Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Кира Годованюк

К.полит.н., cт.н.с. Центра британских исследований ИЕ РАН, эксперт РСМД

Тереза Мэй пытается окончательно поставить точку во внутрипартийных дискуссиях и обеспечить себе поддержку на переговорах по Brexit. Разрыв в рейтинге лейбористов и консерваторов настолько велик, что тори имеют хорошие шансы увеличить свое большинство в Палате общин. Если парламентское большинство составят тори, которые стоят на правых позициях, тогда Т. Мэй будет реализовывать жесткий Brexit; если парламентское большинство составят центристские фигуры, то у нее будет больше возможностей для маневра.

Назначив парламентские выборы в этом году, Т. Мэй смещает политический календарь. Теперь следующие выборы должны будут состояться только в 2022 г., что позволит консерваторам выиграть время, спокойно имплементировать процесс выхода из ЕС и продумать, как преподнести результаты своей работы в ходе следующей предвыборной кампании.


Для Т. Мэй выборы тоже представляли определенный риск, учитывая, что британское общество, как и сама Консервативная партия, расколоты по вопросу выхода из ЕС.

Политическая жизнь Великобритании продолжает преподносить сюрпризы. 19 апреля Т. Мэй заявила о намерении провести 8 июня 2017 г. внеочередные парламентские выборы в Соединенном Королевстве. Инициативу Т. Мэй по досрочным выборам поддержали депутаты британского парламента (522 голоса против 13): лидеры лейбористов и либеральных демократов проголосовали «за», Н. Стерджен (Шотландская национальная партия) воздержалась. Обновленный состав Палаты общин с внушительным партийным большинством может обеспечить премьер-министру сильные переговорные позиции с Брюсселем по выходу из ЕС и окончательно поставить точку в дискуссиях по вопросу Brexit.

Т. Мэй возглавила Консервативную партию Великобритании после отставки Д. Кэмерона, проигравшего в июне 2016 г. референдум о членстве в ЕС. Тогда в борьбу за пост лидера партии включились министр МВД Т. Мэй, министр юстиции М. Гоув, министр труда и по делам пенсий С. Крабб, бывший министр обороны (2010 – 2011 гг.) Л. Фокс и депутат британского парламента А. Лидсом. В результате политической борьбы в финале оказались две женщины — Т. Мэй и А. Лидсом. Последняя неожиданно сняла свою кандидатуру, сделав Т. Мэй единственным кандидатом-победителем. В июле 2016 г. Т. Мэй сформировала новый Кабинет консерваторов, фактически не имея прямого мандата ни избирателей, ни членов партии. Сама Т. Мэй неоднократно отвергала сценарий роспуска парламента и проведения досрочных выборов, отмечая, что «она не играет в политические игры».

Нежелание «играть в политические игры» было вполне объяснимо, ведь досрочные выборы — опасная стратегия. Г. Браун, получивший пост лидера лейбористов после отставки Т. Блэра, так и не рискнул распустить парламент и назначить внеочередные выборы. Для Т. Мэй выборы тоже представляли определенный риск, учитывая, что британское общество, как и сама Консервативная партия, расколоты по вопросу выхода из ЕС. Тем не менее после девяти месяцев пребывания у власти Т. Мэй поддалась соблазну укрепить парламентское большинство на фоне ослабления партии лейбористов и объявила о досрочных выборах. Она обосновала свое решение желанием противодействовать «политическим играм» оппонентов, которые могут затруднить процесс выхода из ЕС.

Т. Мэй сомневается в том, что станет главным бенефициаром от маневра с парламентскими выборами.

Если обратиться к статистике, на сегодняшний день сложилась самая благоприятная (для тори) ситуация для проведения выборов. По данным Opinium/Observer, после 100 дней работы Т. Мэй в качестве премьер-министра 46% опрошенных выражали симпатию в отношении результатов ее работы. Сегодня, согласно данным YouGov, рейтинг Консервативной партии (44%) значительно выше ее главного конкурента — Лейбористской партии (23%). Зафиксирован высокий персональный рейтинг самой Терезы Мэй. 48% британцев верят, что она способна заключить наилучшее соглашение с ЕС о выходе. 50% британцев хотят видеть ее на посту премьера. И лишь 14% видят на этом посту лидера лейбористов Дж. Корбина, что свидетельствует о кризисе самой Лейбористской партии. Согласно последним опросам, только 38% сторонников партии хотели бы видеть Дж. Корбина в качестве премьер-министра. Скорее всего, его политическая карьера будет зависеть от исхода выборов.

Последние политические сезоны в Великобритании научили нас осторожно относиться к опросам общественного мнения — исход всеобщих выборов 2015 г. и референдума о членстве в ЕС 2016 г. не соответствовали социологическим прогнозам. Тем не менее разрыв в рейтинге лейбористов и консерваторов настолько велик, что даже с учетом статистической погрешности обозреватели с большой долей вероятности утверждают, что тори имеют хорошие шансы увеличить свое большинство в Палате общин (сегодня оно составляет всего 6 мест).

Более того, не стоит недооценивать психологический фактор: уверенность Т. Мэй в победе может повлиять на то, как проголосуют избиратели. Очевидно, она не сомневается в том, что станет главным бенефициаром от маневра с парламентскими выборами. В противном случае политический риск был бы неоправданным. Согласно «Закону о фиксированном сроке полномочий», принятому в 2011 г., следующие парламентские выборы должны были бы состояться только в 2020 г. На руку консерваторам и элемент неожиданности — подготовка к выборам и избирательная кампания стали сюрпризом для всех партий, кроме тори.

Если парламентское большинство составят тори, которые стоят на правых позициях, тогда Т. Мэй будет реализовывать жесткий Brexit; если парламентское большинство составят центристские фигуры, то у Т. Мэй будет больше возможностей для маневра.

Главная цель выборов, которые в британских СМИ называют «выборы по вопросу Brexit», — получить мандат на реализацию итога референдума о выходе из ЕС. Кроме того, Т. Мэй пытается окончательно поставить точку во внутрипартийных дискуссиях и обеспечить себе поддержку на переговорах по Brexit. Несмотря на то что в большинстве своем тори — евроскептики, в самой партии не утихают споры о том, что Brexit должен означать для Великобритании и как его реализовать на практике. Оспаривание полномочий премьер-министра может привести к ослаблению ее позиции как переговорщика с Брюсселем. Новый состав Палаты общин (с подавляющим большинством консерваторов) предопределит, в каком именно ключе будут проходить переговоры с ЕС. Если парламентское большинство составят тори, которые стоят на правых позициях, тогда Т. Мэй будет реализовывать жесткий Brexit; если парламентское большинство составят центристские фигуры, то у Т. Мэй будет больше возможностей для маневра. Не стоит забывать, что правительство пообещало предоставить проект итогового соглашения об условиях выхода из ЕС на повторное голосование в Парламент, хотя в Билль о запуске процедуры выхода Британии из ЕС эта формулировка не вошла. Тем не менее премьер-министру нужна сильная поддержка в Палате общин, чтобы обеспечить положительное голосование по правительственным инициативам.

Досрочные выборы 2017 г. — это ко всему прочему игра на опережение. Переговоры по выходу Британии из ЕС продлятся два года, и вполне возможно, что к 2019 г. (по истечении формального двухлетнего срока, отведенного на переговоры Лиссабонским договором) все формальности, связанные с «разводом» с ЕС, еще не будут завершены. В таких условиях к очередным выборам, первоначально запланированным на 2020 г., Консервативная партия подошла бы в очень непростой ситуации. Назначив парламентские выборы в этом году, Т. Мэй смещает политический календарь. Теперь следующие выборы должны будут состояться только в 2022 г., что позволит консерваторам выиграть время, спокойно имплементировать процесс выхода из ЕС и продумать, как преподнести результаты своей работы в ходе следующей предвыборной кампании.

Выборы станут в определенном смысле тестом на «жизнеспособность» инициативы Н. Стерджен провести еще один референдум по будущему Шотландии.

Выборы станут в определенном смысле тестом на «жизнеспособность» инициативы Н. Стерджен провести еще один референдум по будущему Шотландии. В октябре 2016 г. Шотландская национальная партия (ШНП) инициировала публичные дискуссии по новому референдуму, стремясь оценить, насколько общество принимает данную идею. Однако результаты до сих пор обнародованы не были.

На сегодняшний день Шотландская национальная партия — третья по численности партия в Вестминстере. По результатам последних всеобщих выборов 2015 г. у них 56 из 59 возможных мандатов — лучший показатель за всю историю партии. Поэтому ШНП на выборы идет неохотно: риск проиграть намного выше, чем выиграть. Н. Стерджен назвала решение о досрочных выборах «политической ошибкой». Выдвижение вопроса о новом референдуме в Шотландии может обернуться для ШНП потерей голосов избирателей. Те, кто поддерживают ШНП, но не поддерживают идею полной независимости региона, могут проголосовать против ШНП. С другой стороны, проевропейски настроенная и не симпатизирующая отделению Шотландии от Соединенного Королевства часть публики может проголосовать за ШНП, выступающую за сохранение членства в ЕС.

На предстоящих выборах у Либерально-демократической партии есть шансы увеличить свое присутствие в Вестминстере. На последних выборах либеральные демократы показали самый плохой результат за свою историю (8 мест в Палате общин). Т. Фаррон, лидер Партии либеральных демократов, предлагает провести повторный референдум по финальной сделке с ЕС и по вопросу участия Британии в едином внутреннем рынке ЕС. В целом его партия может рассчитывать на поддержку тех, голосовал за Bremain (48% британского электората).

Так или иначе, но в ближайшие недели в Великобритании развернется нешуточная политическая борьба. Как бы ни была уверена Т. Мэй в победе своей партии, выборы — это всегда риск. Учитывая поляризацию общественного мнения по вопросу выхода из ЕС (51,9% – 48,1%), невозможно наверняка предугадать, как поведут себя избиратели, когда наступит день выборов.

Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся