Блог Евгении Дрожащих

Космическая Индонезия

10 Декабря 2015
Распечатать

Двадцать первый век ознаменовался повышением интереса мирового сообщества к проблеме освоения космического пространства. Широкие возможности, с которыми стали ассоциироваться успехи реализации космических программ, начали привлекать внимание не только лидеров первой космической гонки, но и других акторов, решивших вступить в конкурентную борьбу на рынке ракетно-космических технологий.

 

Одним из наиболее ярких игроков на поле «исследовательского боя» стала Индонезия. Обладая весомым преимуществом в виде максимальной близости к экватору (что позволяет наиболее полно использовать энергию вращения Земли при выводе искусственных спутников планеты на орбиту, тем самым, в несколько раз удешевляя стоимость запуска), Индонезия сделала первые шаги на пути освоения космического пространства еще в 1970-х гг.

 

Тем не менее,  на сегодняшний день страна так и не смогла подняться на ступень технологического совершенства выше, чем аналогично развивавшиеся страны Юго-Восточной Азии. И, видимо, решив исправить данный технологический недочет, в 2013 г. приняла Закон о направлениях космической деятельности. В связи с этим представляется интересным проанализировать существующие с идеологической, экономической, технической и юридической точки зрения предпосылки интенсификации государством усилий по изучению космоса.

 

Идеология

 

Основой национальной государственности Индонезии является Панчасила – философия, согласно которой все граждане государства должны следовать принципам монотеизма, гуманизма, национализма, демократии и социальной справедливости. Вступивший в 1985 г. в силу закон обязал все социальные и политические организации рассматривать перечисленные принципы в качестве базового критерия принятия решений.

 

Поэтому и космические исследования, проводимые индонезийскими специалистами, призваны служить целям улучшения благосостояния всего народа и способствовать разрешению критических для государства вопросов. Действующие телекоммуникационные спутники запускаются в космос для укрепления соответствующей инфраструктуры и обеспечения мобильной связи в стране; системы мониторинга климатических изменений и раннего предупреждения в области природных катастроф предназначаются для своевременного реагирования и оповещения населения о предстоящих катаклизмах.[1] (Второе направление является особенно актуальным ввиду подверженности государства таким природным катастрофам, как извержения вулканов, землетрясения, наводнения). Перспективная же система определения местоположения также может быть использована для благополучного существования граждан и заниматься как отслеживанием террористов-исламистов,  представляющих угрозу национальной безопасности Индонезии, так и наносящих урон экологическому и экономическому состоянию страны браконьеров.

 

Создание благоприятных условий для социально-экономического развития государства идет рука об руку с ключевыми принципами внешней политики Индонезии, такими как независимость и активность. Будучи членом Движения неприсоединения и выступая против участия в военных блоках, страна активно сотрудничает на региональном и международном уровнях. Последнее позволяет ей влиять на процесс формирования многополярного мира, а также реализовывать геополитические амбиции посредством членства в ряде организаций и поддержки разнонаправленных инициатив. В контексте космических исследований можно отметить заинтересованность Индонезии в работе Региональной программы применения космической техники в целях развития (РЕСАП) в Азии и районе Тихого океана, проектах АСЕАН, Азиатско-тихоокеанского регионального форума космических агентств.

 

Помимо деятельности в рамках многосторонних механизмов, Индонезия демонстрирует  готовность направлять (не)материальные ресурсы на разработку космических проектов с отдельными странами. Уже в 1955 г. Республика установила совместную с Австралией и Японией многочастотную РЛС для измерения атмосферной динамики, а в 2009 г. стала участницей программы STAR по созданию миниспутников (наравне с Малайзией, Тайландом, Индией, Кореей, Вьетнамом и Японией).

 

«На счету» Индонезии также числятся проект постоянной индонезийской сети станций GPS при поддержке США, Франции и Нидерландов, «Воздушный старт», созданный с Россией для запуска легких спутников с  самолетов, и идея постройки российско-индонезийского стационарного космодрома на острове Биак.[2]

 

Вероятно, также не останется незамеченным или непринятым предложение о намерении сотрудничать с государством в секторе космических технологий, озвученное Дэвидом Кэмероном в июле 2015 г. По крайней мере, отказ от кооперационного освоения космического пространства видится не соответствующим духу индонезийской идеологии.

 

Экономика

 

Экономические условия для поддержания статуса динамично развивающегося члена «космического клуба» представляются неоднозначными.

 

С одной стороны, обладая 255-миллионным населением, Индонезия является крупнейшей экономикой Юго-Восточной Азии. По оценкам американской исследовательской компании IHS Global Insight, при сохранении текущего темпа роста экономики (около 5,4 % в год) объем номинального ВВП страны увеличится с $888 млрд до $1,17 трлн к 2017 году.[3] Подобный скачок, в свою очередь,  уже был спрогнозирован аналитиками Goldman Sachs, причислившими государство  к так называемым Next Eleven и MINT (группам странам, имеющим «люфт» на перспективу).

 

Более того, основа для экономического роста страны была заложена правительством Индонезии, упростившим правила по ведению бизнеса для иностранных инвесторов и предпринимателей, в связи с чем, инвестиционный климат страны с каждым годом становится более привлекательным. По сообщениям Инвестиционного координационного совета Индонезии, в 2019 г. государство получит более $75 млрд инвестиций.

 

Следовательно, величину рынка, инвестиционный климат, макроэкономическое окружение можно считать сильными сторонами Индонезии и «картами», играющими на руку потенциальному развитию НИОКР в сфере РКТ.

 

Однако необходимо учитывать ряд барьеров, стоящих на пути преобразования индонезийской космической программы, наряду с привлечением дополнительных инвестиций. В частности, несмотря на общий экономический рост, уровень жизни населения государства вызывает вопросы относительно резонности финансирования космической отрасли: ВВП на душу населения остается на низком уровне ($10641 – 133 место в мире), страна входит в группу стран с низким уровнем человеческого развития. В Индонезии отсутствует развитая инфраструктура (транспортные пути распределены неравномерно, по сути, в аграрно-индустриальной стране), процветает коррупция (по результатам рейтинга Transparency International в 2014 г. страна заняла 68 место из 175 по уровню коррумпированности государственного сектора). Плохое исполнение законов, проблема защиты прав интеллектуальной собственности добавляют ложку дегтя в бочку факторов, сдерживающих потенциальное привлечение инвестиций в реализацию космической программы государства.

 

Из вышенаписанного следует закономерный вопрос: может ли Индонезия позволить себе развертывание полномасштабной программы ракетно-космических исследований (занимая 83-е место в мире по расходам на НИОКР) с учетом особенностей внутренней экономической ситуации? Или же ракетно-космическую программу планируется осуществлять в рамках военного бюджета (который должен быть увеличен вдвое к 2019 г.)?  В таком случае стране придется перейти от РКП гражданской направленности к технологиям двойного назначения, чтобы не противоречить принципам, заложенным в государственную идеологию. На данный же момент анонсируются лишь мирные цели усовершенствования космической программы.

 

Законодательная и техническая база

 

В настоящее время космическая программа страны регулируется Космическим законом №21/2013, введенным в  силу 6 августа 2013 г. и контролирующим такие сферы деятельности, как фундаментальные космические исследования, дистанционное зондирование Земли, усовершенствование аэрокосмических технологий, запуски ракет и коммерческая деятельность в  космосе. Именно этим нормативным актом гарантируется самодостаточность и конкурентоспособность национальной программы, также предусматривающей участие в международных договорах, регламентирующих деятельность в космическом пространстве. В частности, Индонезия подписала: Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (1967 г.) и три из четырех дополнительных соглашений.[4] Таким образом, юридическая основа для развития космических программ представляется соответствующей требованиям, предъявляемым к так называемым «запускающим странам».

 

Что касается технических возможностей, то на сегодняшний день Индонезия добилась внушительных результатов, продемонстрировав способность запуска собственных спутников (Индонезия стала четвертой страной после СССР, США и Канады, достигнувшей данной цели), проиллюстрировав возможности ДЗЗ (дистанционного зондирования Земли), а также озвучив планы по созданию технологий нового поколения.[5]

 

Надо отметить, что ключевым преимуществом, играющим на руку Индонезии, является её геофизическое положение: более 17000 входящих в нее крупных и мелких островов простираются вдоль линии Экватора, что в силу физических особенностей планеты делает осуществление космических программ с территории государства более эффективным и рентабельным.[6]

 

В связи с этим и вкупе со стремлением участвовать в процессе установления геополитического баланса вполне объяснимыми кажутся такие достижения космической программы страны, как эксплуатация телекоммуникационных спутников Palapa, Indostar, призванных удовлетворить потребность населения в стабильной телекоммуникационной инфраструктуре; применение ДЗЗ для решения критических научных и технических целей, а именно, оценки орошаемых рисовых полей, картирования и мониторинга лесных ресурсов, оценки мангровых лесов, картирования коралловых рифов, обнаружения лесных пожаров, засушливых районов, оценки подверженности наводнениями и выявления потенциальных зон рыболовства.

 

Сотрудничая по различным направлениям (перечисленная выше программа STAR, нацеленная на постройку и запуск миниспутников с региональными соседями, кооперация индонезийской компании «Air Launch Aerospace Indonesia» с российской корпорацией «Воздушный старт» по запуску спутников с борта тяжелого транспортного самолета АН-124 «Руслан»), Индонезия, тем не менее, не намерена прекращать самостоятельные программы технического усовершенствования. По мнению экспертов, разработка малых спутников для практических целей, системы наведения и управления, технологии слежения на околоземной орбите по-прежнему остаются перспективными сферами исследования.

 

Главное содействие в изучении и покорении космического пространства оказывает Национальный институт аэронавтики и космоса ЛАПАН (1963 г.), подконтрольный Президенту и исполняющий функции национального координационного центра. Достигнув определенных вышеприведенных успехов, агентство планирует расширить возможности ДЗЗ, наряду с запуском экспериментального спутника серии «А» к 2020 г., телекоммуникационного спутника серии «С» в 2021 г. и созданием трехступенчатой метеорологической ракеты (sounding rocket) к 2019 г.

 

 

Таким образом, развитие космической программы Индонезии видится перспективным (с точки зрения вероятности овладения более масштабным космическим арсеналом) направлением. Несмотря на экономические трудности, с которыми сталкивается страна, в целом условия для технологического усовершенствования можно считать благоприятными. Потенциальный же научно-технический прогресс  может быть в итоге использован  для решения ряда практических задач, стоящих перед государством.

 


[1] Indonesian space policies and institutions [Online] <http://www.unoosa.org/pdf/sap/2003/repkorea/presentations/bagusdoc.pdf>

 

[2] Россия и международная безопасность в космосе / Отв. ред. А.А. Кокошин; науч. Ред. А.Д. Богатуров. – М.: КРАСАНД, 2013. – 272 с.

 

[3] This will be Asia's next trillion-dollar economy [Online] <http://www.cnbc.com/2015/04/16/this-will-be-asias-next-trillion-dollar-economy.html>

 

[4] Соглашение о спасении космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство (1968 г.), Конвенцию о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами (1972 г.) и Конвенцию о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство (1975 г.).

 

[5] Гуща Александр, Ромашкина Наталия. Ракетно космическая деятельность развивающихся стран и международная безопасность. // Индекс безопасности № 4 (87), Том 14 [Online] <http://пир-центр.рф/kosdata/page_doc/p1738_1.pdf>

 

[6] Этот фактор обусловил заинтересованность коммерческих организаций в строительстве частного космодрома в Индонезии: по некоторым подсчетам запуск ракет  с территории Республики может стоить в 8-9 раз дешевле, чем с территории других государств.

 

Поделиться статьей

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся