Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 3.67)
 (3 голоса)
Поделиться статьей

28 июня 2018 г. состоялась очередная встреча Лектория СВОП «Существует ли еще Запад?», приуроченная к саммиту глав Группы семи, результаты которой аналитиками оцениваются крайне неоднозначно, а также предстоящей встрече «главного героя саммита G7» Дональда Трампа с Владимиром Путиным.

Участие в мероприятии приняли генеральный директор РСМД Андрей Кортунов, председатель СВОП Фёдор Лукьянов и профессор НИУ ВШЭ Александр Филиппов.

28 июня 2018 г. состоялась очередная встреча Лектория СВОП «Существует ли еще Запад?», приуроченная к саммиту глав Группы семи, результаты которой аналитиками оцениваются крайне неоднозначно, а также предстоящей встрече «главного героя саммита G7» Дональда Трампа с Владимиром Путиным.

Участие в мероприятии приняли генеральный директор РСМД Андрей Кортунов, председатель СВОП Фёдор Лукьянов и профессор НИУ ВШЭ Александр Филиппов.

Фёдор Лукьянов начал встречу с краткого экскурса в историю формирования Запада, как политической общности, заметив, что он, как и любая другая структура, порожденная холодной войной, находится в состоянии кризиса, который имеет все шансы стать фатальным на нынешнем этапе. Проваленное коммюнике Группы семи только подтверждает факт раскола в западном сообществе.

Рассуждая о корректности утверждения, что Атлантический Запад движется к своему закату, Андрей Кортунов предложил основываться на нескольких измерениях восприятия Запада, как единой общности — военно-политической, культурно-цивилизационной и Запад, как технологическое ядро планеты. По его мнению, военно-политический уровень, на данный момент, представляет собой остаточное явление, поддерживаемое, в какой-то степени, искусственно благодаря «российской угрозе». Тем не менее, исполнить роль Советского Союза у России не получится, поэтому эрозия Запада продолжится, пусть и значительно медленнее.

Вслед за этим был затронут процесс идейно-гуманистических изменений внутри европейского общества, описанный Ф. Лукьяновым на примере ужесточения политики и риторики в отношении беженцев. Такие процессы, по мнению европейских правых популистов, не являются фактором западной эрозии, поскольку ведут к возвращению «истинного» Запада, в то время как доминирующий сейчас либерализм и излишняя толерантность — не более чем девиация. По мнению А. Кортунова, первоочередным вопросом, связанным с массовой миграцией, является универсальность и сила европейской цивилизации. Сможет ли Европа «подчинить» себе представителей других культур, массовое появление которых сейчас вызывает страх у местного населения?

Александр Филиппов, будучи специалистом в области фундаментальной социологии, проанализировал влияние либеральной парадигмы на формирование западной общности и что может прийти ей на смену в качестве объединяющего фактора. Основываясь на ряде исторических примеров, он полагает, что Запад — это та цивилизация, которая способна меняться и подстраиваться под определенные тенденции. Так, он упоминает, что в период Первой мировой войны европейцы были крайне недовольны усиливавшимся влиянием США, однако уже очень скоро сумели найти точки соприкосновения и образовать единую общность. Эксперт полагает, что совершенного разобщения Запада не произойдет, однако сама структура общности изменится.

Далее Ф. Лукьянов предложил рассмотреть остро обсуждаемый многие годы вопрос «Возможно ли равноправие в международных отношениях?», упомянув в этой связи работу А. Кортунова с идеей многосторонней системы мироустройства, основанной на формальном равноправии государств, но способной компенсировать объективно слабые параметры, которыми обладают малые государства. На данный момент, формирование полноценной многополярности он считает невозможным, потому что малые государства имеют определенные возможности для того, чтобы не примыкать к одному из потенциальных полюсов. А без определенного пояса сателлитов стать полноценным полюсом не получится. Говоря о развитии Запада, Кортунов предполагает два основных варианта событий: новая консолидация вокруг Соединенных Штатов и борьба против Китая или распад на 2 или 3 новых полюса силы. Тем не менее, ни один из этих вариантов не вписывается в «идеальную многополярность». Кроме того, спикеры анализируют и недавний конфликт между Дональдом Трампом и канадским премьер-министром Джастином Трюдо. Безразличие Трампа к сохранению контроля над североамериканскими соседями показывает, по их мнению, что воплощение многополярной концепции в ближайшее время неосуществимо.

Возвращаясь к социальным процессам, Федор Лукьянов упоминает рост популярности правых популистов в европейских странах и, в частности, в Германии и интересуется, насколько далеко могут зайти их достаточно радикальные взгляды. По мнению Александра Филиппова, такие настроения беспрецедентны для немцев в послевоенный период, поэтому сделать какой-либо прогноз, к чему это может привести, достаточно сложно. Андрей Кортунов, в свою очередь, полагает, что рост националистических настроений происходит не только в Германии и это может быть названо глобальным трендом, однако вероятность появления среди немцев реваншистских настроений он оценивает достаточно низко.

Тут же к обсуждению была предложена несколько забытая, но все еще очень важная повестка глобализации, которая терпит крах в последние годы. В этой связи упоминается «парадокс глобализации», согласно которому государство не может сочетать три следующих элемента: участие в глобальной экономике, суверенитет и демократию. И как считает Фёдор Лукьянов, «сильные мира сего» уже сейчас готовы жертвовать демократией. Тем не менее, его коллеги уверены, что для финансистов, держащих в своих руках мировой капитал, меньшее значение имеет суверенитет и именно он мог бы пасть жертвой глобализации.

Приближаясь к завершению диалога, Ф. Лукьянов отметил следующую тенденцию — в разные периоды своего существования неотъемлемым компонентом существования Запада была экспансия. Так или иначе, самые могущественные страны Евроатлантики всегда значительно зависели от усиления собственного влияния на мировой и континентальной периферии. Возможно ли, что под влиянием внутренних кризисов эти процессы перестанут быть столь активными, и страны Запада будут уделять больше внимания своим собственным проблемам? Отвечая на этот вопрос, эксперты сошлись во мнении, что экспансия останется важным элементом развития Запада даже в том случае, если Запад переживет радикальную трансформацию и полностью сменит структуру своей деятельности.

Лекция вызвала активную реакцию у аудитории. Так, один из зрителей отметил слабость экономического потенциала Европы, как фактор эрозии Запада. В ответ на такое утверждение, Андрей Кортунов отметил важность для экономики такого показателя, как человеческий потенциал и богатство им Европы. Также были обсуждены возможное возникновение новых точек силы внутри Европейского союза, ближайшая вероятность чего была оценена экспертами достаточно низко. А. Филиппов заметил, что для смены положения сил необходима полная смена политических элит. Не остался без внимания и вечный вопрос принадлежности России к западной или восточной общности.

(Голосов: 3, Рейтинг: 3.67)
 (3 голоса)

Текущий опрос

Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся