Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 80, Рейтинг: 4.93)
 (80 голосов)
Поделиться статьей
Игорь Иванов

Президент РСМД, министр иностранных дел России (1998–2004 гг.), профессор МГИМО МИД России, член-корреспондент РАН, член РСМД

Состоявшиеся недавно съезды Демократической и Республиканской партий США прошли без сенсаций. Они лишь подтвердили сложившуюся в обеих партиях расстановку сил в преддверии президентских выборов в ноябре. Как и ожидалось, республиканцы дружно поддержали нынешнего президента Дональда Трампа, а демократы сделали ставку на бывшего вице-президента Джо Байдена.

В Москве, как и повсюду в мире, особенно внимательно следили за программными заявлениями кандидатов, относящимися к внешней политике и международной безопасности. Никаких откровений тут тоже не прозвучало. Оба кандидата в свойственной каждому из них манере и стилистике изложили уже давно известные позиции, смысл которых сводится к утверждению американского лидерства в мире.

Что касается отношений с Россией, то кандидаты, разумеется, дежурно отметились и по этой теме. Реакция на белорусские события и инцидент с А. Навальным оказалась чрезвычайно жесткой, из чего уже сейчас можно сделать вывод, что в арсенале обоих кандидатов для России заготовлены «карательные» меры, а никак не конструктивные предложения по восстановлению диалога.

С другой стороны, нельзя не отметить, что и в России на данный момент преобладает настрой на жесткий курс в отношении США. Может быть, в Москве это проявляется не так прямолинейно, как в Вашингтоне, но это не меняет сути дела. Судя по всему, в обеих столицах настроились на длительный период конфронтации.

Исходя из собственного опыта, позволю высказать следующее предложение, которое мне уже доводилось обсуждать с американской стороной и которое, как мне представляется, не потеряло своей актуальности сегодня. В условиях нынешнего геополитического противостояния между Россией и США основное внимание стороны по понятным причинам уделяют вопросам безопасности. Вместе с тем объективный анализ реальных угроз показывает, что большинство вызовов, с которыми сталкиваются наши страны, исходят не непосредственно друг от друга, а от третьих сторон. В этой связи представляется оправданным проведение российско-американских консультаций на высоком уровне, скажем по линии Совета безопасности России и Совета безопасности США, для оценки восприятий обеими сторонами иерархии международных угроз и вызовов. Такой анализ, может быть, и не позволит сразу договориться, но способен открыть перспективу для лучшего понимания ситуации и логики действий другой стороны, а в будущем — и перспективу двустороннего сотрудничества, по крайней мере, в тех областях, где интересы сторон могут совпадать.

Состоявшиеся недавно съезды Демократической и Республиканской партий США прошли без сенсаций. Они лишь подтвердили сложившуюся в обеих партиях расстановку сил в преддверии президентских выборов в ноябре. Как и ожидалось, республиканцы дружно поддержали нынешнего президента Дональда Трампа, а демократы сделали ставку на бывшего вице-президента Джо Байдена.

В Москве, как и повсюду в мире, особенно внимательно следили за программными заявлениями кандидатов, относящимися к внешней политике и международной безопасности. Никаких откровений тут тоже не прозвучало. Оба кандидата в свойственной каждому из них манере и стилистике изложили уже давно известные позиции, смысл которых сводится к утверждению американского лидерства в мире. Собственно, все жаркие споры в американском политическом истеблишменте идут лишь о наиболее подходящих методах достижения этой главной цели.

Что касается отношений с Россией, то кандидаты, разумеется, дежурно отметились и по этой теме. Но именно отметились, повторив многократно делавшиеся ранее заявления и не пытаясь как-то аргументировать свои позиции, а уж тем более — анализировать возможные варианты взаимодействия с Москвой в контексте быстро меняющейся обстановки в мире.

Могут сказать, что развернутые позиции по ключевым вопросам, как правило, излагаются после приведения нового президента к присяге. Это действительно так. Но по некоторым конкретным вопросам предварительные заготовки обеих партий все же были представлены американской и международной общественности. Например, обращает на себя внимание реакция как представителей администрации США, так и лидеров оппозиции на последние события в Беларуси и на недавний инцидент с А. Навальным. Эта реакция оказалась чрезвычайно жесткой, из чего уже сейчас можно сделать вывод, что в арсенале обоих кандидатов для России заготовлены «карательные» меры, а никак не конструктивные предложения по восстановлению диалога.

Разумеется, нельзя говорить о том, что в Соединенных Штатах вообще отсутствуют здравомыслящие политики. Таких немало. Об этом свидетельствует, в частности, недавнее открытое письмо, подписанное 103 именитыми экспертами, в том числе бывшими высокопоставленными дипломатами, чиновниками и военными. Подписанты резко критикуют нынешний подход Вашингтона к России, поскольку он строится только на безуспешных попытках загнать Россию в угол, принудив к капитуляции, и призывают Вашингтон безотлагательно восстановить полноценный дипломатический диалог с Москвой. К сожалению, в политической элите США голос реалистов пока звучит не так громко, как хотелось бы.

С другой стороны, нельзя не отметить, что и в России на данный момент преобладает настрой на жесткий курс в отношении США. Может быть, в Москве это проявляется не так прямолинейно, как в Вашингтоне, но это не меняет сути дела. Судя по всему, в обеих столицах настроились на длительный период конфронтации.

Если отбросить политические и дипломатические тонкости, то, в конечном счете, позиция сторон определяется одной и той же логикой. Предполагается, что любая инициатива по восстановлению диалога будет интерпретироваться другой стороной как вынужденная уступка, как проявление слабости, а поэтому будет провоцировать только усиление давления. Поэтому лучше подождать, ничего не менять, переупрямить оппонента — пусть у другой стороны сдадут нервы, кончится терпение, и она делает первый шаг. В ожидании такого «первого» шага другой стороны мы и находимся все последние годы, в результате чего отношения между Россией и США оказались в самом глубоком за всю их историю кризисе, из которого будет очень сложно выкарабкиваться.

Игорь Иванов:
Мир после СНВ

Как известно, в политике и в дипломатии принципиально неразрешимых проблем не бывает. Проблемы рано или поздно, так или иначе разрешаются. Либо проиграет одна из сторон, либо проиграют обе, либо стороны смогут своевременно оценить возникающие для себя угрозы и пойдут на компромиссные договоренности, обещающие общий выигрыш.

Достичь компромисса по жизненно важным вопросам всегда трудно, а на фоне многолетнего ухудшения отношений и полного отсутствия доверия друг к другу эти трудности особенно велики. Но без достижения компромисса политические риски для США, для России, да и для всего остального мира растут даже не от года к году, а от месяца к месяцу. Это хорошо понятно тем международным экспертам, у которых за плечами богатый опыт, в том числе опыт эпохи «холодной войны». Сегодня на нескольких экспертных площадках ведутся интенсивные консультации с целью выработать рекомендации, которые позволили бы начать процесс снижения международной напряженности. Подавляющее большинство участников таких экспертных диалогов сходятся во мнении, что именно положительный сдвиг в двусторонних отношениях между Россией и США может дать импульс началу оздоровления международной обстановки в целом.

Надо признать, что по понятным причинам конкретных идей пока появилось не так уж и много. Но идеи и предложения есть и, как представляется, вполне реалистичные, учитывающие интересы обеих сторон. Одно из таких предложений предполагает совместное заявление президентов России и США о том, что в ядерной войне не может быть победителей. Такое заявление уже делалось президентами М.С. Горбачевым и Р. Рейганом. Однако его подтверждение со стороны Кремля и Белого дома в нынешней намного более сложной и опасной международной ситуации, несомненно, имело бы положительное значение. Другое предложение: безотлагательно и без каких бы то ни было предварительных условий продлить срок действия Договора СНВ-3, одновременно начав интенсивные консультации по широкому кругу вопросов стратегической стабильности. Имеются и другие предложения, которые по различным каналам доводятся до сведения политического руководства обеих стран.

Исходя из собственного опыта, позволю высказать следующее предложение, которое мне уже доводилось обсуждать с американской стороной и которое, как мне представляется, не потеряло своей актуальности сегодня. В условиях нынешнего геополитического противостояния между Россией и США основное внимание стороны по понятным причинам уделяют вопросам безопасности. Вместе с тем объективный анализ реальных угроз показывает, что большинство вызовов, с которыми сталкиваются наши страны, исходят не непосредственно друг от друга, а от третьих сторон. В этой связи представляется оправданным проведение российско-американских консультаций на высоком уровне, скажем по линии Совета безопасности России и Совета безопасности США, для оценки восприятий обеими сторонами иерархии международных угроз и вызовов. Такой анализ, может быть, и не позволит сразу договориться, но способен открыть перспективу для лучшего понимания ситуации и логики действий другой стороны, а в будущем — и перспективу двустороннего сотрудничества, по крайней мере, в тех областях, где интересы сторон могут совпадать.

Позволю себе привести один исторический пример. В 1999 году, на исходе второго срока администрации Клинтона, в Вашингтоне серьезно рассматривался вопрос о выходе США из Договора по ПРО. Обсуждение этого вопроса с Россией на дипломатическом уровне зашло в тупик. И тогда по предложению российской стороны была достигнута договоренность о проведении расширенного обсуждения с участием военных экспертов двух стран. Такое заседание состоялось в Пентагоне, причем делегации России и США возглавляли министры иностранных дел. По итогам этой дискуссии администрация Клинтона приняла решение отложить выход из Договора по ПРО. К сожалению, Договор в итоге так и не удалось спасти, и следующая администрация во главе с Бушем в 2002 году в одностороннем порядке вышла из Договора. Однако удалось сохранить атмосферу конструктивного политического диалога, что позволило президентам России и США уже в мае 2002 года подписать дополнительный Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (ДСНП).

Попытки давать советы, а тем более готовые рецепты решения тех или иных проблем всегда сопряжены с риском оказаться под огнем критики. Это понятно и объяснимо. Но иногда даже негативная реакция на новые идеи способна оказаться важным стимулом для движения вперед. Поиски аргументов заставляют самих критиков по-новому взглянуть на проблему и высветить нюансы, которые раньше оставались вне поля их внимания.

Источник: Российская газета.

Оценить статью
(Голосов: 80, Рейтинг: 4.93)
 (80 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся