Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 4.21)
 (14 голосов)
Поделиться статьей
Дмитрий Наркевский

Независимый обозреватель

К юбилейному 70-му Дню Республики Индия подошла не только с весомыми достижениями, но и со сложными, вызывающими полярные оценки реформами. 2020 год обещает быть не менее насыщенным. Несмотря на прошлогоднюю безоговорочную победу Нарендры Моди на выборах курс, избранный его правительством, далеко не всегда позитивно оценивается и самими индийцами, и зарубежными партнерами Индии.

В своих отношениях с Индией Россия не может не учитывать как внутриполитические процессы в этой стране, так и изменения внешнеполитических приоритетов, в первую очередь связанные с повышением роли США в индийской политике. Даже в вопросах обороны и экономической безопасности Индии все труднее действовать без оглядки на партнера из-за океана. При этом, несмотря на обилие проблем в американо-индийских отношениях, курс Нью-Дели на сближение с Вашингтоном сохранится.

В отличии от США Россия более сдержана в отношении затрагивающих суверенитет Индии политических процессов и ее взаимоотношений с Пакистаном. Недавний визит министра иностранных дел РФ С. Лаврова в Индию вновь подтвердил совпадение российских и индийских подходов к решению многих общемировых и региональных проблем.

Москве необходимо не только сберечь стратегические отношения с Нью-Дели, конвертировать их в практическое экономическое партнерство, но и путем наращивания сотрудничества с другими государствами региона постараться удержать Индию и страны Южной Азии от конфронтационных подходов и блокового мышления, к которым их активно подталкивают извне.


К юбилейному 70-му Дню Республики (26 января 2020 г.) Индия подошла не только с весомыми достижениями, но и со сложными, вызывающими полярные оценки реформами. 2020 год обещает быть не менее насыщенным. Несмотря на прошлогоднюю безоговорочную победу Нарендры Моди на выборах курс, избранный его правительством, далеко не всегда позитивно оценивается и самими индийцами, и зарубежными партнерами Индии.

Под знаменем хиндутвы

Безоговорочно победив на всеобщих выборах весной 2019 г., действующий премьер-министр Индии Н. Моди и правящая Индийская народная партия (Бхаратия Джаната парти) получили карт-бланш на проведение внутренней и внешней политики на основе принципов Хиндутвы.

Но несмотря на то, что эта идеология формально не исключает поликонфессиональность индийского общества и интеграцию мусульман в систему государственного устройства, многие увидели в ней угрозу межрелигиозному балансу в Индии. Вспышки насилия в отношении мусульман и сдержанное отношение к ним индийских чиновников многие связывали именно с политикой Н. Моди и ИНП. Шаги по введению Национального реестра граждан лишь укрепили скептиков в их оценках антимусульманской направленности политики правительства.

Принятие в декабре 2019 г. поправок к закону о гражданстве, четко отделивших живущих в соседних Пакистане, Афганистане и Бангладеш мусульман от представителей других религий, которые могут воспользоваться правом упрощенного получения индийского гражданства в случае их преследования в этих странах по религиозным мотивам, стало толчком к масштабным не утихающим до сих пор антиправительственным выступлениям по всей стране. Начавшись с беспорядков в студенческой среде, митинги и протесты охватили множество индийских городов и вызвали резонанс во многих государствах.

Традиционное противостояние

Всего полтора года назад, когда к власти в Исламабаде пришел Имран Хан, казалось, у индо-пакистанских отношений появились перспективы улучшения. Однако этим ожиданиям не суждено было сбыться. Кульминацией стал февраль 2019 г., когда крупный теракт в округе Пулвама в штате Джамму и Кашмир поставил две страны на грань войны. В течение нескольких дней весь мир с замиранием сердца следил за действиями двух ядерных держав, опасаясь крупномасштабного конфликта. Но в конце концов стороны нашли повод для смягчения обстановки, каждая приписав себе победу в этом противостоянии.

Летом-осенью 2019 г. и Н. Моди, и И. Хан вели активную деятельность на внешней арене, совершали визиты и принимали высокопоставленных гостей, участвовали в работе международных организаций, пытаясь превзойти друг друга в традиционном противостоянии. Даже поездки премьеров в США оказались довольно схожими — набор стандартных политических клише: от бесед с излучавшим позитив Д. Трампом до масштабных, практически театрализованных встреч с представителями диаспор.

Снова Кашмир

Но вопрос Кашмира не дал региону возможность спокойно завершить 2019 год. Дополнительным стимулом к этому послужила резонансная отмена Ст. 370 Конституции Индии, предоставлявшей этому штату автономию. В результате реформы правительство Моди разделило штат на две подконтрольные центру территории; пересмотрев ряд местных законов, создало основу для внутренней миграции, что способно в будущем изменить демографический состав Кашмира в пользу немусульманского населения.

Лишение Джамму и Кашмира былой автономии, предпринятые в связи с этим меры центрального индийского правительства (усиление военного присутствия в регионе и увеличения численности правоохранителей, дислоцированных в Кашмире), отключение на значительный период мобильной связи и сети Интернет, предупредительные задержания местных активистов, ограничение права на перемещение — все это бурно обсуждалось как внутри страны, так и за ее пределами.

Исламабад ответил повышенной активностью: отозвал своего посла и выдворил индийского, делал громкие заявления, обращался в международные организации, и этими шагами смог в определенном смысле провести успешное наступление на внешнеполитические позиции Нью-Дели.

16 августа по инициативе Китая Совет безопасности ООН на закрытом заседании рассмотрел вопрос Джамму и Кашмира; произошло это впервые с 1965 г. Это позволило Пакистану устами своего представителя в ООН Малики Лодхи заявить, что сам факт подобного заседания свидетельствует о международном характере проблемы.

В ходе 74 заседания Генеральной Ассамблеи помимо Пакистана с трибуны ООН о Кашмире уже говорили представители Китая, Малайзии и Турции. Индии пришлось отбиваться от внешнего давления не только путем стандартных заявлений, но и более резкими действиями. В частности, правительство рекомендовало частному бизнесу отказаться от поставок пальмового масла из Малайзии, демонстративно заигрывало с государствами, имеющими сложные отношения с Турцией и т.д.

В самой Индии, пафосно называемой Западом крупнейшей демократией, правительство долгое время не пускало в Джамму и Кашмир даже собственных парламентариев во главе с представителями Индийского национального конгресса. При этом неожиданную возможность посетить Кашмир получили 27 евродепутатов, сдержанная позиция которых приписывалась наблюдателями скорее к их правым взглядам, антимигрантским позициям и симпатиям к Индии.

Даже то, что многим государствам, которые не намерены портить отношения с Нью-Дели, пришлось, пусть и сдержано высказаться в отношении Кашмира, создает для Индии определенный дискомфорт, ведь страна пытается удержать ситуацию вокруг урегулирования в Кашмире в рамках двусторонних отношений с Пакистаном.

Тень «старшего брата»

Особенно укрепляющееся при Нарендре Моди партнерство с США начинает постепенно влиять на Индию, гордящуюся своей независимой позицией на мировой арене. И первый тревожный звонок для индийского руководства прозвенел с совершенно неожиданной стороны.

Летом 2019 г. президент США Д. Трамп заявил, что премьер-министр Индии Н. Моди обращался к нему за содействием в переговорном процессе с Пакистаном. Слова президента США, идущие вразрез с многолетней позицией Нью-Дели, столь сильно подействовали на индийскую общественность, что министру иностранных дел С. Джайшанкару пришлось оправдываться за премьер-министра перед парламентариями.

Несмотря на официальную позицию Индии, американский президент продолжает предлагать свое посредничество. Особенно это проявляется в период его встреч с лидером Пакистана. Последнее такое предложение прозвучало уже в 2020 г. на форуме в Давосе. Не отставали от своего президента и американские конгрессмены с их заявлениями о нарушениях прав человека в Кашмире. Для Индии эти шаги США выглядят как попытка давить на Нью-Дели и при этом заигрывать с Исламабадом исключительно ради американских, а не индийских интересов в регионе.

Но не только Кашмир стал скользкой темой в отношениях двух стран. Антииранские санкции, введенные США, больно ударили по Индии. Несмотря на предыдущие заявления, Индия вынуждена была отказаться от импорта иранской нефти в мае 2019 г. И это при том, что у страны, зависящей от поставок углеводородов извне, 10% импортируемой нефти приходилось именно на Иран. Но угроза американских санкций заставила Индию отступить.

Под вопросом оказался и масштабный транспортный проект, одним из звеньев которого является Иран. Индия вложила значительные средства в иранский порт Чабахар, который должен стать главным элементом транспортного коридора «Север-Юг» из Индии в Европу через Иран, Азербайджан и Россию, и пути из Индии в Афганистан и Среднюю Азию.

Пока США исключили Чабахар из санкционного списка, но не вызывает сомнений, что в нужный момент Вашингтон не преминет использовать его в своих целях. Санкционный удар США лишит Нью-Дели столь страстно желаемой Индией возможности закрепиться в Средней Азии в обход Пакистана, а потому индийцы торопятся с реализацией проекта.

Оружие и политика

После довольно спорных итогов февральского конфликта с Пакистаном вопрос о боеспособности и, особенно, наличии современного вооружения в индийской армии вновь актуален. Опасения Индии вполне оправданы с учетом того, что два ее главных соперника в регионе активно наращивают боевой потенциал. Помимо оружия собственного производства у Китая появились комплексы ПВО С-400, а Пакистан увеличивает мощь своих ВВС за счет собственного производства самолетов JF-17.

Индия пытается отвечать, но здесь Нью-Дели сталкивается с теми же проблемами. Еще 10–15 лет назад практически не представленные на индийском рынке США уже конкурировали с крупнейшим поставщиком вооружений для Индии — Россией. И в отличии от Москвы Вашингтон более прямолинеен в своих требованиях.

Одним из камней преткновения стал контракт на поставку 5-ти дивизионов С-400. Индии и России приходится разрабатывать способ оплаты, который выводил бы контракт из-под возможных санкций США. Индия произвела первый взнос и пытается убедить американцев в жизненной необходимости завершения этой сделки.

Но вопрос применения санкций в рамках американского закона CAATSA с повестки не снят. В противовес США предлагают свои комплексы THAAD и Patriot, самолеты F-16 и другую технику. К визиту Д. Трампа в Индию 24–25 февраля 2020 г. стороны подготовили друг другу приятные подарки: Индия — контракт на покупку американских боевых вертолетов на сумму 2,6 млрд долл., а США — разрешение на поставку комплексов ПВО IADWS на 1,87 млрд долл.

Куда же без экономики

Последние годы темпы роста индийской экономики зашкаливали, опережали китайские и стимулировали разговоры об «экономическом чуде» как внутри страны, так и за ее пределами. Успехи были во многом обусловлены реформами правительства Н. Моди. Сейчас ситуация меняется. Нужны новые решения, повышение внутреннего спроса, увеличение экспорта продукции с большой добавленной стоимостью, выход на новые рынки. И это с учетом негативных мировых тенденций, торговых войн, роста протекционизма и односторонних санкционных мер, влияния ситуации в КНР, связанной с коронавирусом, и т. д. Индия пытается решить эти вопросы, в частности, путем переговоров о зоне свободной торговли с ЕАЭС. Но и здесь политический фактор оказывает серьезное влияние.

Нью-Дели традиционно игнорирует китайский трансконтинентальный проект «Один пояс — один путь». В ноябре 2019 г. Индия единственная из 16 участниц Всестороннего регионального экономического партнерства (RCEP) не подписала торговое соглашение, которое охватит страны АСЕАН, Австралию, Китай, Японию, Новую Зеландию и Республику Корея.

Но не только Китай стал экономической проблемой. Протекционистская политика Трампа аукнулась и Индии. Полгода назад США отменили льготы Индии в рамках Генеральной системы преференций. Споры идут вокруг доступа американских товаров на индийский рынок, предоставления индийским специалистам виз H-1B, «обмена» повышенными пошлинами на индийский металл и американскую сельхозпродукцию и т. д. Верный своей тактике резкого давления с целью перезаключения выгодных Америке договоров Д. Трамп планирует в ходе визита подписать с Индией минисоглашение по торговле.

В российском измерении

Индия — крупный мировой игрок, претендующий на более серьезную роль в мировой политике и экономике. Перечень проблемных вопросов далеко не исчерпывается перечисленными выше. Но обилие вызовов едва ли остановит нынешнее правительство на пути укрепления государства и продвижения его интересов в рамках продекларированной идеологии, хотя для этого понадобятся серьезные усилия.

В своих отношениях с Индией Россия не может не учитывать как внутриполитические процессы в этой стране, так и изменения внешнеполитических приоритетов, в первую очередь связанные с повышением роли США в индийской политике. Даже в вопросах обороны и экономической безопасности Индии все труднее действовать без оглядки на партнера из-за океана. При этом, несмотря на обилие проблем в американо-индийских отношениях, курс Нью-Дели на сближение с Вашингтоном сохранится.

В отличии от США Россия более сдержана в отношении затрагивающих суверенитет Индии политических процессов и ее взаимоотношений с Пакистаном. Недавний визит министра иностранных дел РФ С. Лаврова в Индию вновь подтвердил совпадение российских и индийских подходов к решению многих общемировых и региональных проблем.

Определенные успехи есть и в экономической сфере. Россия придерживается тактики точечного, секторального подхода, используя свои конкурентные преимущества в конкретных областях, в частности, в энергетике и ВТС.

Москве необходимо не только сберечь стратегические отношения с Нью-Дели, конвертировать их в практическое экономическое партнерство, но и путем наращивания сотрудничества с другими государствами региона постараться удержать Индию и страны Южной Азии от конфронтационных подходов и блокового мышления, к которым их активно подталкивают извне.


Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 4.21)
 (14 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся