джихадистов в Ливию. На кадрах видеозаписей, опубликованных за последние дни в социальных сетях, видно, что этот поток стремительно увеличивается. Подтверждением подобных утверждений является увеличение числа рейсов ливийских компаний-авиаперевозчиков, вылетающих из Турции, которые, наряду с полетами в Триполи и Мисрату, осуществляют рейсы в Тунис, а из Туниса в Триполи и Мисрату.

САДАТ и военизированные формирования

Одним из самых крупных козырей Турции в Ливии, превратившей Мисрату в военную базу, также как в Катаре и Сомали, являются тысячи джихадистов-боевиков, в подавляющем большинстве туркмены и уйгуры, набравшиеся опыта в сирийских операциях. Вполне возможно, что эти джихадисты и военизированное формирование Эрдогана САДАТ постепенно превратятся в организацию, похожую на Хезболлу, действующую во многих странах, включая Ливан, Ирак и Сирию.

Кроме этого очень многие организации, осуществляющие свою деятельность в Мисрате, уже находятся в тесном союзе с Турцией. Увеличение их числа за счет перебрасываемых из Сирии джихадистов позволяет сделать предположение о ставке на продолжение борьбы, даже в случае свержения Хафтаром правительства в Триполи. Формирование военизированной структуры из джихадистов и последующая переброска ее на участок боевых действий помогут предотвратить возможную критику в связи с вероятными потерями турецкой армии. Кроме того, размещение на участке людей, говорящих на одном языке с народом Ливии, избавит от проблемы языкового барьера. В случае успеха этого военизированного формирования, Турция сможет использовать их и в других кризисных ситуациях в регионе.

САДАТ, занимавшаяся подготовкой и обеспечивавшая оборудованием сирийских повстанцев в их борьбе против режима Асада в Сирии, сразу после своего создания начала осуществлять свою деятельность и в Ливии. И эта деятельность САДАТ находится на радарах очень многих спецслужб. По документам спецслужб, подготовивших доклады по САДАТ, которая вела активную деятельность практически в каждой стране, затронутой событиями «арабской весны», в ООН было подано ходатайство по САДАТ и направлена жалоба в связи с ее ролью в сирийской войне по подготовке и оснащению джихадистов. Первой, кто обратил внимание на деятельность САДАТ, была французская разведка. В докладах французской разведки обращалось внимание на то, что САДАТ вела переговоры по осуществлению военной подготовки и консультированию с Ливией, Саудовской Аравией и Пакистаном, а также отмечалось, что «для этого они использовали свою религиозность и выдвигали на передний план близкие отношения с Эрдоганом».

Согласно информации, опубликованной в СМИ, во время попытки военного переворота 15 июля САДАТ присутствовала на месте событий. По сообщениям, она готовила боевиков из молодых членов ПСР. С аналогичным утверждением выступила и председатель Хорошей партии Мерал Акшенер, заявив о наличии лагерей подготовки САДАТ. Бывший советник президента США Майкл Рубин отметил, что САДАТ сыграла важную роль в подавлении попытки переворота в 2016 году. Он также сообщил, что САДАТ подготовила около 3 тыс. иностранных боевиков, действовавших в Сирии и Ливии, за что получила дотации от турецкого правительства. Майкл Рубин также заявил, что ИГИЛ и Аль-Нусра были в числе группировок, члены которых прошли военную подготовку в САДАТ.

Действия Анкары в Тунисе и Алжире

Наряду с подписанием меморандумов с Ливией о военной поддержке и разграничении морских границ, президент Тайип Эрдоган сделал важный ход и во время своего визита в Тунис. Выяснилось, что Эрдоган, обратившись к недавно занявшему кресло президента Туниса Каису Саиду со словами: «Мы хотим нанести вам визит в рамках регионального турне», вынудил своего коллегу без промедления произнести нужные ему слова во время совместной пресс-конференции. Однако не успел еще самолет Эрдогана вылететь из Туниса, как общественность страны встала на дыбы. Последовали резкие заявления о том, что Тунис, правительство которого нефункционально, а полномочия президента ограничены, было вовлечено Эрдоганом в игру. Сразу после этого администрация президента Туниса была вынуждена объявить о том, что она не поддерживает правительство Триполи, как это утверждал Эрдоган, и что она придерживается своей политики нейтралитета.

Визит президента Эрдогана стал причиной возникновения споров в СМИ Туниса относительно того, что он оказался «незваным гостем». Отмечалось, что Эрдоган осуществил визит в страну без приглашения своего коллеги Каиса Саида. Другой деталью стало утверждение о том, что во время своей встречи с президентом Туниса Эрдоган раскрыл численность российских военных в Ливии.

Для Эрдогана Тунис является не только стратегически важной страной, но и значимым дипломатическим партнером. Эрдоган, не желая остаться в одиночестве за столом переговоров в рамках Берлинского процесса, инициированного Германией, пытается притянуть к себе Тунис и Алжир. Точно таким же образом, посредством подписания меморандума с Ливией о морских границах президент Турции дал всем понять, что «мы не одни на Восточном Средиземноморье». В результате, Эрдоган, нанеся неожиданный визит в Тунис, чтобы заручиться его поддержкой по вопросу открытия коридора для правительства Сараджа к западу от Триполи, не смог получить ожидаемой поддержки от президента Туниса Каиса Саида. Появившиеся сразу после визита новости в правительственных СМИ относительно Туниса и достигнутых договоренностей с Алжиром по вопросу поддержки ПНС в Ливии, были опровергнуты официальным заявлением администрации президента Туниса.

Ожидаемо, президент Эрдоган спланировал еще один важный ход в отношении Алжира. После смерти в прошлом месяце начальника Генерального штаба Ахмада Гаида Салаха, который, как утверждается, был теневым правителем Алжира, 19 декабря президентом был избран Абдельмаджид Теббун. Однако ввиду продолжающихся протестов он не смог приступить к своим обязанностям, что побудило Эрдогана к действиям, и он попытался включить и эту страну в своё уравнение. Если проанализировать новости в газетах, приближенных к Эрдогану, то складывается впечатление, что Турция вместе с Тунисом и Алжиром сформировала сильный ливийский пакт. Время покажет, насколько правдивыми являются эти новости. Кроме того, в течение последних нескольких недель со ссылками на алжирские соцсети публикуется информация о том, что турецкие военные и боевики из поддерживаемых Турцией сирийских группировок высадились в некоторых портах Алжира и направляются в сторону Ливии.

Идлиб-Африн в ливийском уравнении

Другой альтернативой для Анкары является ведение войны с боевиками в Идлибе, а не с подразделениями регулярной армии. Если рассматривать последние события, произошедшие в Идлибе, становится понятным, что Эрдоган упустил из виду эту последнюю область, находящуюся в руках у оппозиционеров. Город в любой момент может попасть в руки сил режима Асада. Эрдоган использует Идлиб не в стратегическом плане, а в качестве области сдерживания и торгов с Россией и силами сирийского режима. Важными для Эрдогана районами в Сирии являются северная часть, которая начинается от Африна и продолжается до границы с Ираком.

Официальный представитель Ливийской национальной армии (ЛНА) бригадный генерал Ахмед аль-Месмари заявил, что турецкая разведка перебросила боевиков ИГИЛ и Аль-Нусры из Сирии в Ливию через аэропорт Джерба в Тунисе. Отметив, что один из аэропортов Туниса используется для трансфера, Месмари сообщил, что боевики ИГИЛ и Аль-Нусры перевозились также из аэропортов Мисурата, Зувара и Митига. Министр иностранных дел России Сергей Лавров также отмечал, что радикальные группировки перебрасываются через Турцию.

Напряжение в Восточном Средиземноморье растет: международное давление на Анкару

Афины, отметив, что соглашение по морским границам, заключенное с Ливией, перекроет им воздух, хотят участвовать в переговорах по Ливии. Премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис в своем интервью для еженедельного журнала To Wima заявил: «Мы не хотим нестабильности в соседней стране. В этой связи мы также хотим, чтобы к нам прислушались в ливийском вопросе», и официально заявил о том, что он хочет принять участие в поддерживаемых ООН мирных переговорах, запланированных к проведению в Берлине. В этом вопросе ЕС поддерживает Грецию. Деятельность Турции по разведке и разработке месторождений природного газа в Восточном Средиземноморье вызвала реакцию не только Республики Кипр, но и всего Европейского союза, членом которого она является, и ЕС принял решение о введении санкций против Турции.

Расширяется фронт противников Турции по ливийскому вопросу, куда входят Саудовская Аравия вместе со странами Персидского залива (кроме Катара), а также Египет, Судан, страны ЕС, Россия. Премьер-министр Италии Джузеппе Конте заявил, что сообщил Эрдогану о необходимости избегания военной интервенции в Ливию, канцлер Германии Ангела Меркель в телефонном разговоре с Эрдоганом озвучила аналогичное мнение. В докладе экспертов ООН, ответственных за мониторинг санкций против Ливии, опубликованном на 376 страницах, отмечается, что Турция, Иордания и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) регулярно и открыто поставляют оружие участникам конфликта. В докладе ООН отмечается, что: «Иордания, Турция и ОАЭ в обычном порядке, не прилагая даже ни малейших усилий, чтобы частично скрыть источник, открыто осуществляли поставку оружия, что является нарушением эмбарго ООН», и подчеркивается, что поставки для Хафтара преимущественно осуществлялись из Иордании и ОАЭ, а поставки правительству в Триполи — в большей степени из Турции.

Негативное отношение Москвы

С другой стороны, существует недопонимание между Турцией и Россией, которые, в отличие от Сирии, заняли противоположные стороны в ливийском вопросе. Первый ответ на приведенное выше заявление Эрдогана о поддержке поступил из России. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков отметил, что вмешательство третьих стран в ситуацию в Ливии не будет способствовать разрешению кризиса.

Сразу после озвучивания планов по отправке в Ливию турецких военных в Идлибе десятки тысяч людей начали перемещаться к границе с Турцией, что расценивается как российский ответ на эту инициативу Эрдогана. После стремительного развития операции в Идлибе президент Эрдоган направил в Москву делегацию для проведения переговоров по Сирии и Ливии. В связи с тем, что не удалось достигнуть какого-либо компромисса в этих переговорах, сирийская армия продолжает расширять операцию в Идлибе, и стремительно растет число сирийских беженцев, направляющихся к границе.

Результаты дипломатической акции Анкары

Новый шаг Анкары по отправке войск в Ливию усугубил раскол между властью и оппозицией. Оппозиционные партии, поддержавшие на голосовании в Меджлисе меморандум об определении морских границ, выступили против меморандума о военном сотрудничестве с Ливией. Главная оппозиционная партия РНП, а также Хорошая партия и ДПН проголосовали против соглашения, предусматривающего направление в Ливию военных и гражданских кадров, а также отправки военной техники и оборудования. Власть, похоже, осталась в одиночестве по вопросу резолюции по Ливии.

Резолюция по отправке военных в Ливию изменит военную стратегию Турции, поскольку до настоящего времени Турция направляла военных в зарубежные страны только «в целях гуманитарной помощи», не считая атак, угрожавших национальной безопасности. На этот раз, согласно описанию в Резолюции, Турция направляет военную силу «для предотвращения атак, которые могут быть направлены против ее интересов в Ливии».

Для Анкары, до сих пор не чувствующей масштабов кризиса, не осталось путей для его решения. Возможно, как это было с сирийским вопросом, будет начат подобный процесс с Россией в Сочи, и ради общих интересов стороны прибегнут к посредничеству в прекращении огня. Также есть рискованный вариант стать участником затяжной войны, направив проявившую себя в Сирии военную силу и боевиков на сторону правительства Сараджа. Есть еще один, на самом деле самый разумный путь для Анкары — отказаться от этих шагов. Этот путь может быть наиболее выгодным в партнерстве по распределению энергии.

Власть ПСР исповедует идеологию «политического исламизма», грезит «неоосманизмом» и формирует точку зрения, отталкиваясь от мазхабов. Все это обеспечивает любовь к Братьям-мусульманам. Турция — единственное место в современном мире, где у власти остаются Братья-мусульмане. Следствием этого является поддержка Турцией ваххабитского правительства, контролирующего лишь 8% территории Ливии, полная площадь которой в два с половиной раза превышает территорию Турции. Кто выступает против? Генерал Хафтар контролирует 76% территории страны. Самым крупным козырем Эрдогана в Ливии, искусно использовавшего конфликт между США и Россией в сирийском уравнении, являются деформированные международные отношения, и возникающие в следствие этого возможности использовать слабые места в сложных региональных уравнениях. Несмотря на существующую видимость наличия двух сторон в гражданской войне в Ливии, в которой в настоящее время принимают участие по меньшей мере десять стран, десятки племен сражаются друг с другом, чтобы заполучить богатства страны. Страны региона конкурируют между собой, а позиция ЕС по ливийскому вопросу четко определена — превращение Ливии в Сирию должно быть предотвращено.

При анализе всех этих событий, очевидно, можно ожидать, что ливийский кризис весной 2020 г. может приобрести более опасные масштабы. Все внимание сосредоточено на том, будет ли Турция направлять свои военные формирования в Ливию или нет. Конфликтность стала способом дипломатических действий Турции. Эта стратегия вплоть до настоящего времени представлялась турецкой общественности как успешная. Однако предпринимаемые Турцией неверные шаги в усугубляющемся ливийском кризисе вывели гражданскую войну в этой стране на новый уровень. Точно также как это было с Сирией, когда ситуация стала неразрешимой. Следует заметить, что далекие от рациональных шаги Анкары разжигают огонь во внутренней и внешней политике Турции. В конечном счете, со всеми последствиями придется столкнуться турецкому народу.

Оценить статью
(Голосов: 24, Рейтинг: 5)
 (24 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся