Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Сергей Уткин

К.полит.н., руководитель направления «Внешняя политика и безопасность» ЦСР, заведующий отделом стратегических оценок Центра ситуационного анализа РАН, эксперт РСМД

В последнее время Евросоюз предстает в международном медиа-пространстве не в лучшем виде. Бесконечные переговоры о мерах по преодолению последствий экономического кризиса наводят на грустные мысли о судьбе европейского интеграционного проекта. Общая пессимистичная атмосфера сказывается и на отношениях ЕС с не входящими в него странами. Для решения накапливающихся между Евросоюзом и его партнерами проблем не остается ни финансовых ресурсов, ни времени, ни политической воли. В диалоге ЕС с Россией положение усугубляется еще и растущим внутри Евросоюза недовольством политикой российского руководства, дающим скептически настроенным экспертам основания говорить об ухудшении отношений.

От частого повторения в официальных речах фраза «Европа – наш общий дом» стала восприниматься абстрактно. И это притом, что за последние десятилетия мы на деле наблюдали процесс ликвидации или отмирания многочисленных барьеров, мешавших осознать и ощутить эту общность. Наиболее полное развитие этот процесс получил в Европейском союзе, но нет никаких причин для того, чтобы те элементы европейской интеграционной конструкции, которые делают жизнь и работу удобнее, обеспечивают соблюдение общепринятых правил и безопасность, не распространились за пределы сегодняшнего Евросоюза. Произойти это может только в результате равноправного взаимодействия ЕС с его европейскими партнерами, в том числе с крупнейшим из них – Россией. Свободное перемещение людей, товаров, капиталов и услуг – естественное состояние для Европы, залог ее конкурентоспособности в глобальном мире, а укоренение очередного «железного занавеса», будь то на границе с Украиной и Белоруссией или с Россией, сильно повредило бы будущему европейского пространства.

В последнее время Евросоюз предстает в международном медиа-пространстве не в лучшем виде. Бесконечные переговоры о мерах по преодолению последствий экономического кризиса наводят на грустные мысли о судьбе европейского интеграционного проекта. Общая пессимистичная атмосфера сказывается и на отношениях ЕС с не входящими в него странами. Для решения накапливающихся между Евросоюзом и его партнерами проблем не остается ни финансовых ресурсов, ни времени, ни политической воли.

Владимир Путин неоднократно высказывался в пользу формирования единого общеевропейского пространства от Лиссабона до Владивостока.

В диалоге ЕС с Россией положение усугубляется еще и растущим внутри Евросоюза недовольством политикой российского руководства, дающим скептически настроенным экспертам основания говорить об ухудшении отношений. Однако состояние, которое кому-то представляется продолжающимся годами бегом на месте, может оказаться небыстрым, без рывков движением вперед по стайерской дистанции, и в пользу такой оценки можно привести немало аргументов.

Стратегия и тактика

Фото: Flickr / European External Action Service
Глава внешнеполитического ведомства
Европейского союза Кэтрин Эштон

Владимир Путин неоднократно и, как представляется, вполне искренне высказывался в пользу формирования единого общеевропейского пространства от Лиссабона до Владивостока. Чуть ли не единственным результатом деятельности российского экспертного сообщества, на который В. Путин счел нужным прямо сослаться в предвыборной статье, где излагались его внешнеполитические приоритеты, был доклад «Валдайского клуба» «К Союзу Европы». В нем получила развитие идея о стратегическом выигрыше, ожидающем Россию и ЕС в случае, если они смогут объединить усилия. Авторы доклада указывали, что альтернатива такому объединению – «закат Европы» в условиях обостряющейся конкуренции крупнейших международных центров силы.

Сама идея формирования общего пространства была принята Евросоюзом еще в 2003–2005 гг. Стороны закрепили ее сначала в совместном заявлении, а затем в «дорожных картах», недостаточно конкретных, но все же способных выступить в качестве задающих стратегические ориентиры направляющих.

В 2009 г. работе по «дорожным картам» было необходимо придать новый импульс, и он был обеспечен посредством инициативы «Партнерство для модернизации». Рабочий план данной инициативы включил довольно широкий спектр тем, причем отнюдь не только технического характера.

Наиболее заметные успехи в стратегическом планировании совместного будущего России и ЕС появились не вдруг. В 2004–2008 гг. за то, чтобы этот приоритет неизменно присутствовал в повестке дня российского руководства, отвечал специальный представитель Президента по связям с ЕС С. Ястржембский, а в Администрации Президента существовал соответствующий департамент. Это обеспечивало сущностное наполнение утвержденных на высоком уровне общих ориентиров и необходимую координацию деятельности государственных ведомств. Впоследствии это важное звено системы принятия решений было утрачено.

Своя перестройка внутренних механизмов происходила в последние годы и в Евросоюзе. Была создана Внешнеполитическая служба, которая в перспективе должна была обеспечить большую слаженность действий ЕС в отношениях с партнерами. В 2010–2012 гг. она переживала период становления, что неизбежно сказывалось на ее эффективности. Поэтому нам еще только предстоит увидеть, способна ли Внешнеполитическая служба произвести освежающую «перезагрузку» отношений ЕС с Россией.

Деньги и энергия

Фото: Действовать на российском рынке
компаниям из ЕС помогает Ассоциация
европейского бизнеса

В январе – сентябре 2012 г. отношения с Евросоюзом обеспечили 48,8% российского внешнеторгового оборота (52,8% экспорта, 41,8% импорта), что почти на 1% превышает аналогичный показатель за тот же период 2011 г. Такое положение дел выводит Россию на второе после Китая место среди импортеров в ЕС, четвертое после США, Китая и Швейцарии среди экспортеров и третье место после США и Китая во внешней торговле Евросоюза в целом. Накопленные иностранные инвестиции в российскую экономику, приходящие из ЕС, составляют порядка 80%, а в евро номинированы около 40% золотовалютных резервов России, о чем хорошо помнят в нашем Министерстве иностранных дел.

Действовать на российском рынке компаниям из ЕС помогает Ассоциация европейского бизнеса, весьма позитивно оценивающая перспективы развития российской экономики. На протяжении многих лет основной претензией к переговорному процессу России и ЕС со стороны бизнесменов было неучастие России во Всемирной торговой организации. С завершением процесса присоединения к ВТО в августе 2012 г. появились условия для дальнейшего наращивания экономических связей на основе общепринятых международных правил.

Не секрет, что большая часть российского экспорта в ЕС – это энергоносители и полезные ископаемые (82,9% в 2011 г. – треть всех поставок такого рода в Евросоюз). Россия стремится диверсифицировать свои экспортные возможности, а ЕС – разнообразить список поставщиков ресурсов, но все это дело будущего, а на сегодняшний день можно констатировать устойчивую взаимозависимость России и ЕС в той жизненно важной сфере, которой невозможно пожертвовать под влиянием политической конъюнктуры.

Россияне любят ездить в Евросоюз. Поездки, которые поколение назад были несбыточной мечтой, сегодня – ежедневная реальность, несмотря на сохраняющееся существенное препятствие для свободного передвижения – визовый режим.

Взаимозависимость, тем не менее, не означает отсутствия разногласий. В энергетике это, прежде всего, различное видение последствий вступления в силу норм так называемого «третьего пакета» законодательства ЕС, который должен способствовать демонополизации коммерческих отношений в этой сфере. Российское руководство полагает, что новые правила только увеличат число посредников, способствуя общему росту цен, и в любом случае намерено добиваться того, чтобы «третий пакет» не затрагивал уже заключенные контракты. В целом в сфере экономического сотрудничества ЕС настроен двигаться в направлении режима «ВТО плюс», к чему Россия пока относится настороженно, предпочитая сначала оценить функционирование договоренностей, которые уже легли в основу ее участия в ВТО.

Но «ВТО плюс» можно понимать чрезвычайно широко – положения, позволяющие оптимизировать условия ведения бизнеса, в конечном счете, могут быть выгодны обеим сторонам. В том, что к условиям «третьего пакета», а затем и возможного четвертого энергетическим компаниям, в том числе российским, удастся приспособиться, сомнений нет. Если, по крайней мере, часть высказываемых российским руководством замечаний будет услышана органами принятия решений в ЕС, процесс приспособления пойдет быстрее.

Люди и визы

Россияне любят ездить в Евросоюз. 14 из 20 наиболее посещаемых российскими гражданами стран – члены ЕС, причем в лидерах оказываются Финляндия и Эстония, популярные, прежде всего, у жителей близлежащих российских регионов. Сказывается едва ли оспариваемая всерьез принадлежность России к европейской культуре, исторический путь, тесно связавший ее с остальной Европой. Поездки, которые поколение назад были несбыточной мечтой, сегодня – ежедневная реальность, несмотря на сохраняющееся существенное препятствие для свободного передвижения – визовый режим.

Детали визового диалога уже рассматривались в одном из аналитических комментариев на сайте РСМД в феврале 2012 г. В течение года Россия и ЕС реализовывали «совместные шаги» по переходу к безвизовому режиму, одновременно готовя соглашение о новом облегчении визовых процедур. Работа по списку «совместных шагов» продолжится ориентировочно до конца 2013 г. Более скромное по целям соглашение об облегчении визовых процедур готовилось для подписания в конце 2012 г., но сторонам не удалось договориться по вопросу о предоставлении права безвизового въезда владельцам служебных паспортов, на чем настаивали российские переговорщики. Отсутствие соглашения может создать проблемы для пилотов гражданской авиации ряда стран ЕС, не имеющих соответствующих двусторонних договоренностей с Россией, – для выполнения рейсов в нашу страну пилотам придется получать визы.

Примечательно, что официальная позиция России подверглась жесткой критике со стороны российских журналистов, усмотревших в пункте о служебных паспортах попытку расширить список привилегий для чиновников и даже обеспечить им некий иммунитет от внесения в «черные списки». Такая позиция представляется необоснованной. Безвизовые поездки для владельцев служебных паспортов выглядят логичным первым шагом в сторону полноценного безвизового режима. Они позволят протестировать механизмы контроля и, в конечном счете, снизят опасения отдельных стран ЕС, в значительной степени основанные на предрассудках. При этом каждое государство сохраняет за собой право отказать во въезде иностранному гражданину в соответствии со своим законодательством.

Кризисы и миротворчество

Фото: Первый канал
Российская вертолетная группа
поддерживала миротворческие силы ЕС
в ЧАДе в 2008-2009 гг.

В мире сохраняется немало горячих точек, которые вызывают озабоченность как у России, так и у Евросоюза. России уже приходилось помогать ЕС в осуществлении антикризисной операции в Республике Чад и Центральноафриканской Республике, где наша вертолетная группа в 2008–2009 гг. поддержала военных из стран ЕС, обеспечивавших безопасность дарфурских беженцев. России и Евросоюзу в обозримом будущем предстоит не раз задумываться о координации действий по борьбе с пиратством и наркоугрозой, о совместном противодействии терроризму и о взаимопомощи в оперативном развертывании миротворческих миссий. Проблемы нераспространения оружия массового уничтожения во избежание глобальной катастрофы необходимо обсуждать и решать общими усилиями России, ЕС и других международных акторов. Вся эта работа уже ведется, но для повышения ее эффективности требуется укрепление институциональной основы.

Все большее число стран, включая США и Канаду, заключают с ЕС рамочные соглашения о сотрудничестве в области кризисного урегулирования. Переговоры по этому вопросу с Россией безрезультатно продолжаются годами. Российские переговорщики настаивают на том, что соглашение должно предусматривать не только участие России в операциях ЕС, но и участие ЕС в миротворческих миссиях, руководимых Россией. При этом не принимается во внимание, что при проведении операций ЕС собственно структуры Евросоюза являются лишь координирующим центром для сил, предоставляемых странами-членами. Соответственно, вести речь можно скорее о двусторонних соглашениях между Россией и отдельными странами-членами ЕС об их участии в российских операциях, а не о подчинении одного координирующего центра другому.

Вопрос о равноправии выглядит более уместным в другом контексте – вполне возможно представить себе совместное принятие решений странами ЕС и Россией, если для этого будет создан соответствующий орган и проявлена политическая воля. Предложение о создании Комитета Россия–ЕС по вопросам внешней политики и безопасности в 2010 г. было сделано в меморандуме по итогам встречи Д. Медведева и А. Меркель в Мезеберге. Странам ЕС пока не удалось прийти к согласию относительно будущего этой инициативы, но как только стороны примут принципиальное решение о необходимости поднять уровень оперативного взаимодействия России и ЕС, такого рода структура неизбежно потребуется.

Двигаться дальше

Для Евросоюза, кризис – это возможность осознать, что теперь он может отстать от прогресса, если не сделает механизмы управления гибче и эффективнее, если не будет более полно использовать силу частной инициативы там, где раньше полагались на государственное вмешательство.

Различия в подходах могут долго оставаться на повестке дня, но окажутся вполне преодолимыми, если партнеры проявят готовность двигаться навстречу друг другу. Сделать этот логичный и естественный выбор оказывается непросто. С обеих сторон хватает взаимных подозрений и предрассудков. И в ЕС, и в России на фоне событий выборного цикла новую остроту приобрели дискуссии о будущем российской политической системы. Диаметрально противоположные мнения высказываются о посткризисном развитии Евросоюза. Но кризисы конечны и предваряют новый этап развития. Вряд ли России и ЕС предстоит стать исключением из этого правила.

Для Евросоюза, остававшегося на протяжении десятилетий лидером в науке, технике и организации общества, кризис – это возможность осознать, что теперь он может отстать от прогресса, если не сделает механизмы управления гибче и эффективнее, если не будет более полно использовать силу частной инициативы там, где раньше полагались на государственное вмешательство. В совокупности эти задачи можно назвать модернизацией – а этот же вызов стоит и перед Россией.

Сегодняшние споры о ценностных различиях и демократических стандартах по мере развития российской демократии уйдут в прошлое. Новые поколения граждан России и ЕС уже не будут обременены стереотипами времен «холодной войны» и станут требовать одинаково высоких стандартов жизни и трудовой деятельности, вне зависимости от того, где в конкретный момент времени потребуются их профессиональные навыки – в Лиссабоне, Париже, Тюмени или Владивостоке.

Будут появляться новые условия и новые возможности для сотрудничества. С установлением общих для всех правил экономической деятельности, упрощением, а затем и ликвидацией визовых процедур, с интенсификацией совместной работы дипломатов единое общеевропейское пространство будет становиться реальностью.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся