Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 5)
 (7 голосов)
Поделиться статьей
Никита Белухин

Младший научный сотрудник Отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН

Действующее социал-демократическое правительство Дании во главе с Метте Фредериксен существенно расширило диалог с Фарерскими островами и Гренландией как по культурным, так и по военно-политическим вопросам, частично пойдя навстречу их стремлению к большему дипломатическому присутствию. М. Фредериксен неоднократно подчёркивала, что «увеличение военного присутствия и повышенное внимание к Арктике» требует более тесного сотрудничества трех частей датского Содружества. Но помимо Дании интерес к двум автономным территориям проявляют и другие арктические игроки, прежде всего — США и Китай, которые не оставляют попыток создать собственные каналы влияния на них, желательно без привлечения датских властей. Само же гренландское правительство стремится воплощать в жизнь политический принцип «Ничто, касающееся нас, не должно происходить без нашего согласия», тем самым добиваясь расширения внешнеполитических компетенций.

Отношения Торсхавна и Брюсселя характеризуются большой конфликтностью, чем ЕС и Гренландии в основном из-за периодически возникающих разногласий по вопросам регулирования рыболовства. Несмотря на напряжённость, ЕС наряду с США, Россией и Китаем является важным экспортным направлением для Фарерских островов. Стороны регулярно сигнализируют друг другу о готовности начать переговоры по улучшению правовой базы двусторонних отношений. Камнем преткновения остаётся 25-процентная пошлина ЕС на готовые морепродукты, которую фарерская сторона хотела бы обойти, активно пытаясь подключить и Данию к переговорам с ЕС, но значительного успеха на этом направлении пока не просматривается.

По любопытному стечению обстоятельств сценарий четвёртого сезона популярного датского сериала «Правительство» (дат. Borgen), 8 эпизодов которого транслировались на телеканале DR1 c 13 февраля 2022 г. по 3 апреля 2022 г., был целиком посвящён запутанным отношениям и политическим интригам между Данией и Гренландией вокруг неожиданно найденного у берегов Гренландии «чёрного золота» стоимостью 2 трлн датских крон. По словам сценариста сериала Адама Прайса, вдохновением для сюжета четвёртого сезона послужила ст. 10 Закона об автономии Гренландии, в которой речь идет о том, что в случае повышения доходов Гренландии от добычи полезных ископаемых и соответствующего снижения датских дотаций, датское и гренландское правительства должны начать переговоры, в том числе и о распределении доходов от добычи полезных ископаемых на территории Гренландии. Это, по его мнению, могло привести к конфликту интересов между Копенгагеном и Нууком. Действительность, однако, значительно отличается от сюжета сериала, учитывая «зелёный поворот» Гренландии, но даёт не меньше поводов для размышлений.

Действующее социал-демократическое правительство Дании во главе с Метте Фредериксен существенно расширило диалог с Фарерскими островами и Гренландией как по культурным, так и по военно-политическим вопросам, частично пойдя навстречу их стремлению к большему дипломатическому присутствию. М. Фредериксен неоднократно подчёркивала, что «увеличение военного присутствия и повышенное внимание к Арктике» требует более тесного сотрудничества трех частей датского Содружества. Но помимо Дании интерес к двум автономным территориям проявляют и другие арктические игроки, прежде всего — США и Китай, которые не оставляют попыток создать собственные каналы влияния на них, желательно без привлечения датских властей. Само же гренландское правительство стремится воплощать в жизнь политический принцип «Ничто, касающееся нас, не должно происходить без нашего согласия», тем самым добиваясь расширения внешнеполитических компетенций.

Присутствие Гренландии и Фарерских островов в дипломатической сфере значительно возросло по сравнению с 2009 г. и 2005 г., когда последний раз происходило формальное повышение автономного статуса этих территорий. Дания признаёт этот факт, пойдя на создание координационного внешнеполитического механизма в рамках Содружества. Консервативная народная партия в июне 2022 г. даже предложила создать отдельное Министерство по делам Содружества, а также заявила о том, что государственная телерадиокомпания «Danmarks Radio» должна посвящать больше сюжетов гренландско-фарерской тематике и что в школах изучению истории и культуры датских автономий должно уделяться больше времени. Во внешнеполитической стратегии Дании 2022 г. также зафиксировано намерение «продвигать дипломатическую службу, общую для всего Содружества» (дат. «…fremme en udenrigstjeneste for hele rigsfællesskabet»). Кроме того, сами автономии на базе датских посольств открывают собственные представительства. У Гренландии есть представительства в Копенгагене, Вашингтоне, Брюсселе, Рейкьявике и Пекине (с ноября 2021 г.), Фарерские острова открыли представительства в Москве, Копенгагене, Лондоне, Рейкъявике, Брюсселе, Пекине (с 2019 г.) и Тель-Авиве (с 2021 г.), хотя ранее намеревались открыть представительство в Иерусалиме вопреки позиции Дании. Таким образом, парадипломатия Гренландии и Фарерских островов заслуживает внимания международных обозревателей, а внешние игроки проявляют интерес к расширению отношений с этими автономными территориями. Вместе с тем вовлечение крупных игроков в экономические и инфраструктурные вопросы Гренландии и Фарерских островов воспринимается Копенгагеном весьма болезненно, который активно стремится сохранить полномочия по мониторингу и одобрению подобных проектов.

Например, несмотря на частые заявления Дании о необходимости поддержания вовлеченности США как ключевого союзника в Арктический регион, стремление Вашингтона установить прямой диалог с Фарерскими островами и Гренландией в обход Копенгагена воспринимается как попытка внести разлад в и без того временами напряжённые отношения между тремя частями датского Содружества. Датчане сдержанно отреагировали на визиты бывшего посла США в Дании Карлы Сандс на Фарерские острова в июле и ноябре 2020 г., возобновление 15 июня 2020 г. работы американского консульства в Гренландии (оно изначально было открыто в 1940 г. после немецкой оккупации Дании, но прекратило работу в 1953 г.) и выделение США двух пакетов экономической помощи Гренландии в апреле 2020 г. и в сентябре 2021 г. Особенно остро эти шаги США воспринимались Данией после того, как Дональд Трамп отменил запланированный на 2-3 сентября 2019 г. визит, в ходе которого впервые в истории отношений этих стран должна была пройти встреча американского президента с главами всех трёх частей датского Содружества. Вместо неё в июле 2020 г. состоялась встреча госсекретаря США Майка Помпео, премьер-министра Дании Метте Фредериксена, министра иностранных дел Дании Йеппе Кофода и представителей Гренландии и Фарерских островов. Мероприятие было призвано загладить инцидент с предложением Д. Трампа «купить Гренландию», но неприятный осадок всё равно остался. В октябре 2021 г. о своих планах открыть представительство в Гренландии объявил и ЕС, который в том же месяце выделил 1,7 млрд датских крон на развитие местной системы образования на период 2021-2027 гг. От общей тенденции не отстала и Россия, назначив почётного консула России в Гренландии в октябре 2020 г. Примечательны в этом свете и слова Эндрю Розинделла, члена британского парламента от Консервативной партии и вице-председателя парламентской группы по отношениям с Гренландией, созданной в ноябре 2020 г., о том, что «Запад не может позволить себе игнорировать Гренландию».

Попытки КНР расширить экономическое присутствие на Гренландии и Фарерских островах воспринимается Данией как политическая проблема. Во внешнеполитической стратегии 2022 г. осторожно говорится о том, что, обозначая себя в качестве «приарктического государства», Китай «повышает риск военной и политической эскалации как в самой Арктике, так и вокруг неё». Кроме того, в докладе Службы безопасности и разведки Дании (PET), опубликованном в начале января 2022 г., речь идет о том, что Содружество в составе Дании, Гренландии и Фарерских островов особенно уязвимо в связи с возможными попытками китайских и российских разведывательных служб использовать спорные вопросы для создания напряжённости в отношениях между тремя частями Содружества и с ключевыми союзниками (США). Особое внимание PET обращает на письмо министра иностранных дел Гренландии, адресованное американскому сенатору, якобы сфабрикованное и распространённое в Интернете «российскими агентами влияния» в ноябре 2019 г. В нем речь идет о намерении гренландских властей «как можно скорее» провести референдум по вопросу о независимости от Дании и принятии американского предложения о том, что Гренландия должна получить «статус территории, свободной от каких-либо альянсов». В самой Гренландии тесные отношения с Китаем представляются, мягко говоря, непростыми, поскольку риск экономической зависимости для такой небольшой автономии слишком велик. Тем более Дания существенно ужесточила мониторинг китайских инвестиций, увязывая экономические аспекты с вопросами безопасности, по которым её позиция остаётся решающей в Содружестве.

США и Гренландия расширяют сотрудничество

С конца июля 2019 г., когда было впервые объявлено о так и не состоявшемся визите американского президента в Данию, интенсивность связей между Вашингтоном и Копенгагеном существенно возросла. До 2020 г. последним госсекретарём США, посетившим Данию, был Джон Керри в 2016 г. В июле 2020 г. состоялся уже упомянутый «примирительный» визит Майка Помпео, а 17 мая 2021 г. в Копенгагене прошла общая встреча госсекретаря США Энтони Блинкена с министрами иностранных дел Дании, Гренландии и Фарерских островов, в ходе которой обсуждались вопросы укрепления сотрудничества США со всем датским Содружеством. Заметно увеличилось и количество визитов американских официальных лиц в датские автономии.

В сентябре 2021 г. работу возобновил совместный комитет США и Гренландии, созданный ранее на основе соглашений Игалику 2004 г. В настоящий момент основой для работы комитета выступает «Общий план», подписанный США и Гренландией в октябре 2020 г. Следующее заседание совместного комитета должно состояться 18 октября 2022 г. По словам главы американской делегации, речь пойдет о связях между компаниями и деловыми кругами США и Гренландии, способах увеличения торговли и инвестиций. В июне 2022 г. приглашение посетить Белый Дом получил премьер-министр Дании Метте Фредериксен, но точная дата визита пока не согласована. Предположительно, на встрече двух глав государств будет обсуждаться и гренландская тематика, а также недопущение роста влияния Китая на острове. В последний раз личная встреча глав двух государств (премьер-министра Ларса Лёкке и президента Дональда Трампа) прошла в марте 2017 г.

В мае 2022 г. датской газете «Berlingske» стало известно о том, что американская сторона планирует провести крупную модернизацию базы Туле, стоимость которой будет составлять несколько миллиардов долларов. Посольство США в Дании не углубляется в подробности, передавая лишь сообщение ВВС США об устаревших объектах инфраструктуры, которые нуждаются в обновлении. Беспокойство гренландских политиков также вызвали предполагаемые американские планы по установке в будущем ядерных мини-реакторов (англ. Project Pele) для обеспечения энергетических потребностей базы Туле. В 1961-1964 гг. схожая установка использовалась на американской базе «Camp Century». Учитывая возможные экологические последствия подобного шага, датские и гренландские политики, по всей видимости, будут добиваться от США большей прозрачности в вопросах «модернизации» базы Туле.

В июле 2022 г. американская сторона также подтвердила датскому изданию «Berlingske» информацию о том, что на острове работала исследовательская комиссия Министерства обороны США для поиска подходящих мест для строительства дополнительных радаров. Последние, по заявлениям Пентагона, необходимы для увеличения возможностей идентификации и распознавания целей (англ. domain awareness). В свете подтверждённой «модернизации» базы Туле примечательны и слова лейтенанта Сары Баббит, которая руководила базой с июля по сентябрь 2022 г., в интервью датскому порталу «Altinget»: «В настоящий момент на базе не находятся наступательные вооружения. Но это не означает, что такой тип вооружений не может однажды поступить в наше распоряжение». В начале сентябре 2022 г. базу Туле посетил Кирк Стюарт Пирс, генерал-лейтенант ВВС США и командующий 1 AF-AFNORTH, а также Джонатан Эпштейн, советник в Комитете Сената США по вооружённым силам. Сейчас на базе размещены 140 военнослужащих США и 260 лиц гражданского персонала.

В 2014 г. контракт на обслуживание базы впервые получила американская компания «Vectrus», которая формально была зарегистрирована в Дании, хотя до того эту задачу более 40 лет успешно выполняла датско-гренландская компания «Greenland Contractors». Такое решение США, с одной стороны, серьёзно ударило по доходам гренландского бюджета и одновременно имело негативное символическое значение для отношений США и Гренландии, которая почувствовала, что её буквально «предали». Это привело к пусть и негромкому, но затяжному дипломатическому кризису. Более шести лет — с 2014 г. по октябрь 2020 г. — стороны согласовывали новые условия проведения конкурса на получение контракта по обслуживанию военного объекта, которые, как ожидается, должны гарантировать получение контракта гренландской компанией.

Для трёхсторонних отношений в США Дания и Гренландии этот вопрос был, пожалуй, одним из наиболее болезненных. Сегодня и Нуук, и Копенгаген рассчитывают, что до конца 2022 г. новый пятилетний контракт с возможностью продления на семь лет получит именно новая гренландская компания «Inuksuk A/S», которая была образована Permagreen Grønland A/S и Vectrus Services Greenland Aps. Последняя, в свою очередь, является частью упомянутого концерна «Vectrus», который обслуживает американские базы по всему миру. Таким образом, предприятие, которое, согласно плану, должно получить новый контракт на обслуживание Туле, является плодом сотрудничества американских и гренландских коллег. Новые условия обслуживания базы также должны гарантировать, что весь доход от обслуживания базы окажется в гренландском бюджете и что в работе предприятия будет занято больше гренландских инуитов (это должно помочь снизить уровень безработицы).

Все это представляется особенно важным для гренландских властей, поскольку, несмотря на ранее упомянутые два пакета помощи общим объёмом 146 млн крон (направлены на поддержку сотрудничества между американскими и гренландскими предприятиями и институтами в сфере образования, туризма, добычи полезных ископаемых и т.д.), большая часть средств досталась американским партнёрам, участвующим в подобном сотрудничестве. В то же время обслуживание военного объекта до 2014 г. было фактически единственным и существенным источником дохода, который Гренландия получала из-за американского военного присутствия на своей территории. По мнению датского журналиста Мартина Бройма, администрация Д. Трампа осознала, что от разрешения вопроса с контрактом на будущее обслуживание базы Туле зависит и всё дальнейшее потенциальное сотрудничество с Гренландией, и поэтому пошла навстречу гренландским интересам. Отсюда, по всей видимости, и проистекают большие надежды гренландских властей на то, что дело будет решено в их пользу.

Гренландия, однако, заинтересована если не в полной демилитаризации, что маловероятно, учитывая важность базы Туле для безопасности США, то в недопущении роста иностранного военного присутствия на острове. По словам Аккалука Люнге, основателя партии «Народное сообщество», в случае нежелательного расширения военной инфраструктуры в Гренландии будет лучше, если она будет под контролем Дании, которая является знакомым и предсказуемым партнёром. Но для большинства инуитов строительство новых военных объектов будет означать потерю и без того ограниченных земельных ресурсов и, возможно, вынужденное перемещение тех или иных населённых пунктов. Неслучайно А. Люнге назвал строительство базы Туле на территории Гренландии «несчастным стечением обстоятельств», вероятно, намекая на вынужденное переселение инуитского посёлка, находившегося в окрестностях военного объекта. Тем более, проводя активную экономическую дипломатию, Гренландия отнюдь не намерена становиться «арктической крепостью», запертой от потенциальных инвесторов и торговых партнёров. Гренландия, впрочем, заинтересована в организации собственной береговой охраны по примеру Исландии. Стоит, однако, отметить, что в тексте предыдущего коалиционного договора «Солидарность. Стабильность. Рост» между партией «Народное Сообщество» и «Налерак» была упомянута задача «демилитаризации Гренландии». А после выхода «Налерака» из правительственной коалиции в апреле 2022 г. в новом коалиционном соглашении «Ради нашей страны и народа» между «Народным Сообществом» и «Сиумутом» эта задача в тексте уже не указана. Кроме того, Гренландия задумалась о необходимости учредить должность постоянного представителя автономии при НАТО.

Китай, пытаясь установить экономические отношения с Гренландией, всё больше сталкивается с недоверием со стороны датских властей. Например, в 2015-2016 гг. китайская компания «Generel Nice Group» заинтересовалась возможностью инвестиций в гавань Грённедаль (дат. Grønnedal) на юго-западе Гренландии, но Дания неожиданно объявила, что её вооруженные силы могут использовать Грённедаль как логистический пункт. Похожая ситуация повторилась в 2018 г., когда китайская компания «China Communications Construction Company» (CCCC) объявила о готовности инвестировать в строительство новых гренландских аэропортов, но отказалась от этой идеи после того, как датское правительство стало совладельцем компании «Kalaallit Airports A/S». Последняя ответственна за строительство и последующее управление аэропортов в Нууке и Илулиссате, которое планируются завершить к 2023 г.

Экономические интересы Гренландии заключаются в поиске нового или дополнительного спонсора, который будет готов дать ей больший объём свободы при сохранении экономической помощи, по объёму сопоставимой с датской или превышающей её; а также поможет в создании дополнительных источников дохода, которые бы снизили зависимость гренландской автономии от финансовых вливаний из Копенгагена. Такие планы выглядят, по меньшей мере, утопично. В настоящий момент гренландский бюджет на 58% обеспечивается внешними дотациями, и крупные проекты добывающей промышленности непременно вызывают опасения и разногласия среди политических сил. К примеру, долгое время считавшийся наиболее амбициозным проект по добыче редкоземельных металлов на месторождении Кванефьельд положен в долгий ящик, если не похоронен на долгие годы. Так, в упомянутом апрельском коалиционном соглашении было зафиксировано, что отмена моратория на добычу и разведку минеральных ресурсов в районах, содержащих даже низкий уровень урана и других радиоактивных элементов, который был введён в ноябре 2021 г., может быть осуществлена только в результате референдума. Австралийская компания «Greenland Minerals», делавшая ставку на разработку месторождения редкоземельных металлов Кванефьельд у города Нарсак на юго-западе Гренландии и обладающая тесными связями с китайскими компаниями, назвала подобные действия гренландских властей «экспроприацией без компенсации», так как они подрывают все предыдущие усилия компании по подготовке к разработке этого месторождения и тесное сотрудничество между ней и гренландскими властями.

Сегодня компания намерена добиваться арбитража и компенсации в размере примерно 455 млн датских крон, если гренландские власти всё же откажутся сделать исключение, что маловероятно. Впрочем, есть надежда на то, что во время будущего арбитражного разбирательства судьи примут во внимание дополнительное политическое соглашение 2010 г. к лицензии, выданной Greenland Minerals на геологическую разведку в 2007 г., где говорится, что «запрос (на добычу полезных ископаемых ископаемых) может, среди прочего, быть отклонён в результате политического или управленческого решения не выдавать разрешение на добычу радиоактивных элементов». Причём подобный отказ не влечёт за собой каких-либо последствий, в том числе и экономических, что указано в тексте соглашения. Соглашение было сформулировано гренландским правительством, когда его в 2009-2013 гг. возглавляло «Народное сообщество», и подписано тогдашним генеральным директором Greenland Minerals и управляющим дочерним гренландским предприятием компании.

Другим перспективным месторождением, на котором возможна добыча редкоземельных элементов на территории Гренландии, остаются горы Кринглерне, которые содержат около 4,3 млрд т редкоземельных элементов. Это делает их одним из крупнейших месторождений этих ресурсов в мире. Разрешение на разработку этого месторождения после почти 10 лет подготовительной работы получила также австралийская компания «Tanbreez», которая нарочито подчёркивает, что не собирается экспортировать добываемые ресурсы на китайский рынок. Компания сообщает, что приступит к добыче в 2023 г. и выйдет на полную мощность к 2025 г.

Как стало ясно после парламентских выборов в Гренландии в апреле 2021 г., действующее правительство, прежде всего, отдаёт приоритет сохранению хрупкого экологического баланса на острове. Но с новыми выборами или ухудшением экономической обстановки всё вновь может измениться.

Исландия и «Арктический круг»

Несмотря на то, что пять стран Северной Европы, состоящие в Арктическом совете, традиционно продвигают идею арктического сотрудничества, порой в двухсторонних отношениях между ними можно заметить признаки недоверия и расхождения по ряду вопросов. Так, Дания не пригласила Исландию к участию в первой конференции «Arctic 5» по Северному Ледовитому Океану в мае 2008 г., а Исландия, отчасти в ответ на действия Дании, в 2013 г. создала «Арктический круг» (англ. Arctic Circle). Последний выступает неформальным форумом и строится на сотрудничестве деловых кругов, гражданского общества, представителей науки — то есть существует на основе гражданских или «низовых» инициатив. Государства Северо-Восточной Азии и Южной Азии, в частности, увидели в форуме возможность для продвижения своих арктических интересов и идентичности. Кроме того, в рамках этой организации активную роль играют Гренландия и Фарерские острова. Неслучайно, что именно премьер-министр Гренландии произнёс вступительную речь на первом форуме «Arctic Circle» в октябре 2013 г., что не могло не вызвать настороженность Дании. Карен Эллеманн — министр по вопросам рыболовства, равноправия и северного сотрудничества — как официальный представитель правительства Дании впервые приняла участие в форуме только в октябре 2017 г. В то же время для Дании Исландия выступает и важным логистическом пунктом как в военном отношении, так и в вопросе обеспечения транспортного сообщения с Гренландией, поэтому Копенгаген не может не обращать внимание на развивающееся сотрудничество Исландии и Гренландии.

Помимо этого, исландская инициатива приобрела особое значение в свете того, что на момент её реализации в Арктическом совете проходило трудное согласование наделения новых государств статусом наблюдателя при организации. В этой ситуации президент Исландии Оулавюр Гримссон обратился к Китаю, Индии, Сингапуру и другим неарктическим государствам, ожидавшим одобрения их заявки в рамках Арктического совета, с предложением присоединиться на равных к работе «Арктического круга». Исландия стремится использовать интерес внерегиональных государств к Арктике для усиления собственного международного влияния. В 2012 г. она заключила с КНР меморандум о научном сотрудничестве в Арктике, в апреле 2013 г. стала первой европейской страной, подписавшей соглашение о зоне свободной торговли с Китаем. В рамках председательства в Арктическом совете в 2019-2021 гг. Исландия также провела 21 апреля 2021 г. онлайн-конференцию, специально посвященную роли стран-наблюдателей в управлении Арктикой. Не стоит забывать и о проекте строительства глубоководного порта Финнафьорд на северо-востоке Исландии, с помощью которого она намерена стать по меньшей мере региональным транспортным хабом, обслуживающим судоходство на Северном морском пути. Вполне возможно, что и китайские инвесторы проявят интерес к этим планам Исландии.

Учитывая, что для Гренландии Исландия остаётся своего рода «моделью» будущего независимого государства, растущее сотрудничество между ними вызывает интерес. Недавним примером такого сотрудничества стало проведение в рамках «Арктического круга» Гренландского форума под названием «Гренландия в глобальной Арктике: климат и процветание — геополитика и прогресс» в Нууке 27-29 августа 2022 г. Оулавюр Гримссон — председатель «Арктического круга» — подчеркнул, что «как изменение климата, так и природные ресурсы сделали Гренландию объектом пристального внимания». Кроме того, в форуме приняли участие главы регионов Канады, в частности, территорий Юкон, Северо-Западных территорий и Нунавут, что вновь указывает на заинтересованность канадской стороны в пограничном сотрудничестве с Гренландией. Последняя, таким образом, глубоко вовлечена в деятельность курируемого Исландией «Арктического круга» и пока остаётся единственным местом, где тематический страновой форум организации проводился уже дважды.

Орёл, Дракон и Овен

Связи между США и Фарерскими островами заметно оживились с подписанием 12 ноября 2020 г. декларации о партнёрстве — первого подобного документа в их отношениях, затрагивающего в том числе исследования, торговлю и здравоохранение. В мае 2021 г. делегация посольства США посетила крупные фарерские гавани — Торсхавн, Рунавик, Фуглафьордур и Клаксвик. На тот момент глава фарерского правительства Бардур Стиг Нильсен заявлял, что конкретные планы по использованию фарерских портов флотом США отсутствуют и что речь может идти о «патрульных кораблях в Северной Атлантике, но не о крупных военных кораблях», которые бы могли воспользоваться Фарерами как пунктом технического обслуживания. Министр иностранных дел Фарерских остров, впрочем, не исключил возможность визитов крупных военных кораблей, но подчеркнул, что острова «не должны использоваться в качестве военно-морской базы» и что этого не произойдёт, пока он занимает свой пост.

Несмотря на сближение США и Фарер, а также то, что Дания считает США своим ключевым союзником в Арктике, протесты и опасения фарерских политиков вызвал план восстановления радиолокационного радара на Фарерских островах, который был закрыт в 2007 г. Высказывались опасения о возможной ответной реакции со стороны России, а также подвергалось критике то, что подобное решение было принято без консультаций с фарерскими властями. Согласование условий восстановления РЛС между Данией и Фарерами заняло около 16 месяцев — с февраля 2021 г. по июнь 2022 г., автономные острова, в частности, взамен на одобрение строительства военного объекта безуспешно пытались добиться более выгодных условий торговли с ЕС и Данией. Как и в случае с согласованием условий реализации дополнительного «арктического оборонного соглашения» на территории Гренландии, которое было завершено в мае 2022 г., подобная ситуация указывает на существование помимо внутренней политики Дании и автономных территорий и внешней политики Содружества, за которую формально отвечает Дания, ещё и политики между частями самого датского Содружества, которая и заключается в решении подобных болезненных вопросов.

Помимо тесных «рыбных» связей между Фарерскими островами и Москвой, «головной болью» не только для Копенгагена, но и для Вашингтона стала попытка КНР установить на Фарерах сети 5G компании «Huawei». С момента пробного тестирования сетей 5G в июне 2019 г. с компанией «Huawei», с которой Фареры сотрудничали с 2015 г., телеоператор «Føroya Tele» подвергался политическому давлению со стороны Китая и США. В ноябре 2019 г. бывший посол США в Дании Карла Сандс заявила, что участие китайской компании в подобных проектах будет угрозой для безопасности, посол КНР в Дании 11 ноября 2019 г. посетил Фареры, где на встрече с главой автономии заявил, что в случае отказа от услуг китайской компании фарерские власти могут не рассчитывать на подписание соглашения о ЗСТ. Китайское посольство, впрочем, подобные высказывания опровергало. Большую огласку в СМИ этот случай получил из-за аудиофайла, в котором якобы и содержалась «китайская угроза», а точнее — её пересказ во время беседы министра экономики и окружающей среды Фарерских островов с одним из сотрудников министерства. Фарерская и китайская стороны уже в декабре 2019 г. провели встречу, в ходе которой постарались нейтрализовать негативный эффект от опубликованной аудиозаписи. Копенгаген также отрицал, что пытался повлиять на позицию Фарерских островов, подчёркивая, что сфера телекоммуникаций относится к ведению автономных властей, но признала, что Центр кибербезопасности при Министерстве обороны Дании консультировал автономные власти относительно последствий участия компании «Huawei» в развёртывании сетей 5G. В августе 2021 г. фарерский телеоператор принял окончательное решение о том, что установкой сетей 5G будет заниматься шведская компания «Ericsson», отрицая при этом факт какого-либо политического давления.

Брюссель и датские автономии

По образному выражению Айи Хемниц, депутата Фолькетинга от Гренландии, «ЕС присутствует в Гренландии, но Гренландия находится вне ЕС». И это неслучайно, ведь из «заморских стран и территорий» Гренландия получает наибольшее количество дотаций ЕС, которые занимают важное место в ее бюджете. Например, предварительная доходная часть бюджета Гренландии на 2023 г. составляет 7,5 млрд крон, из них 55% (или 4,14 млрд крон) приходится на датские дотации и 3% (или 240 млн крон) — на поступления из ЕС. Объём датских дотаций был заморожен на уровне 2009 г., когда Гренландия получила расширенный автономный статус, но при этом точный объём дотаций повышается в зависимости от уровня инфляции и средней зарплаты в Гренландии. Фарерские острова, напротив, отказались от повышения дотаций в соответствии с уровнем цен и получают фиксированный объём средств из датского бюджета — 641,8 млн крон.

Для Гренландии и ЕС основными областями сотрудничества являются образование и рыболовство. В то же время рядовые жители Гренландии почти не осведомлены о позитивной роли ЕС в экономическом развитии острова. Сегодня ведётся работа над новым рамочным документом о сотрудничестве между Гренландией и ЕС по аналогии с теми, которые были подписаны в 2006 г. и 2015 г. ЕС также отмечает большой потенциал Гренландии в обеспечении ресурсной автономии ЕС, что отражено в письме о намерениях сотрудничества 2012 г. Европейская комиссии, в частности, отмечала, что Гренландия обладает особенно высоким потенциалом по шести и средним потенциалом по трем из 14 позиций, указанных в списке критического сырья для экономики ЕС.

На тот момент ЕК говорила о возможности Гренландии занять нишу среднего по объёму поставщика редкоземельных элементов на глобальном рынке, где доминируют более крупные игроки — главным образом, Китай. Запасы редкоземельных элементов в Гренландии оценивались в промежутке от 3,44% до 9,16% глобального объёма. Сейчас, однако, список критически важного сырья для ЕС расширился с 14 позиций в 2011 г. до 30 — в сентябре 2020 г., а разработка уже упомянутого месторождения Кванефьельд находится под большим вопросом в силу экологической ориентации нынешнего гренландского правительства. В этом свете также примечательна прошедшая относительно незамеченной встреча Мароса Сефковича, заместителя председателя ЕК, с главой гренландской автономии Муте Эгеде в октябре 2021 г. во время пребывания последнего в Копенгагене. В разговоре вновь было отмечено, что Гренландия обладает рядом ресурсов, которые интересуют ЕС — особенно в сфере «зелёного перехода» и производства батарей. Стороны также договорились о том, что М. Сефкович позже посетит Гренландию, где перспективы ее сотрудничества с ЕС будут обсуждаться более предметно. Интересен в этом свете и доклад британского аналитического центра «Polar Research and Policy Initiative» (PRPI), опубликованный в марте 2021 г., где продвигается идея создания «ресурсного альянса» в рамках англоговорящих наций, участвующих в разведывательном сотрудничестве «Five Eyes», для обеспечения надёжного доступа к гренландским ресурсам и снижения зависимости от Китая.

Сегодня на Британию, Канаду и Австралию приходится больше половины компаний, имеющих лицензии на добычу ресурсов на территории Гренландии (27 из 41). Тем не менее на территории США и европейских стран по-прежнему отсутствуют необходимые предприятия для извлечения большого числа редкоземельных элементов, в то время как Китай, по словам Пера Кальвига, главного консультанта Центра минерального сырья и материалов (MiMa) при национальной геологической службе Дании и Гренландии (GEUS), имея более чем 20-летний опыт в этой сфере, «разработал полную производственную цепочку от месторождения до магнита». П. Кальвиг добавляет, что в случае Китая речь идёт о «множестве специализированных предприятий, которые работают на основе патентов». По его словам, в сфере редкоземельных металлов достижение самодостаточности трансатлантического сообщества маловероятно даже до 2030 г., ведь для конкуренции с Китаем, который занимает монопольную позицию на этом рынке, западным компаниям потребуется создание конкурентоспособного производства всего спектра редкоземельных элементов, иначе потенциальные клиенты продолжать закупать этот вид сырья у Китая. П. Кальвиг также прогнозирует, что к 2025 г. дефицит редкоземельных металлов может создать препятствия для реализации планов «зелёного перехода». Таким образом, высокий ресурсный потенциал Гренландии евроатлантическое сообщество, скорее всего, не сможет эффективно реализовать без китайских партнёров или затратного возобновления работы предприятий редкометаллической промышленности, которую на рубеже XX-XXI вв. сам же Запад начал переводить в Китай.

***

Отношения Торсхавна и Брюсселя характеризуются большой конфликтностью, чем ЕС и Гренландии в основном из-за периодически возникающих разногласий по вопросам регулирования рыболовства. Несмотря на напряжённость, ЕС наряду с США, Россией и Китаем является важным экспортным направлением для Фарерских островов. Стороны регулярно сигнализируют друг другу о готовности начать переговоры по улучшению правовой базы двусторонних отношений. Камнем преткновения остаётся 25-процентная пошлина ЕС на готовые морепродукты, которую фарерская сторона хотела бы обойти, активно пытаясь подключить и Данию к переговорам с ЕС, но значительного успеха на этом направлении пока не просматривается.

Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 5)
 (7 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся