Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.75)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Анастасия Захарцова

Магистр МГИМО МИД России

Торговая политика Дональда Трампа часто оценивается как крайне негативное явление для мировой торговли, но какое влияние она оказывает и может оказать в будущем на латиноамериканские страны? Смогут ли они извлечь выгоды из американо-китайского противостояния? Посредством анализа статистических данных и оценки последних событий на международной арене автор пытается ответить на эти вопросы.

В последние годы проблема возврата к активному применению протекционистских мер в торговой политике укоренилась в международной повестке. После кризиса 2008–2009 гг. предотвращение воцарения в мировой торговой политике протекционизма стало одной из центральной тем, обсуждаемых на встречах «Группы двадцати». Логично, что неизменно о преимуществах фритрейдерской политики и недопустимости злоупотребления защитными мерами твердила ВТО. Отстаивали свободную торговлю и различные институты системы ООН. Однако наибольший масштаб эти дискуссии приобрели после избрания президентом США Д. Трампа, провозгласившего принцип «Америка в первую очередь» (America First) и, среди прочего, в 2018 г. положившего начало торговым войнам. Меры торговой политики США потенциально могут оказать влияние не только на те страны, против которых направлены, но и на других участников международных экономических отношений.

Латинская Америка — важный партнёр США. На регион ЛАКБ приходится четверть объёма американского экспорта, а доля латиноамериканских стран в импорте в США достигает 20%. С Мексикой и странами Центральной Америка США объединены глобальными цепочками создания стоимости. Латинская Америка исторически довольно прочно связана со своим северным соседом, и это влияние ощутимо и в настоящее время. Тренд сохраняется, несмотря ни на становление региона как самостоятельного полюса международных отношений, с одной стороны, ни на растущее экономическое влияние Китая в регионе, с другой. Закономерно, что любое серьёзное изменение в политике США отразится на ЛАКБ. При этом интенсивность влияния и точка его приложения (политическая, торгово-экономическая, гуманитарная сферы) могут варьироваться от страны к стране, так как многоликость региона обусловливает различный характер отношений стран с США и подходы вашингтонской администрации к каждой конкретной стране.

Латиноамериканский вектор политики Д. Трампа

Избрание Д. Трампа президентом США в 2016 г. застало Латинскую Америку врасплох. У стран не было конкретной повестки сотрудничества с новой североамериканской администрацией. У США также не было определённости относительно того, какой будет политика в отношении латиноамериканского региона. Напряжённость возникла сразу — еще во время предвыборной кампании негативные высказывания Д. Трампа о миграции из Мексики в США вызывали непонимание и осуждение латиноамериканских лидеров, что, естественно, сказалось и на дальнейшем развитии отношений.

Теперь, по прошествии достаточного времени с момента прихода Д. Трампа к власти, не будет преувеличением сказать, что в рейтинге внешнеполитических приоритетов США латиноамериканское направление расположено не на первом месте. На это указывает хотя бы то, что, занимая президентский пост в течение уже почти двух лет, Д. Трамп не посетил с визитом ни одну страну Латинской Америки. Более того, он, сославшись на ситуацию в Сирии, отменил свою поездку на Саммит Америк, традиционно посещаемый президентами США, который прошёл в Перу в апреле 2018 г. Д. Трамп стал первым президентом США, который не присутствовал на этой встрече. Ожидалось, что он приедет в регион в ноябре–декабре 2018 г., когда в Аргентине будет проходить встреча «Группы двадцати», и после Буэнос-Айреса направится в Колумбию. Однако в начале ноября запланированный визит в Боготу был отменён.

Несмотря на подобное кажущееся безразличие к происходящему в Латинской Америке, США болезненно воспринимают признаки ослабления своих позиций в регионе. Будучи государственным секретарём, Рекс Тиллерсон во время одного из выступлений указал на сохраняющуюся актуальность доктрины Монро, рассматривающей западное полушарие в качестве безоговорочной сферы влияния США, предостерёг латиноамериканские страны от «империалистических амбиций» Китая и призвал их делать выбор в пользу американских торговых партнёров. Вопрос в том, насколько эффективна подобная риторика на фоне комплекса мер, применяемых в настоящее время США в рамках их торговой политики.

Латиноамериканские экспортеры и пошлины на металлы

Д. Трамп указал на большой дефицит в товарной торговле (где Китай является основным партнером США) как на серьезную проблему американской экономики.

В первую очередь рассмотрим, насколько существенным для латиноамериканских стран может быть эффект от введения Д. Трампом импортных пошлин на алюминий и сталь (в размере 10% и 25% соответственно). В целом, регион ЛАКБ не является крупнейшим игроком на мировых рынках этих продуктов. Так, совокупное участие основных экспортеров региона в мировом экспорте черных металлов в 2017 г. составило 4% (при этом 2,9% мирового экспорта черных металлов обеспечила Бразилия), алюминия — 2%. Однако на рынке черных металлов США латиноамериканские страны обладают достаточным весом. И, если следовать логике современной торговой политики Д. Трампа, существует необходимость защитить внутренних производителей от латиноамериканской продукции.

Таблица 1. Экспорт черных металлов из стран ЛАКБ, 2017 г.

  Объём экспорта черных металлов, млн долл. США Доля в совокупном экспорте страны, % Доля в импорте чёрных металлов в США, %
Бразилия 10761 4,9 37,3
Мексика 2546 0,6 8,8
Колумбия 445 1,2 1,5
Гватемала 305 2,8 1,1
Чили 231 0,3 0,8
Коста-Рика 159 1,5 0,6
Аргентина 141 0,2 0,5
Перу 140 0,3 0,5
Сальвадор 137 2,4 0,5
Гондурас 117 2,4 0,4
Куба 46 2,5 0,2

Составлено автором на основе данных источника.

Из табл. 1 видно, что для экономик некоторых латиноамериканских стран экспорт стали играет довольно важную роль. Значима эта латиноамериканская продукция и для США — почти половина американского импорта черных металлов обеспечивается Бразилией и Мексикой. Эти две страны входят в «пятёрку» основных поставщиков черных металлов на рынок США.

Представляется маловероятным, что регион в целом или хотя бы какая-то из латиноамериканских стран сможет извлечь осязаемые выгоды из агрессивной торговой политики Д. Трампа.

Тем интереснее тот факт, что в августе 2018 г. Бразилия получила послабления на поставку в США стали — пошлины были заменены квотами. Видимо, в США стало заметно, что ограничения импорта в таких масштабах ведут не столько к «буму» национального производства, сколько к быстрому росту цен. Однако в случае с Мексикой, снятия пошлин добиться не удалось даже на фоне переговоров о пересмотре Североамериканского торгового соглашения (NAFTA) и подписания на полях Саммита «Группы двадцати», прошедшего 1–2 декабря 2018 г. в Буэнос-Айресе, нового Соглашения США, Мексики и Канады (USMCA).

Эксперты отмечают, что введённые пошлины (ещё на стадии их анонсирования) спровоцировали повышение мировых цен на металлы. За счёт этого страны-производители, в принципе, могут получить дополнительные доходы от сбыта продукции на внешних рынках. Но нельзя забывать и о побочном эффекте — рост цен на эти группы сырьевых товаров влияет и на стоимость товаров с более высокой степенью обработки и, в конечном счёте, может ударить по потребителям во всех странах мира.

Таблица 2. Экспорт алюминия из стран ЛАКБ, 2017 г.

  Объём экспорта алюминия, млн долл. США Доля в совокупном экспорте страны, % Доля в импорте алюминия в США, %
Мексика 1364 0,3 0,6
Бразилия 974 0,4 0,4
Аргентина 793 1,4 0,4
Колумбия 234 0,6 0,1
Чили 144 0,2 0,1
Гватемала 110 1,0 0,1

Составлено автором на основе данных источника.

В свою очередь латиноамериканский алюминий не имеет заметного веса на рынке США (табл. 2). На этом фоне закономерным выглядело решение США в августе 2018 г. ввести послабления на импорт алюминия из Аргентины — не слишком серьёзная уступка, учитывая аргентинскую долю на рынке США, однако важный политический ход, так как алюминий — важная статья аргентинского экспорта.

Противостояние США и Китая: новые возможности для Латинской Америки?

Елена Комкова:
Перелицованное НАФТА

Пристальное внимание приковано к противостоянию США и Китая на мировой торговой арене. Д. Трамп указал на большой дефицит в товарной торговле (где Китай является основным партнером США) как на серьезную проблему американской экономики. В конце марта он подписал меморандум «О борьбе с экономической агрессией Китая», позволяющий вводить ограничения в отношении продукции, производимой в КНР. Первая волна пошлин в отношении китайской продукции была введена в США в начале июля 2018 г., вторая — во второй половине августа, третья — в середине сентября. На введённые США меры против китайской продукции Пекин отвечал встречными ограничениями. Хотя в декабре 2018 г. сторонам удалось договориться о некоторых мерах, которые должны ослабить растущее напряжение, говорить о завершении этого торгового противостояния пока рано.

Существуют две точки зрения на характер влияния американо-китайских торговых войн на латиноамериканские экономики. Первую разделяют ярые защитники свободной торговли. Согласно ей, торговая война подобного масштаба окажет негативное влияние на всю мировую экономику и её участников. С другой стороны, в кризисные периоды рождаются определённые возможности, и страны ЛАКБ могут постараться извлечь выгоду из американо-китайского противостояния. Существует вероятность, что латиноамериканская продукция займёт часть ниши, освободившейся после усложнения доступа на американский рынок китайских товаров.

Под повышение импортных пошлин в США попали китайские товары, принадлежащие таким товарным группам, как транспортные средства и их части, летательные и космические аппараты и их части, компьютерная техника и промышленное оборудование. В сентябрьской волне пошлин Д. Трампа оказались китайские товары на общую сумму 200 млрд долл. (ранее торговые ограничения были наложены на товары из Китая на сумму более 50 млрд долл.), при том что совокупный экспорт из Китая в США, по данным Международного торгового центра, в 2017 г. составил 431,7 млрд долл. Д. Трамп не исключает, что в дальнейшем пошлины могут быть введены на все товары из Китая.

В таком случае интересно сопоставить основные статьи китайского экспорта США с аналогичными статьями экспорта из ЛАКБ, чтобы проанализировать возможности региона. Данные, приведенные в таблице 3, указывают на потенциальные точки развития производств с целью направления продукции на экспорт в США. Можно выделить три группы товаров в зависимости от их положения относительно китайской продукции на американском рынке.

Такие товарные категории, как телефонные аппараты, вычислительные машины, мебель для сидения и осветительные приборы, экспортируются из ЛАКБ в США в достаточном объёме, хоть и меньшем, чем из Китая. На фоне потенциальных пошлин на китайские товары латиноамериканская продукция может получить ценовое преимущество и отвоевать некоторую долю рынка США. Так как в США и без того идёт основная часть экспорта этих товаров, это может стать стимулом для наращивания производства в данных отраслях в целях увеличения общего объёма вывозимой продукции. По второй категории — сюда входят автозапчасти, мониторы и проекторы — латиноамериканская продукция уже сейчас доминирует в США над китайской, и вытеснение конкурентов может стать ещё проще за счёт интенсификации производства на уже существующих мощностях и увеличения поставок по налаженным каналам. В третьей категории товаров («мебель прочая», «электронные модули и компоненты вычислительных машин», «детские игрушки» и «сумки») латиноамериканская продукция на рынке США представлена слабо, и вряд ли в краткосрочном перспективе может претендовать на замещение освободившейся ниши.

Таблица 3. Основные статьи экспорта из КНР в США: сопоставление с объёмом экспорта из стран ЛАКБ, 2017 г.

  Экспорт КНР в США, млрд долл. США Экспорт ЛАКБ в США, млрд долл. США Экспорт ЛАКБ, млрд долл. США
Телефонные аппараты (8517) 46,2 14,7 20,3
Вычислительные машины (8471) 44,5 20,8 23,5
Мониторы и проекторы (8528) 10,4 11,3 13,3
Автозапчасти (8708) 10 23,5 30,3
Мебель прочая (9403) 9,8 1,2 1,9
Электронные модули, компоненты вычислительных машин (8473) 9,2 0,8 1,1
Мебель для сидения (9401) 8,7 6,3 6,9
Лампы и осветительное оборудование (9405) 7,6 2,4 2,5
Детские игрушки (9503) 7 0,6 0,9
Сумки, чемоданы, футляры (4202) 6 0,9 0,3

Составлено автором на основе данных источника. В скобках указана классификация группы товаров по ТН ВЭД.

Рассматривая сценарий замещения ряда китайских товаров на рынке США аналогами латиноамериканского производства, следует учитывать, что содействие развитию экспорта из ЛКА отнюдь не является целью Д. Трампа. В случае начала активного замещения китайских товаров латиноамериканскими нельзя исключать, что ограничительные меры могут быть введены и в отношении латиноамериканской продукции. И, конечно, переориентация и наращивание производства — процесс не одного дня. Китай и США вполне могут прийти к перемирию в этой торговой войне быстрее, чем латиноамериканские производители воспользуются потенциальными возможностями. Нельзя исключать и того, что усиливающаяся внутриполитическая борьба в США вынудит Д. Трампа пересмотреть свою торговую политику.

***

Конечно, преждевременно делать выводы о влиянии агрессивной торговой политики президента США на латиноамериканские страны и на мировую экономику в целом — этот сюжет до сих пор развивается, каждый день в новостях появляются все новые заголовки на эту тему. Даже непосредственно на экономиках США и Китая ещё не сказалась развязанная торговая война — до проявления заметных эффектов должно пройти время.

Большая часть международного экспертного сообщества сходится в том, что эскалация торговых конфликтов, введение новых тарифных мер и ответы на них представляют значительные риски и для развитых, и для развивающихся стран. В частности, к замедлению темпов экономического роста могут привести рост неуверенности экономических агентов, снижение объёмов инвестиций, потребления и производства, вызванное ростом рисковой премии, повышение уровня цен. По некоторым расчётам, дальнейшее применение и расширение списка тарифных мер Соединенными Штатами может привести к сокращению на 4% объёмов мировой торговли, и на 0,4 п.п. — мирового ВВП.

Латинская Америка — крайне зависимый от внешних шоков регион. Особенно эта зависимость усилилась в период «сырьевого суперцикла» 2000-х гг., характеризуемого высокими ценами на природные ресурсы. Помимо цен на сырьевые товары, регион зависит от источников внешнего финансирования: иностранных инвестиций, кредитов международных финансовых организаций. Политика Д. Трампа неизменно провоцирует нестабильность фондовых рынков, что отражается на латиноамериканском регионе — растут рисковые премии, снижаются объёмы инвестирования — и всё это на фоне едва начавших восстанавливаться темпов экономического роста, неустойчивости денежно-кредитного сектора стран в связи с высоким уровнем долговой нагрузки. Напряжение в мировой торговле крайне усложнит процесс поиска решений экономических проблем, накопившихся в странах Латинской Америки за последние годы замедлившегося развития. Представляется маловероятным, что регион в целом или хотя бы какая-то из латиноамериканских стран сможет извлечь осязаемые выгоды из агрессивной торговой политики Д. Трампа.


Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.75)
 (8 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся