Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 20, Рейтинг: 3.8)
 (20 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Петров

Заместитель генерального директора информационно-аналитического агентства «Вестник Кавказа»

20 сентября 2023 г. на Южном Кавказе исчез источник фундаментальной нестабильности. Никто больше не стреляет и не закладывает мины в Карабахе, нет постоянной угрозы вспышки боевых действий и их эскалации до крупномасштабной войны, напряженность на армяно-азербайджанской границе снизилась почти до нуля. В регионе возникла совершенно новая ситуация: Южный Кавказ стал на 100% безопасен и стабилен. Потенциальные риски, конечно, сохраняются, но у них нет политических и/или материальных ресурсов для реализации. Основной умиротворяющий фактор состоит в том, что никто из региональных государств не заинтересован в новых войнах друг с другом. Азербайджан не претендует на территории Армении, Армения отказалась от претензий на территории Азербайджана (хотя их еще предстоит вычеркнуть из армянской Конституции), Ирану нет смысла нападать на Азербайджан как союзника России и Турции, Грузия никогда не решится воевать с Россией. Да, мирный договор между Азербайджаном и Арменией еще не подписан, а армяно-азербайджанская и армяно-турецкая границы еще не открыты, но эти двусторонние вопросы не составляют общерегиональную проблему. Пусть не де-юре, но де-факто теперь Южный Кавказ — мирный регион.

Мир на Южном Кавказе — то, к чему три десятка лет стремилась Россия. У него есть своя цена — временное усиление антироссийских тенденций в Армении, — но во внешнеполитическом балансе РФ он, несомненно, является геополитическим и геоэкономическим доходом. Теперь, когда задача выполнена, настало время подытожить достижения конфликтного времени и определить, в каких поправках может нуждаться российская политика в связи с кардинальным изменением реалий. Если в отношениях с Арменией еще предстоит большая работа по устранению неопределенностей и реконструкции прежнего уровня связей, то в контактах с Азербайджаном, выигравшим Карабахскую войну не только для себя, но и для всего региона, уже сейчас можно с уверенностью говорить о перспективах союзнического взаимодействия в новую историческую эпоху.

Мирный режим существования Южного Кавказа еще только предстоит осмыслить. Разумеется, никакого «конца истории», которые видятся после финалов многолетних противостояний, не будет. Стоит констатировать завершение постсоветского перехода в регионе, поскольку заложенное в советское время политическое минное поле обезврежено, но это не конец, а начало лучшей жизни. Фундаментальные основания внешнеполитических курсов России и Азербайджана определяют исключительно конструктивное направление развития их отношений. Эти отношения предстоит защищать, поскольку внерегиональные силы не оставят попытки заново расшатать Южный Кавказ, но ни Москве, ни Баку не привыкать к отстаиванию национальных интересов и интересов своих союзников.

Карабахский эпилог

20 сентября 2023 г. произошло историческое событие, масштабы влияния которого на перспективы Южного Кавказа и российской политики в регионе еще только предстоит осмыслить. Очаг сепаратизма в Карабахе, в течение 32 лет поддерживавшийся Арменией военными, дипломатическими и финансовыми средствами, объявил о самоликвидации в результате однодневной контртеррористической операции ВС Азербайджана. В этот день Баку восстановил конституционный строй Азербайджанской Республики на всей территории Карабахского экономического района, и в течение недели остатки армянских вооруженных сил были разоружены и выведены на территорию Армении. Так обеими сторонами армяно-азербайджанского урегулирования был решен «карабахский вопрос» о претензии Еревана на создание на азербайджанских землях второго армянского государства с его последующим присоединением к Армении. Власти Азербайджана приняли силовые меры для обеспечения безопасности в Карабахе, а власти Армении вместо того, чтобы начать боевые действия против азербайджанской армии или организовать «правительство Карабаха в изгнании», распорядились объявить о закрытии сепаратистского проекта в Ханкенди (Степанакерте).

Таким образом, 20 сентября 2023 г. на Южном Кавказе исчез источник фундаментальной нестабильности. Никто больше не стреляет и не закладывает мины в Карабахе, нет постоянной угрозы вспышки боевых действий и их эскалации до крупномасштабной войны, напряженность на армяно-азербайджанской границе снизилась почти до нуля. В регионе возникла совершенно новая ситуация: Южный Кавказ стал на 100% безопасен и стабилен. Потенциальные риски, конечно, сохраняются, но у них нет политических и/или материальных ресурсов для реализации. Основной умиротворяющий фактор состоит в том, что никто из региональных государств не заинтересован в новых войнах друг с другом. Азербайджан не претендует на территории Армении, Армения отказалась от претензий на территории Азербайджана (хотя их еще предстоит вычеркнуть из армянской Конституции), Ирану нет смысла нападать на Азербайджан как союзника России и Турции, Грузия никогда не решится воевать с Россией. Да, мирный договор между Азербайджаном и Арменией еще не подписан, а армяно-азербайджанская и армяно-турецкая границы еще не открыты, но эти двусторонние вопросы не составляют общерегиональную проблему. Пусть не де-юре, но де-факто теперь Южный Кавказ — мирный регион.

Мир на Южном Кавказе — то, к чему три десятка лет стремилась Россия. У него есть своя цена — временное усиление антироссийских тенденций в Армении, — но во внешнеполитическом балансе РФ он, несомненно, является геополитическим и геоэкономическим доходом. Теперь, когда задача выполнена, настало время подытожить достижения конфликтного времени и определить, в каких поправках может нуждаться российская политика в связи с кардинальным изменением реалий. Если в отношениях с Арменией еще предстоит большая работа по устранению неопределенностей и реконструкции прежнего уровня связей, то в контактах с Азербайджаном, выигравшим Карабахскую войну не только для себя, но и для всего региона, уже сейчас можно с уверенностью говорить о перспективах союзнического взаимодействия в новую историческую эпоху.

Российско-азербайджанский багаж

Каким в новую историческую эпоху Южного Кавказа вступает Азербайджан с точки зрения интересов РФ? Во-первых, это дружественная России страна; более того, надежный и беспроблемный союзник. Во-вторых, это по-настоящему независимое государство, выстраивающее внешнюю политику в соответствии с национальными интересами. В-третьих, это ответственный и трезвомыслящий участник международных отношений, всегда выполняющий свои обязательства. Наконец, это состоятельный экономический партнер. Все факторы вместе обуславливают синергию российской и азербайджанской региональных политик. Рассмотрим их более подробно.

Суверенность — это принципиальная основа современной государственной политики Азербайджанской Республики. В отличие от многих государств схожих размеров, предпочитающих роль сателлита региональных и мировых держав, Баку стремится в любых внешних контактах сохранять независимость. Республика предпочитает взаимодействовать со всеми партнерами путем прямых двусторонних связей и участвует только в тех международных организациях, которые нацелены на экономическое сотрудничество и не имеют политической подоплеки, навязываемой влиятельными участниками. Причем и в случае с экономическими структурами Азербайджан ставит на первое место собственные выгоды от членства — например, он до сих пор не вошел в ВТО, поскольку его не удовлетворяют условия.

У Азербайджана нет ни экспансионистских планов, ни характерных для ряда постсоветских режимов мечтаний о политическом «переезде» на Запад. Республика хочет спокойно жить «у себя дома» в мире с крупными (Россия, Турция, Иран), малыми (Грузия, Армения) и заморскими (страны Центральной Азии) соседями, развивая взаимовыгодные бизнес-контакты со всеми внешними партнерами. Азербайджан работает над сохранением и развитием национальной идентичности, а не пытается найти себя в идеологическом импорте, как страны со слабой государственностью. Это и есть суверенность здорового государства: у него есть все, что нужно для самостоятельной жизни (включая способность защищать свое от посягательств извне), и ему не надо чужого.

Для России суверенность государств — одна из ключевых ценностей внешнеполитических партнеров. С сателлитами невозможно выстраивать устойчивые связи, поскольку они дрейфуют туда, куда дуют политические ветры государства-хозяина. Ведение с ними переговоров и заключение соглашений — пустая трата времени и сил, поскольку они де-факто не являются субъектами международных отношений и всю ответственность за свои слова и действия перекладывают на хозяев. Независимость во внешней политике — то, к чему Москва призывает все страны мира, видя в этом залог глобального геополитического баланса. В Азербайджане Россия находит образцовую реализацию подходящей для небольших государств модели суверенности.

Трезвомыслие и ответственность — вторая особенность государственной политики Азербайджанской Республики, взаимодополняющая установку на защиту суверенитета. Баку трезво оценивает и свои возможности (как их ограничения, так и их потенциал для развития), и свое положение на перекрестке интересов региональных и мировых держав. Власти Азербайджана не ввязываются в чужие политические аферы, где рано или поздно придется принимать чью-то одну сторону, неукоснительно придерживаются норм международного права и умеют находить компромиссы в контактах с настроенными на сотрудничество странами. А главное — они исполняют договоренности и реализуют соглашения, что означает предсказуемость внешней политики.

Более 30 лет назад, с приходом к власти общенационального лидера Гейдара Алиева Республика сделала ставку на создание как можно большего числа взаимовыгодных экономических связей с ближним и дальним зарубежьем и за эти десятилетия показала себя неординарно стабильным бизнес-партнером. Политическая конъюнктура не влияет на сотрудничество Азербайджана с партнерами в экономике. После Карабахской войны Париж последовательно ухудшает отношения с Баку ради голосов армянской диаспоры и колонизации Еревана, но французская компания «Total Energies» продолжать работать на азербайджанских месторождениях. В ЕС, в целом, можно наблюдать «раздвоение личности» в отношении к Азербайджану: Еврокомиссия превозносит импорт азербайджанского газа, а Европарламент и ПАСЕ бушуют из-за независимости действий Баку от желаний Брюсселя.

Для России ответственность является еще одной ценной чертой иностранных государств. Природу нормальных внешнеполитических отношений и составляет соблюдение сторонами своих обязательств — как по нормам международного права, так и по двусторонним/многосторонним документам. К сожалению, суверенность государства еще не означает его надежности или хотя бы вменяемости во внешних контактах, что мы видим на примере тех же США. В случае Азербайджана Россия может быть уверена, что все заключенные официальные и неформальные соглашения будут выполнены. Не меньше уверенности и в том, что Баку не будет участвовать в антироссийских кампаниях и ставить под угрозу весь комплекс выгод от союзничества с РФ.

Экономическая состоятельность Азербайджана по большей части происходит из его трезвомыслия и ответственности. Преимуществом Республики являются ее углеводородные богатства, однако, во-первых, их еще нужно доставить покупателям, а во-вторых, нефтегазовые ресурсы исчерпаемы, и для стабильности экономики необходима ее как можно более широкая диверсификация. Для решения обеих задач власти Азербайджана инициируют, организуют на международном уровне и реализуют крупные инфраструктурные проекты. Азербайджанский газ в Италию и на Балканы поступает по «Южному газовому коридору», азербайджанская нефть прибывает на средиземноморское побережье по трубопроводу «Баку — Тбилиси — Джейхан», оба — проекты Баку XXI в.

Азербайджан активно развивает свой потенциал, а не ждет, когда к нему придут с предложениями и финансированием. Благодаря этому через территорию Республики сегодня проходят два глобальных логистических маршрута: «Север — Юг», открывающий России наземный доступ к Ирану и Пакистану (и морской к Индии через иранские порты); и «Восток —Запад», позволяющий Китаю и Центральной Азии перевозить грузы в Турцию и Европу. Свои обязательства Баку исполняет целиком и с опережением — например, азербайджанский участок железной дороги Международного транспортного коридора «Север — Юг» уже построен, а запуск откладывается только из-за промедлений Ирана. В направлении «Восток — Запад» Азербайджан развивает проект «Срединный коридор», действующей частью которого является железная дорога «Баку — Тбилиси — Карс»; и проект «Зангезурский коридор» — его азербайджанский участок планируется завершить уже летом 2024 г.

Для России экономическая состоятельность Азербайджана имеет особую ценность, поскольку расширяется пространство для взаимодействия в сфере бизнеса. Азербайджан инвестировал в российские предприятия более 1 млрд долл., российские компании вложили в азербайджанские проекты свыше 4 млрд долл. Товарооборот растет двузначными темпами: в 2022 г. рост составил 23,9% (до 3,71 млрд долл.), в 2023 г. — 17,5% (до 4,358 млрд долл.), и в нем три четверти принадлежит российскому экспорту. Число совместных предприятий и российских компаний, работающих в Азербайджане, превысило 1 000. Крайне важно, что свою часть инициированных проектов Баку выполняет сам на собственные средства и России не приходится ему помогать, как тому же Ирану с достройкой железнодорожного участка «Астара — Решт» МТК «Север — Юг».

Дружественность Азербайджана России также является следствием трезвомыслия и ответственности. Россия и Азербайджан граничат друг с другом на Южном Кавказе и в Каспийском море, их объединяют многовековые связи. В отличие от соседних Грузии и Армении, где исторический и гуманитарный факторы не мешают властям стремиться в евроатлантические структуры, Азербайджан рассматривает Россию как естественного приоритетного партнера. Отличительной чертой Республики является внимание к русскому языку: из 4,5 тыс. азербайджанских школ в 340 (а это 140 тыс. детей, порядка 10% всех учащихся) обучение ведется на русском языке, еще в 3 тыс. школ он изучается как иностранный; свыше 15 тыс. студентов учатся в вузах на отделениях русского языка. Конечно, свою роль в этом играют и традиции азербайджанского мультикультурализма, проявляющегося в уважении ко всем национальностям, религиям и языкам, однако статистика русскоязычного образования указывает на признание и поощрение руководством Азербайджана особого места России во внешних связях Республики.

Нельзя не сказать и о факторе личности в феномене дружественности Азербайджана к России. Взаимопонимание президента Владимира Путина и президента Ильхама Алиева выделяется даже на фоне контактов российского лидера с руководством стран-участниц российских интеграционных проектов. Их переговоры неизменно посвящены сотрудничеству и лишены конфликтных элементов. Ильхам Алиев, продолжая дело Гейдара Алиева, является автором современного внешнеполитического курса Азербайджана, и фокус на укрепление связей с Россией — его выбор. Самым сильным его решением последних лет стало подписание Декларации о союзническом взаимодействии России и Азербайджана 22 февраля 2022 г. Азербайджан на протяжении всех 20 лет президентства И. Алиева вел себя как надежный партнер и союзник России.

Мирные перспективы

Над чем же теперь — после решения «карабахского вопроса» и предстоящих в феврале–марте президентских выборов в России и Азербайджане — будут совместно работать Москва и Баку? Поскольку оба государства стабильны и, весьма вероятно, останутся стабильными в поствыборный период, в первую очередь будет продолжена реализация комплекса «дорожных карт» 2018 г. и положений Декларации о союзническом взаимодействии. Надежность связей двух стран в эпоху мира на Южном Кавказе на днях подтвердило подписание в Баку более детальной экономической и социально-гуманитарной «дорожной карты», прописывающей план сотрудничества в 2024–2026 гг.

Новая «дорожная карта» демонстрирует широту российско-азербайджанских экономических связей: правительства будут поддерживать двустороннюю кооперацию в малом и среднем предпринимательстве, в промышленном производстве (прежде всего, речь идет об нефтегазовом и аграрном машиностроении), в обоюдном экспорте-импорте продуктов питания и других сельхозтоваров, в совершенствовании рынков сбыта, во взаимном увеличении туристических потоков. Предпринимательские контакты будут поддержаны государствами путем организации бизнес-миссий и межрегиональных форумов. Планируется также увеличить число азербайджанских студентов в российских вузах, провести курсы повышения квалификации школьных учителей и целый комплекс спортивных и молодежных мероприятий, усилить внимание профильных министерств к развитию совместных проектов в сфере культуры и профобразования.

Отдельной темой нового времени является завершение работ по глобальным инфраструктурным проектам. Пока Иран с российской помощью готовится построить железнодорожный участок «Астара — Решт», Россия и Азербайджан займутся реконструкцией пунктов пропуска на границе и прилегающей дорожной инфраструктуры, чтобы пропускная способность дорог Международного транспортного коридора «Север — Юг» и таможни имела запас на будущее. В ситуации с Зангезурским коридором стороны будут совместно воздействовать на Армению, которая все еще не начала строить свой участок через Мегри, и контролировать строительство мостов на иранском участке. Сегодня для России как никогда важны логистические возможности Азербайджана для экспорта-импорта товаров — запуск Зангезурского коридора и совершенствование «Баку — Тбилиси — Карс» позволят создать новый глобальный маршрут «Север — Запад».

В политической сфере Москве и Баку предстоит добиться от Еревана подписания мирного договора. Здесь, как и в экономике, позиции России и Азербайджана совпадают, и по недавнему заявлению премьер-министра Армении Никола Пашиняна о необходимости замены армянской Конституции (в которой содержатся претензии на Карабах) можно судить о том, что их совместные усилия дают результат. У России есть задача удержать власти Армении от чрезмерного западного крена, у Азербайджана — задача запустить процесс возвращения в Армению изгнанных оттуда азербайджанцев, и союзники могут обращаться друг к другу за помощью по этим вопросам. Баку гарантирована помощь Москвы в защите итогов Карабахской войны, а Москве — помощь Баку в борьбе с антироссийскими тенденциями в регионе.

Мирный режим существования Южного Кавказа еще только предстоит осмыслить. Разумеется, никакого «конца истории», которые видятся после финалов многолетних противостояний, не будет. Стоит констатировать завершение постсоветского перехода в регионе, поскольку заложенное в советское время политическое минное поле обезврежено, но это не конец, а начало лучшей жизни. Фундаментальные основания внешнеполитических курсов России и Азербайджана определяют исключительно конструктивное направление развития их отношений. Эти отношения предстоит защищать, поскольку внерегиональные силы не оставят попытки заново расшатать Южный Кавказ, но ни Москве, ни Баку не привыкать к отстаиванию национальных интересов и интересов своих союзников.

Оценить статью
(Голосов: 20, Рейтинг: 3.8)
 (20 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся