Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 4.75)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Лидия Кулик

К.и.н.; руководитель направления по исследованиям Индии, Институт исследований развивающихся рынков СКОЛКОВО; научный сотрудник, Центр индийских исследований, Институт востоковедения РАН, эксперт РСМД

Уже больше месяца Индия находится на жестком карантине (complete nationwide lockdown). Жителям разрешено покидать свои дома только в определенные часы для покупки продуктов и товаров первой необходимости. Не работают предприятия и транспорт, полностью остановлены железнодорожные и авиаперевозки. Еще в марте казалось, что кипучую жизнь миллиардной страны остановить невозможно. В воскресенье 22 марта, по призыву индийского премьер-министра Нарендры Моди, все индийцы на один день остались дома. Был введен народный комендантский час (Janata Curfew). К тому времени в стране было официально зарегистрировано около 340 случаев инфекции. В последующие несколько дней произошел резкий скачок в количестве выявленных случаев, и после обращения Н. Моди к нации 24 марта в Индии были введены ограничения, которые являются одними из самых строгих в мире.

Строгость и решительность принятых индийскими властями мер стали неожиданностью не только для застрявших в стране иностранцев, но и для самих индийцев. С тех пор Н. Моди уже дважды обращался к нации, и пока карантин не отменяется.

В прессе ситуацию с коронавирусом в Индии называют индийским парадоксом. С одной стороны, и журналисты, и медицинское сообщество критикует индийское правительство за низкие показатели тестирования. Известно, что среднее число проведенных тестов на миллион жителей на 28 апреля составляет в Индии всего 260. Тем не менее, подозревая, что ситуация с распространением инфекции на самом деле намного хуже, журналисты сравнили среднюю смертность в различных регионах страны с аналогичным периодом прошлых лет, и оказалось, что в настоящее время смертность значительно ниже исторических показателей. Причина, видимо, в том, что, благодаря самоизоляции, меньше индийцев умирает в эти дни в результате дорожно-транспортных происшествий и на производстве.

После глобальных кризисов прошлых лет Индия восстанавливалась быстрее других стран. Есть основания предполагать, что так будет и в этот раз, несмотря на глубину и остроту сегодняшних событий. Одним из основных факторов, способствующих высокой степени защищенности Индии от внешних потрясений, является большой объем внутреннего рынка, низкая зависимость страны от импорта (кроме импорта энергоносителей), а также относительная изолированность индийской экономики от международных цепочек поставок. Индийский премьер и сегодня призывает развивать эту тенденцию, сделав Индию после выхода из кризиса еще более самообеспеченной и полагающейся на собственные силы. Большим подспорьем для Индии, импортирующей более 80% потребляемых в стране энергоносителей, станет и снижение цен на нефть.

Уже больше месяца Индия находится на жестком карантине (complete nationwide lockdown). Жителям разрешено покидать свои дома только в определенные часы для покупки продуктов и товаров первой необходимости. Не работают предприятия и транспорт, полностью остановлены железнодорожные и авиаперевозки. Еще в марте казалось, что кипучую жизнь миллиардной страны остановить невозможно. В воскресенье 22 марта, по призыву индийского премьер-министра Нарендры Моди, все индийцы на один день остались дома. Был введен народный комендантский час (Janata Curfew). К тому времени в стране было официально зарегистрировано около 340 случаев заражения. В последующие несколько дней произошел резкий скачок в количестве выявленных случаев, и после обращения Н. Моди к нации 24 марта в Индии были введены ограничения, которые являются одними из самых строгих в мире. Видео, иллюстрирующие жесткие меры в отношении нарушителей карантина, включая применение индийскими полицейскими их традиционных орудий (бамбуковых палок) произвели впечатление на многих. Кадры скорее всего были сняты специально и массово распространялись по индийским мессенджерам и социальным сетям в назидание широким массам. Строгость и решительность принятых индийскими властями мер стали неожиданностью не только для застрявших в стране иностранцев, но и для самих индийцев. С тех пор Н. Моди уже дважды обращался к нации, и пока карантин не отменяется.

На сегодняшний день в Индии зарегистрировано 30 317 случаев СOVID-19, 965 человек скончались. Несмотря на относительно невысокие цифры, индийцы серьезно относятся к вынужденным мерам правительства, у большинства есть понимание, что система здравоохранения страны не справится с крупномасштабным кризисом. Несмотря на то, что за последние 15–20 лет в стране создана частная медицина мирового уровня, среднее и первичное медицинское звено по-прежнему находится в плачевном состоянии. При этом существенным преимуществом индийского здравоохранения является большая численность младшего медицинского персонала и навыки врачей в работе с массовым потоком пациентов. На передовой борьбы с эпидемией во многих странах, прежде всего в США и Великобритании, сегодня оказались врачи и медсестры — выходцы из Индии.

Индийский парадокс

В прессе ситуацию с коронавирусом в Индии называют индийским парадоксом. С одной стороны, и журналисты, и медицинское сообщество критикует индийское правительство за низкие показатели тестирования. Известно, что среднее число проведенных тестов на миллион жителей на 28 апреля составляет в Индии всего 260. Однако существуют значительные различия по регионам: в Дели этот показатель составляет 1513 тестов на миллион жителей, в Махараштре (столица этого штата — Мумбаи) — 782, в Западной Бенгалии (столица — Калькутта) — 82. Показатели увеличиваются ежедневно. Тем не менее, подозревая, что ситуация с распространением инфекции на самом деле намного хуже, журналисты сравнили среднюю смертность в различных регионах страны с аналогичным периодом прошлых лет, и оказалось, что в настоящее время смертность значительно ниже исторических показателей. Причина видимо в том, что, благодаря самоизоляции, меньше индийцев умирает в эти дни в результате дорожно-транспортных происшествий и на производстве.

Уже можно говорить о том, что в целом, благодаря исключительно жестким мерам центрального правительства, Индия справляется с эпидемией. Большая роль в этом принадлежит и руководству штатов. Региональные власти наделены существенной автономией, полномочиями и ответственностью за ситуацию. При этом эпидемиологическая картина «на местах» существенно различается. Наибольшее беспокойство вызывает продолжающееся распространение инфекции в Махараштре, Гуджарате, Дели и в Раджастане.

Повод проявить решительность и заработать политические дивиденды

Среди штатов, ситуация в которых обращает на себя особое внимание, — Керала. Именно в этом штате 30 января был зарегистрирован первый в Индии случай выявления COVID-19. Зараженным оказался студент, вернувшийся из Уханя. Керала известна не только своей красивой природой, традиционной индийской медициной и наиболее высоким в Индии уровнем грамотности населения, но и тем, что долгое время у власти в штате находится Коммунистическая партия Индии. Именно с именем главного министра штата, Пинарайи Виджаяна связывают успех Кералы в преодолении кризиса. Популярность политика на волне эффективной борьбы с эпидемией значительно возросла. На сегодняшний день в штате зарегистрировано 485 случаев заражения, 4 летальных исхода. Учитывая существовавшее до 24 марта масштабное воздушное сообщение региона с Европой, Азией и со странами Персидского залива, где трудится много мигрантов из Кералы, эти цифры действительно являются большим достижением. В целом, в Индии насчитывалось более 25 аэропортов, обслуживавших международные рейсы.

Как и в большинстве других стран, власти в Индии всячески подчеркивают свои успехи в борьбе с пандемией, своевременность введенных мер, акцентируют внимание на помощи другим странам и на содействии в возвращении своих граждан. Популярность Н. Моди от коронавируса не пострадала. Более того, у правительства появилась возможность списать на пандемию наметившееся задолго до эпидемиологического кризиса замедление темпов роста ВВП и вновь сплотить граждан перед лицом внешней угрозы. В условиях пандемии правящей Бхаратия Джаната Парти пришлось столкнуться с критикой, связанной с ущемлением прав мусульман, а также с тяжелым положением внутренних трудовых мигрантов, которых кризис лишил не только тяжелой физической работы и скудной зарплаты, но и заставил в нечеловеческих условиях возвращаться в места постоянного проживания. Критики властей не акцентируют внимание на том, что остановка больших строек и вынужденная эвакуация из больших городов, возможно, спасла от заражения сотни тысяч людей.

В рамках борьбы с распространением инфекции власти эффективно выявляли и помещали в строгую изоляцию всех контактировавших с носителями вируса. Как оказалось в ходе этой работы, вирус приехал в Индию не только из Китая и Европы, но и из стран Персидского залива, в частности, из Саудовской Аравии. Расползанию инфекции, как считают власти, способствовало собрание представителей одного из исламских религиозных движений в Дели, которое посетили более 9000 человек, разъехавшихся затем по всей стране. Поиски некоторых из них привели полицию в Мумбаи, в район Дхарави — знаменитые трущобы, где живет и работает около 1 млн человек. Дхарави и несколько других районов Мумбаи стали центрами распространения инфекции в самом густонаселенном городе Индии. Именно ситуация в Мумбаи вызывает сейчас наибольшее беспокойство. В Дхарави зафиксировано 288 случаев, 14 человек скончались. Всего в Махараштре, включая Мумбаи, наибольшее число случаев из всех индийских штатов — 8 590 и 369 скончавшихся.

Объясняя относительно низкий уровень заболеваемости в Индии, эксперты указывают не только на эффективность строгих карантинных мер, выявление и изоляцию контактировавших с больными, но и на такие более спорные факторы, как, к примеру, влияние вакцинации БЦЖ (в Индии она обязательна), жаркий солнечный климат (средняя температура в стране сейчас стремится к +40 градусам), а также массовое знакомство населения с инфекциями, такими как малярия, лихорадка денге, чикунгунья и другими. К тому же, несмотря на высокую плотность населения, в Индии принято соблюдать социальную дистанцию между малознакомыми людьми. Низкому уровню смертности от COVID-19, вероятно, способствует и демографическая структура индийского общества, ведь Индия — самая молодая страна в мире, где половина населения (более 600 млн человек) младше 25 лет.

Одним из положительных эффектов карантина в Индии стало снижение нагрузки на окружающую среду. Обострившиеся в последние годы экологические проблемы временно отступили — и жители Пенджаба впервые за 30 лет увидели заснеженные вершины Гималаев, река Джамна вновь приобрела оттенки чистой воды, яркое голубое небо стало не редкостью, а нормой в индийской столице. Индия как будто погрузилась в тихую медитацию, которая является такой же неотъемлемой частью ее духовной сущности, как и более знакомое всем состояние непрекращающегося шумного движения.

Однако мало кому в Индии хотелось бы, чтобы такая вынужденная остановка затянулась надолго. МВФ снизил прогноз по росту ВВП Индии на 2020/2021 финансовый год с 5,8% до 1,9% (с перспективой восстановления до 7,4% в следующем финансовом году). Длительный простой может иметь тяжелые последствия, поэтому постепенное ослабление карантина планируют начать в Индии уже с 3 мая. Решения о графике послаблений будут принимать на уровне штатов. Приходят новости о возобновлении производства на некоторых автомобилестроительных предприятиях, фермеры постепенно возвращаются к своим угодьям. В прессе обсуждается, при каких условиях авиакомпании смогут возобновить внутренние перелеты. До карантина в Индии осуществлялось более 8 000 внутренних рейсов ежедневно.

Секрет устойчивости индийской экономики к внешним вызовам

После глобальных кризисов прошлых лет Индия восстанавливалась быстрее других стран. Есть основания предполагать, что так будет и в этот раз, несмотря на глубину и остроту сегодняшних событий. Одним из основных факторов, способствующих высокой степени защищенности Индии от внешних потрясений, является большой объем внутреннего рынка, низкая зависимость страны от импорта (кроме импорта энергоносителей), а также относительная изолированность индийской экономики от международных цепочек поставок. Индийский премьер и сегодня призывает развивать эту тенденцию, сделав Индию после выхода из кризиса еще более самообеспеченной и полагающейся на собственные силы. Большим подспорьем для Индии, импортирующей более 80% потребляемых в стране энергоносителей, станет и снижение цен на нефть.

Именно в многоукладности индийской экономики, в тесных социальных связях, взаимосвязанности и взаимозависимости всех элементов индийского общества кроется секрет ее устойчивости и адаптивности к внешним стрессам. В Индии привыкли полагаться не на государство, а на долгосрочные деловые и семейные связи как на уровне крупных конгломератов, так и в среде малого бизнеса. Когда в эпоху британского правления колонизаторы насильно перевели страну в условия жесткого фискального режима, не учитывавшего местных особенностей, выстроенная англичанами система не раз давала сбой, что выражалось в массовом голоде и высокой смертности населения. Традиционной хозяйственной системе в Индии всегда была свойственна гибкость и привязка к личным отношениям, порой насчитывающим несколько поколений. Связано это в первую очередь с тем, что экономика Индии всегда зависела от непредсказуемых муссонных дождей, отличавшихся год от года. Таким образом, каждый неурожайный кризисный год становился проверкой на прочность деловых отношений по всей социальной цепочке. Индийские предприниматели привыкли продавать в кредит, откладывать арендные платежи, отказываться от маржи ради сохранения бизнеса своего партнера. Привычки предшествующих поколений сказываются и на том, что сбережения миллионов индийцев до сих пор частично или полностью вложены не в акции, а в золото.

Сегодняшний кризис становится проверкой на прочность не только для бизнеса, но и для государства. Правительство Н. Моди одной из своих приоритетных задач всегда ставило поддержку наименее защищенных слоев индийского общества. Серьезными проблемами для Индии остаются скрытая безработица и отсутствие доступной медицины. Как и везде в мире особенно сильно пострадали такие отрасли как туризм, транспорт, строительство, общественное питание и сфера услуг, где заняты до половины трудоспособного населения Индии. Многие реформы, ранее осуществленные правительством Н. Моди, в современных условиях приобретают особенное значение — это и создание системы обязательного медицинского страхования для малоимущих, и прямые выплаты социальных пособий, которые, благодаря действующей системе цифровой идентификации граждан, теперь доходят до адресатов. Правительство уже объявило о масштабной финансовой помощи населению и продолжает разрабатывать меры поддержки бизнеса. Валютные резервы индийского правительства в настоящий момент насчитывают более 479 млрд долл., что также придает уверенности властям в макроэкономической стабильности страны.

Одним из приоритетов в работе правительства Н. Моди была поддержка предпринимательства, особенно среди молодежи. Понимая, сколь сложным оказалось положение многих индийских компаний в текущей ситуации и насколько привлекательными они могут быть для недружественных поглощений, правительство спешно ужесточило правила регулирования прямых инвестиций из стран-соседей. Тщательно избегая какой-либо критики в адрес Китая в связи с распространением коронавируса, индийское правительство, тем не менее, предприняло шаг, призванный сдержать аппетиты Китая и являющийся превентивной мерой против увеличения доли китайского капитала в индийской экономике. Эти вынужденные меры идут вразрез с последовательным курсом Нью-Дели и Пекина на улучшение политических отношений и развитие экономических связей, который проводился в последние несколько лет. Пока Индия не занимала значительного места в списке направлений китайских вложений. Объем китайских инвестиций в индийской экономике на 2019 г. составил 2,3 млрд долл. Однако реальные цифры могут быть значительно выше. Большая часть из 30 индийских единорогов (быстрорастущих компаний с капитализацией более 1 млрд долл. и остающихся в собственности своих основателей) уже имели китайские инвестиции и несомненно стали бы еще привлекательнее для китайских вложений. Интерес к компаниям в таких сферах, как электронная торговля, фармацевтика, развлечения, телемедицина, финтех, искусственный интеллект, дистанционное обучение — возрастает в связи с их успехами на фоне кризиса, а привлекательность высокотехнологичных компаний в индустрии туризма и транспорта повышается в связи с их шатким положением в текущих условиях. Все это заставило индийское правительство пойти на ограничения, которые могут затронуть интересы северного соседа.

Курс на самообеспечение

При этом в политическом измерении, Индия сохраняет курс на многосторонность и на усиление роли ООН и других международных организаций, включая ВОЗ, в международных делах. По инициативе и при активном участии Нью-Дели все лидеры стран региона, объединенных в Ассоциацию регионального сотрудничества Южной Азии (SAARC) приняли ряд согласованных мер для противодействия эпидемии и продолжают координировать свою деятельность. Индийское руководство содействует работе таких объединений, как БРИКС и ШОС и нацелено на повышение роли Индии в этих и других международных институтах, что, по мнению Н. Моди, не противоречит курсу на суверенитет и самообеспеченность Индии по окончании пандемии.

(Голосов: 12, Рейтинг: 4.75)
 (12 голосов)

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся