Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 20, Рейтинг: 5)
 (20 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Чернышев

Научный редактор журнала «Латинская Америка», эксперт РСМД

Протесты в Эквадоре и «чилийская весна» стали одними из самых масштабных за последние годы антиправительственных выступлений. Спровоцированные конкретными мерами властей, они переросли в угрожающего масштаба народные восстания и не только продемонстрировали протестный потенциал различных социальных групп, но и вскрыли давнишние проблемы неолиберальной модели, не отвечающей принципам справедливого общества. Ведущая роль в протестах индейцев не только обоснована их экономическими интересами, но и, возможно, задает новые ориентиры в построении более инклюзивных обществ. Пример Эквадора показал, что регион по-прежнему является ареной столкновения идеологий: «левой», готовой нести бремя субсидий в борьбе за суверенитет и ради выполнения популистских задач; и «правой», нацеленной на структурную перестройку по рецептам МВФ.

12 октября 2019 г. в Испании и ряде латиноамериканских стран отмечали День расы — годовщину открытия Колумбом Америки в 1492 г., распространившего испанские культуру и доминирование на обширные территории «нового» континента. В XX в. — и особенно в свете 500-й годовщины открытия, когда в Латинской Америке уже явно обозначилась тенденция взрыва индейской этничности и роста политического участия индейских народов, — евроцентристский подход к тем событиям был подвергнут критике: Америка к началу европейского завоевания и колонизации была населена, там развивались государства и цивилизации, а значит, говорить об «открытии» неправомерно.

В попытке сгладить противоречие и на волне бума суверенитета в ряде латиноамериканских стран День расы был переименован в День уважения культурного многообразия (в Аргентине) или в День деколонизации (в Боливии). Радикальные критики утверждают, что «встреча двух миров» в 1492 г. стала началом геноцида коренных народов Абья-Йяла, как называют американский континент индейские организации (с языка индейцев куна, проживающих в Панаме и Колумбии). В ряде латиноамериканских стран, в частности в Никарагуа и Венесуэле, 12 октября отмечают День индейского сопротивления. Символично, что в первой половине октября 2019 г. Эквадор сотрясло восстание против экономических мер властей, движущей силой которого выступили именно индейцы. Эти события в очередной раз продемонстрировали «дремлющую» силу индейского движения как субъекта политики и актуальность индейской проблематики в регионе.

Важно отметить, что борьба индейских народов с последней четверти XX в. велась в Латинской Америке в многообразии форм — от стихийных протестов до создания политических партий, требований территориальных автономий и даже вооруженных выступлений. Запросы по всему региону включали защиту индейских общин и территорий от мегапроектов, расширение политического участия, признание коллективных прав индейских народов, в том числе права на свободное самоопределение. Если ранее глобальная дискуссия о моделях развития была ограничена условно социализмом и капитализмом, этатизмом и свободным рынком, то индейская борьба, выходя за рамки устоявшихся, традиционных парадигм, привносила новые краски в идеологическую палитру региона и вырисовывалась — вопреки тезису о «конце истории» — в качестве новой антагонистической альтернативы либеральной демократии западного образца.

Сегодняшний региональный срез демонстрирует, что тренд в той или иной форме актуален практически для всех стран Латинской Америки. В Чили за автономию региона Араукания борется первое в истории зарегистрированное в качестве политической партии (с 2016 г.) движение индейцев мапуче — «Wallmapuwen»; мапуче являются активными участниками «чилийской весны» — серии антиправительственных выступлений, проходящих в Чили с октября 2019 г. В Гватемале в середине 2019 г. свою кандидатуру на пост президента выдвинула представительница этнической группы майя-мам, защитница прав индейских народов Тельма Кабрера. По словам боливийского президента Эво Моралеса (2006 – н/в), позиционирующего себя первым индейским президентом Боливии, именно поддержка индейцев и крестьян позволила ему победить в первом туре непростых выборов 2019 г. В Мексике еще с начала 2000-х гг. Сапатистская армия национального освобождения — партизанская организация, состоящая преимущественно из индейцев майя — реализует проекты повстанческих, де-факто автономных муниципалитетов. В эти дни антиправительственные акции протеста планирует Индейская национальная организация Колумбии.

Неудивительно, что, имея перед глазами эти и многие другие примеры индейской мобилизации, мексиканская журналистка Глория Муньос Рамирес допустила, что восстание, подобное эквадорскому, могло бы случиться в любой точке Латинской Америки. Здесь, однако, будет уместным сделать оговорку: Эквадор выделяется в регионе, пожалуй, самым организованным индейским движением, объединенным вокруг Конфедерации индейских национальностей Эквадора, с начала 1990-х гг. выступавшим в качестве ядра общенациональных протестов и артикулировавшим требования и других социальных групп: рабочих, крестьян, студенчества.

Факторы и особенности политизации индейской этничности в Латинской Америке

Появление в конце XX в. на политической арене в качестве субъектов политики «органических» низовых индейских организаций имеет ряд причин, среди которых волна демократизации и институциональные реформы во многих странах, открывшие новые возможности для мобилизации и протеста; эволюция международного законодательства, связанного с правами коренных народов; частичное размывание центральной власти под воздействием процессов децентрализации и переход части властной монополии от центра к другим инстанциям различного уровня, в том числе региональным и локальным органам власти; денационализация, подрывавшая основы национальных государств и ослаблявшая их легитимность в глазах маргинальных групп; неолиберальная экспансия, зачастую не оставлявшая обособленным сообществам, как индейские, других вариантов, кроме сопротивления, и др.

Это окно возможностей открывало путь к самоорганизации и стихийному протесту против затрагивающих индейские общины мегапроектов (в нефтегазовом секторе, горнодобывающей и агропромышленности, энергетике и т.п.) и правительственных мер — зачастую с дальнейшей политизацией и радикализацией требований.

Александр Королько, Татьяна Русакова:
Выборы в Боливии: cможет ли Эво так же долго как Путин?

Есть и другие факторы, косвенно повлиявшие на популяризацию индейской риторики среди левоориентированных политических сил региона — уже не локальных, но общенациональных. Речь идет об императиве смены дискурса в свете распада СССР и «выхода из моды» социалистических ориентиров, а также о самобытном левом повороте в Латинской Америке с его повышенным вниманием к проблеме национального суверенитета в противовес глобализации. Среди примеров партий, взявших на вооружение индейский дискурс, — боливийское Движение к социализму и Альянс ПАИС в Эквадоре образца 2006–2017 гг. Обе партии инициировали принятие новых конституций, в которых был признан многонациональный характер государств, расширили конституционные права индейских народов, ввели в политическую мифологию схожие концепции «хорошей жизни», основанные на индейском мировосприятии, — Suma Qamaña и Sumak Kawsay. При этом на практике две эти партии не всегда действовали в унисон с низовыми индейскими движениями. В реализации курса на экономический и политический суверенитет, взятого MAS и AP, индейские риторика и символизм были призваны подчеркнуть самобытность собственного пути развития и придать бóльшую легитимность политической борьбе и радикальным мерам, в том числе экономического характера, в глазах мирового сообщества, с конца XX в. более трепетно относящегося к культурным и цивилизационным различиям.

Таким образом, можно утверждать, что в свете «индейского ренессанса» сегодня налицо две разновекторные тенденции. С одной стороны — усиление низовых индейских организаций, возникающих, подчас стихийно, для защиты конкретных интересов местного характера и стремящихся к политическому участию посредством автономии и локального самоуправления на основе прямой демократии. А с другой — активное задействование политического ресурса этничности левоориентированными партиями и движениями региона, играющими по правилам большой политики и представительной демократии. Организации, представляющие первую тенденцию, также могут выходить на уровень большой политики, однако в этом случае практически неизбежны риски утраты ими идентичности в погоне за голосами и мандатами. Об этом свидетельствует пример колумбийского левоцентристского Индейского социального альянса (Alianza Social Indígena, ASI), третьей старейшей партии Колумбии — после традиционных Колумбийской консервативной партии (Partido Conservador Colombiano, PCC) и Колумбийской либеральной партии (Partido Liberal Colombiano, PLC). Стремясь к расширению электоральной базы, ASI входил в предвыборные коалиции с неиндейскими силами и кандидатами, а в 2011 г., сохранив аббревиатуру, изменил название на Независимый социальный альянс (Alianza Social Independiente, ASI) и в значительной степени утратил изначальную индейскую идентичность.

Протесты в Эквадоре: индейцы против МВФ

Массовые протесты, проходившие в Эквадоре с 3 по 13 октября 2019 г., спровоцированные решением властей отменить введенные более 40 лет назад субсидии на бензин и дизель — самой непопулярной мерой в рамках пакета реформ (paquetazo), объявленного президентом Ленином Морено (2017 г. – н/в) с целью сокращения госрасходов, быстро политизировались и фактически переросли в восстание против политики Международного валютного фонда (МВФ), приковавшее к латиноамериканской стране внимание всего мира. Принятие данных экономических мер было частью подписанного с МВФ в марте 2019 г. соглашения о предоставлении Эквадору кредита в размере 4,2 млрд долл.

Подключение к протестам индейского движения стало фактором эскалации конфликта и поставило Л. Морено в крайне сложную ситуацию: если в первые дни протестов президент, введя режим чрезвычайного положения, заверил в том, что ни в коем случае не отменит принятых решений, то вскоре ему пришлось перейти в оборону: Л. Морено решил перенести правительство из охваченного беспорядками столичного Кито в г. Гуайякиль, объявил о введении комендантского часа и вывел на улицы столицы войска. Уже 13 октября, когда число погибших в результате подавления протестов достигло семь человек, а раненых — более 1,3 тыс. человек, президент согласился на переговоры с протестующими, по итогам которых пакет мер был отменен.

REUTERS/Ivan Alvarado
Хайме Варгас - президент Конфедерации коренных народов Эквадора

Решение президента пойти на попятную объяснимо: протесты приобретали все более угрожающий характер — особенно если учесть, что именно индейские организации в союзе с другими социальными группами и военными с 1990-х гг. сыграли ключевую роль в свержении трех президентов Эквадора. В феврале 1997 г. Национальный конгресс под давлением CONAIE, а также профсоюзных и студенческих организаций отправил в отставку президента Абдалу Букарама (1996–1997), в конце 1996 г. заморозившего минимальную заработную плату и поднявшего цены на проезд в общественном транспорте. Всего три года спустя — в январе 2000 г. — индейское движение в альянсе с военными свергло Хамиля Мауада (1998–2000), а в 2005 г. — вынудило уйти в отставку Лусио Гутьерреса (2003–2005).

В октябре 2019 г. ядром протестов, как и в 1997, 2000 и 2005 гг., была CONAIE, созданная в 1986 г. и объединяющая индейские народы Эквадора: шуар, сиона, кечуа, уаорани и др. Тактика протестов CONAIE традиционно заключается в проведении маршей (в которых участвуют тысячи человек из индейских общин в Кито), массовых манифестаций, в захвате госучреждений. В октябре 2019 г. городские меры давления были поддержаны перекрытием автотрасс, препятствующим подвозу в город продовольствия, и захватом нефтяных скважин в амазонской части страны.

***

Протесты в Эквадоре и «чилийская весна» стали одними из самых масштабных за последние годы антиправительственных выступлений. Спровоцированные конкретными мерами властей, они переросли в угрожающего масштаба народные восстания и не только продемонстрировали протестный потенциал различных социальных групп, но и вскрыли давнишние проблемы неолиберальной модели, не отвечающей принципам справедливого общества. Ведущая роль в протестах индейцев не только обоснована их экономическими интересами, но и, возможно, задает новые ориентиры в построении более инклюзивных обществ. Пример Эквадора показал, что регион по-прежнему является ареной столкновения идеологий: «левой», готовой нести бремя субсидий в борьбе за суверенитет и ради выполнения популистских задач; и «правой», нацеленной на структурную перестройку по рецептам МВФ.


(Голосов: 20, Рейтинг: 5)
 (20 голосов)

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся