Блог Евгении Дрожащих

«Девять и один вопрос» или «Как пройти испытание Россией»

1 Июля 2015
Распечатать

«Россия в 21 веке» — феномен, вызывающий интерес многих великих умов современной политической мысли Запада. Европейские и  американские эксперты пишут аналитические заметки, делают недвусмысленные заявления, ищут корень одной из «глобальных проблем человечества». И, если вдуматься, небеспричинно: ведь что, если не российское государство, получило «гордую вторую позицию» в списке угроз, стоящих перед миром, согласно одному из выступлений Б. Обамы с  трибуны Генеральной Ассамблеи ООН.

Украинский кризис настолько замутнил светлые головы западных политиков и  политологов, что и труды, написанные ими, стали полностью соответствовать витающей в  Белом Доме риторике. В связи с  этим хочется поделиться неоднозначным впечатлением, которое остается после прочтения доклада “The Russian Challenge” («Российский вызов»/ «Испытание Россией»), выпущенного британским исследовательским центром Chatham House в июне 2015 года.
С одной стороны, документ направлен на формирование образа России, как злостного гегемона, старающегося изолировать себя от остального мира, с  другой стороны, дает четкие рекомендации по удержанию государства «в ежовых рукавицах» и как раз-таки изоляции от всех тех субъектов международных отношений, которые могли бы оказать ему поддержку. Ниже представлен обзор его содержания.

Тезисы

Западу еще предстоит в полной мере ощутить последствия превращения России в государство авторитарного национализма. Доклад призывает западные правительства задуматься об уровне поддержки, оказываемой Украине, об ответе на этот и будущие кризисы, а также о политике в  отношении России в контексте обеспечения безопасности в Европе.

Обзор рекомендаций

Основной причиной возникающего недопонимания является внутреннее развитие России и неспособность страны найти более приемлемый путь развития после распада СССР.  Владимир Путин и  его окружение – это не Россия и ее народ, а  их интересы не обязательно совпадают. Запад не имеет ни желания, ни средств, чтобы содействовать или препятствовать смене режима в России. Но западные страны должны учитывать возможные последствия хаотического развала путинской системы.

Необходимо развивать и реализовывать ясную и последовательную стратегию по отношению к  России. Эта стратегия по возможности должна быть основана на общей трансатлантической и  европейской оценке российских реалий.

Как отмечено в более детальном обзоре в начале доклада, стратегия Запада должна включать следующие цели, создавая условия для кратко- и долгосрочной перспективы ее реализации:

Стратегические цели для Запада

•    Сдерживать и ограничивать попытки принуждения со стороны России по отношению к ее европейским соседям – сколь долго это будет необходимо, – но не создавать при этом фиксированных разделительных линий. Двери должны оставаться открытыми для возобновления взаимодействия с Россией в будущем, когда изменятся обстоятельства. Что, однако, неосуществимо под предводительством Путина.

•    Восстановить единство системы европейской безопасности, основанной на принципах суверенитета, территориальной целостности и  права государств на самоопределение.

•    Найти более эффективные способы убедить российский режим и российский народ в том, что их долгосрочным национальным интересам отвечает интеграция России в правовую Европу, а не изоляция в качестве регионального гегемона.

•    Последовательно и регулярно объяснять политику Запада Китаю и всем бывшим членам СССР, имеющим основания для обеспокоенности политическим курсом России, признают они это или нет.

•    Быть готовым к  трудностям и  возможностям, которые неизбежно возникнут при окончательной смене руководства России.

•    Не изолировать россиян. Помощь режиму в изоляции населения  от внешнего мира не входит в интересы Запада.

Частные политические задачи

•    Ключевая задача ─ трансформация Украины в суверенное государство, способное постоять за себя. Она требует больших усилий, нежели те, что были продемонстрированы ранее.

•    Программа «Восточное партнерство» ЕС должна быть преобразована в  инструмент, обеспечивающий суверенитет и экономическое развитие стран-партнеров, подтвердивших свою готовность к серьезным политическим и экономическим реформам.

•    Эффективность санкций против России зависит как от их длительности, так и  жесткости. Они не должны прекращать свое действие, пока нарушается право Украины на территориальную целостность. Неразумно связывать возможность снятия санкций с реализацией хрупких по своей сути Минских соглашений.

•    Запад не должен возвращаться к сценарию сотрудничества с Россией в более широком контексте отношений с российскими властями до тех пор, пока не будет достигнуто приемлемое урегулирование украинского конфликта и пока Россия не начнет соблюдать свои международные правовые обязательства.

•    Энергетическая политика ЕС должна быть нацелена на лишение России политических рычагов влияния на энергетическом рынке, но не на полное исключение России  из числа европейских поставщиков.

•    Западные государства должны инвестировать в оборонительные стратегические коммуникации и поддержку СМИ, чтобы препятствовать пропаганде Кремля.

•    НАТО должна поддерживать свой статус в  качестве сдерживающего фактора российской агрессии. В частности, организация должна демонстрировать то, что ограниченная война возможна, а ответ на «гибридную» войну будет жестким.

•    Члены ЕС  по отдельности и ЕС как целое должны регенерировать способность анализировать и  понимать, что происходит в России и соседних государствах. Это понимание должно быть использовано как основа формирования политики.

В связи с некоторыми исчерпывающими утверждениями иностранных экспертов, оставляющими легкий налет недоумения, возникает ряд вопросов.

1.    Справедливо ли стремление западных экспертов оценивать российские реалии с трансатлантической точки зрения? Не будет ли более верным перенестись в  «евразийское измерение» и предложить менее «западоцентричный» подход?

2.    Каким образом расценивать обозначенные Западом «условия возобновления сотрудничества» с Россией, а  именно ухудшение российской экономики, повышение расходов на конфронтацию и подъем Китая? Как открытое ослабление мощи российского государства вопреки идее многополярного мирового порядка?

3.    Судя по докладу, европейским и американским коллегам, скорее, предлагается лучше подготовиться к ухудшению отношений с Россией, нежели к стратегическому партнерству. Можно ли считать столь «позитивный настрой» выигрышной стратегией?

4.    Один из авторов доклада весьма самоуверенно утверждает, что попытка России найти неевропейских партнеров на пространстве БРИКС, как и  поворот в азиатском направлении, вряд ли увенчаются значительным успехом, а  призыв установить международный порядок, «в большей степени соответствующий современным реалиям», не найдет поддержки среди новых союзников. Действительно ли Россия так одинока в  своем стремлении к более справедливому распределению общего «политического пирога»?

5.    Одно из достоинств, приписанных Западу, ─ это помощь в  восстановлении украинской экономики. Но является ли достоинством то, что не принесет долгосрочных результатов и не отразится на благосостоянии украинского народа, будучи потраченным на военные расходы и  на выплату заработных плат высокопоставленным лицам?

6.    Авторы доклада, с одной стороны, почти с  негодованием приводят слова С. Лаврова о том, что МИД России видит цель Запада якобы в смене режима, а  не изменении направления российской политики. С другой стороны, мыслью, красной нитью проходящей в статьях, является откровенная неприязнь к «путинскому режиму» и рекомендации по его смещению. Нет ли здесь определенного противоречия? Или оно присуще европейской логике?

7.    Возможна ли новая холодная война? Если да, каковы будут ее отличительные черты?

8.     «Кризис на Украине – европейская война, и если что-то пойдет не так – именно Европа будет в ответе». Действительно ли Европа играет первую скрипку в принятии политических решений вопреки мнению о главенствующей роли США?

9.    Оправданы ли опасения экспертов насчет возможной российской интервенции на территорию стран-членов НАТО?

10.    Политической стратегией России на протяжении двадцати лет названо продолжительное, целенаправленное разжигание антизападных националистических настроений населения... Неужели российский Левиафан на протяжении нескольких декад был столь проницательно коварен?

Таким образом, доклад Chatham House – резонансная с точки зрения содержания публикация, авторы которой немного нарочито диктуют установку на ухудшение отношений с Россией, одновременно наивно по-детски обвиняя российское государство в изоляционистской направленности внешней политики. Перечеркивание совместных интересов якобы диаметральными различиями в видении этих интересов сводит «на нет» уже достигнутые «экс-партнерами» результаты сотрудничества, а сама полемика заставляет задуматься, приведет ли формирование образа врага к возрождению «европейского духа». Приведенным же выше вопросам остается лишь ждать ответа адресатов...
 

Поделиться статьей

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся