Блог Владимира Голинея

Доктрина Монро: 2.0

21 Марта 2018
Распечатать

С 1 по 7 февраля этого года государственный секретарь США Рекс Тиллерсон осуществил турне по странам Латинской Америки и Карибского бассейна, посетив Мексику, Перу, Аргентину, Колумбию и Ямайку. Некоторые зарубежные СМИ сразу окрестили эти визиты как начало выстраивания новой политики США в отношении соседнего региона, политики, которая нацелена на реорганизацию сил в «мягком подбрюшье» северного гиганта, и которая должна стать новой версией известной доктрины Монро, празднующей в 2023 году своё двухсотлетие. Для того, чтобы понять увидим ли мы версию доктрины Монро 2.0, необходимо разобраться в основах политики США в 1820-х годах.

Предыстория

Начиная с 1800-х годов, когда поднялась волна войн за независимость в колониальных владениях Испании и Франции (Гаити), почти каждая администрация США проводила политику по увеличению своего влияния в Западном полушарии. Доктрина Монро стала одним из первых инструментов региональной политики. Её сущность, если говорить кратко, свелась к политике трёх Н : невмешательство, нейтралитет и неприсоединение.

Эта североамериканская инициатива проводилась с одной стороны в отношении Испании, Великобритании и в целом Священного Союза, ключевой страной которого являлась Россия, с целью невмешательства европейских стран в дела полушария, фиксируя номинально две региональные системы — европейскую и американскую (в широком смысле слова с привлечением к региональной политике всех новообразованных стран). С другой стороны США пытались удержать молодые южно- и североамериканские республики (на тот момент понятий Латинская, Центральная, Карибская Америка не существовало, были или Испанская Америка, или Северная и Южная по названию 2-х континентов) от сотрудничества с Европой, в первую очередь, не желая их присоединения к каким-либо проектам Великобритании или Священного союза.

Для достижения этих целей администрация Джеймса Монро при активной работе государственного секретаря Джона Куинси Адамса стремилась поддерживать статус-кво, возникший к 1823 году: Куба и Пуэрто-Рико должны были остаться испанскими владениями, а новые республики Южной Америки должны быть равноудалены друг от друга и от Европы[i]. Именно здесь вступала в силу третья Н — нейтралитет — США делали всё, чтобы внести раскол между молодыми республиками и не позволить им сблизиться, оставляя им возможность либо нейтральных, либо враждебных отношений между собой, но никак не союзнических. В тоже время США не стремились проводить однозначно нейтральную политику в отношении бывших испанских колоний, но понимая нехватку своих сил, они попытались «удержать» регион от бурного самостоятельного развития и, как минимум, не сделать из новых соседей новых врагов. Весь набор проводимой политики показал свою относительную эффективность уже в 1826 году, когда провалился Панамский конгресс, где страны Южной Америки обсуждали попытку создания конфедерации из независимых республик по подобию США. Также североамериканцы начали переориентацию потоков товаров из стран Южной Америки и Карибского бассейна в свою сторону, расширяя сети взаимодействия и взаимозависимости.

monro1.jpg

Доктрина Монро

Дальнейшее развитие принципов, провозглашённых в Доктрине Монро, можно увидеть на примере следующих этапов:

— 1830–60-е годы связаны с территориальным расширением США к Тихому океану, экспансией капитала в некоторые республики, которые позже оказывались в прямой зависимости от США (например, инициатива Уильяма Уокера, который воспользовался ситуацией внутреннего конфликта в Никарагуа в 1855 году, и стал президентом этой страны, получая помощь со стороны США);

— 1860-е, период Гражданской войны несколько ослабил позиции США в регионе, и самое главное, дал трещину проводимой Доктрины Монро, когда североамериканцы не пришли на помощь Мексике в ходе франко-британской интервенции в республику;

— создание Панамериканского союза под эгидой США в 1890-х годах. Эта инициатива должна была сплотить и объединить обе Америки, т.е. можно считать, что это попытка создания мега проекта, в основе которого лежала идеология, политика и экономика. Именно в рамках Панамериканского союза США в первый и в последний раз в своей истории были готовы на формирование возможного таможенного союза, а не зон свободной торговли;

— курс Теодора Рузвельта и знаменитая «политика большой дубинки» и «Roosevelt Corollary», которые возникли как реакция на кредитный кризис в Венесуэле, с целью предотвратить военное вмешательство европейский кредиторов в страну. Проводимая Рузвельтом политика сочетала в себе жёсткие, иной раз прямые военные действия (оккупация Гондураса, Никарагуа, Кубы, Панамы), задачей которых было наведение порядка и стабильности в регионе;

monro2.jpg

Политика «большой дубинки»

— в 1930-е годы Франклин Рузвельт сменил «Big Stick» на политику «доброго соседа», перейдя от военных инструментов воздействия к экономическим;

— 1948-м году Панамериканский союз перерос из идеологии и регулярных конференций в постоянный орган созданной Организации Американских государств. Немного ранее в 1947 году был заключён Межамериканский договор о взаимной помощи, широко известный как «Пакт Рио», который находился в рамках «доктрины сдерживания Трумэна» и имел определённые аналогии с будущим НАТО;

— в целом, начиная с 1945-го года страны Латинской Америки попали в идеологическую и экономическую зависимость от США, став на антикоммунистический путь. Анализируя этот этап, скорее всего, можно говорить, что именно он стал своего рода доктриной Монро 2.0, т.к. региональными институтами и политикой США фиксировались три Н — невмешательство (со стороны СССР в дела полушария, закреплённые после Карибского кризиса); нейтралитет (вплоть до 1983 – 90-х годов, когда была создана Группа Рио, а затем и МЕРКОСУР, любое объединение латиноамериканских стран не имело особых успехов и даже затормаживалось Соединёнными Штатами); неприсоединение (карались все попытки латиноамериканских стран сблизиться с Советским Союзом или пойти по другому пути развития, о чём мы можем свидетельствовать на примере судьбы Сальвадора Альенды). Как и с версией 1.0, эта политика дала определённый сбой, который можно отнести к периоду 1982 года, когда произошла Мальвинская (Фолклендская) война, и США поддержали Великобританию, а не региональную страну, на которую распространялись принципы и инструменты взаимодействия Западного полушария;

— как и в период после первого провала доктрины за ним последовала политика объединения обеих Америк под началом США. В 2000-е годы администрацией Джорджа Буша мл. была инициирована попытка расширить принципы НАФТА на обе Америки, с целью создать единую зону свободной торговли — Free Trade Area of the Americas (FTAA, более известную в испанской аббревиатуре как ALCA), однако эта инициатива не была реализована. Её «торпедировали» Венесуэла, Бразилия и Аргентина. Тем не менее, администрации Буша удалось создать путём подписания двусторонних договоров зоны свободной торговли с Чили, со странами всей Центральной Америки, Доминиканской Республики. Таким образом, план о ALCA реализовался частично;

— во время президентства Барака Обамы произошёл так называемый «левый поворот» в странах Латинской Америки, поэтому его политика была сконцентрирована на предотвращении расширения ALBA, расширение взаимодействия со странами региона, которые придерживаются либеральной повестки дня, укрепление сотрудничества в пространствах Тихого и Атлантического океанов (интенсивная политика по созданию и совершенствованию ТТП и ТТИП). Т.е. следуя аналогиям, можно предположить, что это начало смешенного этапа политики «доброго соседа» и «большой дубинки», скорее всего «малой». Вторая политика проходит с применением инструментов регионального взаимодействия и посредством активной политики межрегиональных организаций, они же и не позволяют проводить открытые военные действия в регионе, но дают большой правовой спектр влияния, в случае отклонения от «правильного», по мнению США, курса. И опять же, краеугольным камнем «конфликтной» ситуации становится Венесуэла.

Тут мы подходим к событиям, которые разворачиваются на наших глазах, а именно политике Дональда Трампа в отношении Латинской Америки. Можно предположить, что имеется 3 варианта развития:

1) «горячая фаза» или более глубокий этап уже в рамках возможной политики «Trump Corollary»;

2) продолжение политики «доброго соседа»;

3) доктрина Монро 3.0.

К какому из вариантов можно отнести прошедшую поездку госсекретаря Тиллерсона, и какие выводы можно сделать из этого дипломатского турне?

Визит в Техас

Свой путь Рекс Тиллерсон начал с посещения Техасского Университета в Остине. Там располагается один из крупнейших исследовательских центров по Латинской Америке (Teresa Lozano Long Institute of Latin American Studies), и именно оттуда в 1971 году господин Тиллерсон впервые выехал заграницу, что примечательно в Перу, в составе Longhorn Band — оркестровой группы университета.

monro3.jpg

“Hook ‘em Horns” — символ Техасского университета

В выступлении 1 февраля Рекс Тиллерсон отметил исторические и хронологические этапы развития отношений между США и странами Латинской Америки, начиная с доктрины Монро, заканчивая грядущим Саммитом Америк, который состоится в апреле 2018 года в Перу. Позже, господин Тиллерсон остановился на 3-х главных направлениях сотрудничества между странами Западного полушария.

Во-первых, экономическое взаимодействие. США имеют 23 соглашения о зонах свободной торговли, 12 из них со странами региона, что обеспечивает постоянный рост товарных потоков и составляет порядка 2-х триллионов долларов доходов. В Западном полушарии также действует одно из крупнейших интеграционных объединений — НАФТА, которое имеет значение для Северной Америки и стран Карибского бассейна. Господин Тиллерсон заметил, что у НАФТА имеются определённые недочёты, но США готовы и нацелены на модернизацию соглашения с Мексикой и Канадой. Главным направлением сотрудничества всех стран региона должна будет стать энергетика, добыча и экспорт нефти и сжиженного природного газа. Уже сейчас США поставляют 36% своего сжиженного газа на рынки Латинской Америки, и многие страны региона могут взять в пример модель США, начав разработку собственных месторождений, что даст новый экономический всплеск развития. Открытие же энергетических рынков стран, по мнению Рекса Тиллерсона, приведёт к росту частных инвестиций в этот сектор.

Во-вторых, сфера безопасности, которая тесно переплетена с экономической, т.к. бедность и нищета заставляет многих людей идти на крайние меры, чтобы выжить — кто-то начинает воровать, кто-то вступает в наркокартели, кто-то становится жертвой торговли людьми, кто-то превращается в нелегального мигранта, незаконно пересекая границы других государств, в надежде на светлое будущее. Рекс Тиллерсон призвал поэтапно и планомерно подходить к решению всех этих вопросов. Поэтому США продолжат политику помощи странам, например, посредством планов Мерида в Мексике и Колумбия в Колумбии, «Альянса для процветания» в Центральной Америке и других инициатив в регионе. Одним из элементов, который разрушает региональную безопасность и вредит демократическому развитию всех стран — это коррупция, поэтому, как заявил господин Тиллерсон, США приложат все усилия, чтобы помочь странам региона справиться с этой бедой, особо отмечая Венесуэлу, Кубу и коррупционные скандалы в Бразилии. Главная цель — достичь региональной стабильности.

В-третьих, это единение Америк под общим «стягом» ценностей и моделей развития. В этой части выступления госсекретарь США упомянул возрастающие аппетиты Китая, который несёт скрытую для латиноамериканцев опасность попадания в экономическую зависимость; угрозу со стороны России, которая «кормит» авторитарные режимы своим оружием, повышая тем самым уровень угроз в регионе. В то время как США предлагает равное партнёрство и разделяет интересы и цели латиноамериканских государств. Завершая своё выступление, господин Тиллерсон подчеркнул, что США будут стремиться преодолевать разные напряжённые ситуации со странами обеих Америк и Карибского бассейна, стремясь оставаться самым устойчивым, самым сильным и надежным партнером для всех стран Западного полушария.

Как можно заметить, что в отличие от негативных и резких заявлений Трампа в адрес ряда стран Латинской Америки, Рекс Тиллерсон весьма дипломатично попытался сгладить острые углы разногласий, например, заявив о модернизации НАФТА, а не о прекращении действия соглашения, как это сделал Трамп.

Также заметим, что в ходе визитов в Мексику, Перу, Аргентину и Ямайку, зачастую обсуждались как общие вопросы, уже отмеченные в первом выступлении — экономическое взаимодействие, укрепление сферы безопасности (главное — борьба с нелегальными мигрантами и наркоторговлей), региональная ситуация вокруг Венесуэлы, так и частные с каждой отдельной страной. Об этом во второй части.

Визит в Мексику

Главной темой, которая обсуждалась в Мексике, была связана с НАФТА. Для этого в Мехико прибыла Христя Фриланд, министр иностранных дел Канады, которая совместно с министром иностранных дел Мексики, Луисом Видегараем Касо, и Рексом Тиллерсоном высказала мнение по поводу событий, происходящих с НАФТА. Согласно мнению госпожи Фриланд, соглашение между тремя странами должно быть модернизовано с целью создания новых возможностей для представителей среднего класса, усовершенствовано в ряде других областей, например энергетической и транспортной.

monro4.jpg

Христя Фриланд, министр иностранных дел Канады, министр иностранных дел Мексики, Луис Видегарай Касо, и государственный секретарь США Рекс Тиллерсон

Мексиканская сторона рассматривает сценарий совершенствования НАФТА согласно реалиям, которые имеются в XXI веке и разительно отличаются от тех, во время которых 25 лет назад эта организация создавалась. От этого сценария, как считает господин Видегарей, должны выиграть все три страны. О необходимости именно модернизации говорил и госсекретарь США.

Помимо этого на встрече обсуждались права женщин, приверженность трёх стран принципам и ценностям демократии. Исходя из этого, все три главы внешнеполитических ведомств выступили с критикой в отношении Венесуэлы и лично президента Мадуро, заявив, что его режим нарушает права человека, устои демократии и поэтому все страны региона должны объединиться, чтобы помочь простому народу Венесуэлы. Поводом для объединения также должна стать политика против коррупции и поддержание безопасности в Северной, Центральной Америке и Карибском бассейне. Аспект важности безопасности для региона был связан и с темой России, которая якобы имеет намерения и возможности вмешаться в президентские выборы в Мексике, как она это сделала, по мнению Рекса Тиллерсона в США.

Примечательно, что тема так называемых DACA-Dreamers не заняла особого места в переговорах, в то время как был поднят вопрос нелегальных мигрантов и опасных групп, занимающихся нелегальной транспортировкой оружия и наркотиков, как в Мексику, так и в США.

Отметим из выступления господина Видегарая, что Мексика менее агрессивно смотрит на заявления Трампа, т.к. вопрос с мигрантами и решается плавно и в пользу Мексики (если Dreamers вернутся на родину, то это будут не простые люди, а обученные и профессиональные работники, которые принесут пользу стране).

Визит в Аргентину

monro5.jpg

Визит в национальный парк Науэль-Уапи

Далее госсекретарь США направился в Аргентину, где он посетил национальный парк Науэль-Уапи, и уделил внимание экологической теме. Интересен тот факт, что Рекс Тиллерсон стал 7-м государственным секретарём США, побывавшем в парке с момента его основания в 1971 году (с этого момента в США сменилось 15 госсекретарей, т.е. почти половина была именно в этом месте Аргентины). Изменения в экологии и природные катаклизмы несут в себе большие угрозы, с чем согласились обе стороны. В тоже время аргентинские представители подчеркнули важность проведения взвешенной экологической политики, поиска баланса между экономическим развитием и результатами человеческой деятельности, оказывающими влияние на окружающую среду, намекая на решение президента США не соблюдать Парижские соглашения.

monro6.jpg

Встреча между Хорхе Фори, министром иностранных дел Аргентины и Рексом Тиллерсоном

На следующий день состоялась встреча между Хорхе Фори, министром иностранных дел Аргентины и Рексом Тиллерсоном. На ней были обсуждены сферы и этапы экономического сотрудничества, шаги по вступлению Аргентины в ОЭСР, регионального развития, а также грядущая повестка дня на саммите «G-20», где Аргентина является председателем и надеется на тесную и совместную работу с США во время проведения мероприятия. Также важной сферой взаимодействия стран должна стать сфера безопасности, в которой Аргентина и США пришли к решению совместно бороться против организованных преступных группировок, наркоторговли и ядерной программы КНДР. Эти страны намерены защищать принципы свободы и демократии, и как, подчеркнул Рекс Тиллерсон, продолжать политику открытости торговли и рынка.

monro7.jpg

Госсекретарь Рекс Тиллерсон с президентом Аргентины Маурисио Макри

В завершении выступления, отвечая на вопросы журналистов, господин Тиллерсон заверил, что он совместно с аргентинским коллегой обсудил ситуацию в Сирии, и что они обоюдно «призвали Россию выполнить свою роль гаранта соглашения об уничтожении химического оружия». В завершении визита Рекс Тиллерсон назвал Аргентину геополитическим «союзником» США.

Визит в Перу

monro8.jpg

Следующим местом остановки Рекса Тиллерсона была Лима, столица Перу, в которой он провёл двухдневный визит, встретившись с министром иностранных дел Лусией Каятеной Альховин и с президентом Педро Пабло Кучински. На встрече с госпожой Альховин, Рекс Тиллерсон обсудил возможности вхождения Перу в ОЭСР, грядущее партнёрство обеих стран в Совете Безопасности ООН, т.к. Перу стала непостоянным членом до 2019 года. В апреле в Лиме состоится Саммит Америк, который пройдёт под лозунгом «Democratic Governance Against Corruption». Это событие, по мнению обоих руководителей внешнеполитических ведомств должно стать важным этапом развития региональных отношений и началом масштабной совместной борьбы с коррупцией в Западном полушарии. При этом также подчёркивалась роль «Группы Лима», состоящей из 12 стран (кроме США), Канады, участников Тихоокеанского Альянса, и всех членов МЕРКОСУР, кроме Уругвая. Эта группа не признаёт итоги проведённых выборов в Конституционную Ассамблею и любые документы, изданные ей; также призывает к пересмотру избирательной системы и всей политики режима Мадуро. Участники «Группы» используют все возможные инструменты давления на Венесуэлу, в том числе площадку ООН и ОАГ, из которой Венесуэла ранее вышла.

monro9.jpg

С президентом Педро Пабло Кучински

С президентом Кучински Рекс Тиллерсон обсудил итоги действия договора о торговле (Peru Trade Promotion Agreement (PTPA)), а также сферу безопасности, отметив нацеленность обеих стран на проведение специальных встреч и обменов криминологов и специалистов для борьбы с преступностью, торговлей людьми и нелегальными потоками наркотиков.

Визит в Колумбию

Сотрудничество США с Колумбией считается одним из самых тесных в регионе. Это связано по многим причинам, но главная из них — это обеспечение безопасности и мира как в Колумбии, так и во всём регионе. Эта страна является ключевой в области борьбы против наркоторговли, как заметил Рекс Тиллерсон, т.к. большая часть потоков кокаина в США идёт именно отсюда, а потому, США со своей стороны должны сделать всё, чтобы побороть внутренний «рынок сбыта» у себя, а колумбийцы должны побороть точки производства этого «товара». Совместная работа и плодотворное сотрудничество уже помогли странам за 8 последних лет изъять более 1800 тонн кокаина в Колумбии, а за последний год более 54 000 гектаров полей, где культивируется кока, были сожжены.

monro10.jpg

Встреча с президентом Колумбии Хуаном Мануэлем Сантосом

Также в феврале этого года, как отметил президент Сантос, прошло уже почти полтора года с момента подписания мирного соглашения среди противоборствующих сил внутри Колумбии, что стало возможным благодаря планомерной мирной политике в отношении сражающихся групп, а также при поддержке и помощи со стороны США. Такая же обоюдная работа ведётся в области борьбы с преступниками, похищающими людей, с коррупцией, в области подготовки гражданских сил (полицейских) из стран Центральной Америки, например Гондураса и Панамы. США в свою очередь готовы продолжать оказывать помощь и совместно участвовать в подготовке полицейских сил Колумбии, а также укреплять военное партнёрство.

В экономической сфере страны наблюдают постоянный подъём оборотов взаимной торговли, что стало возможным благодаря подписанному соглашению о торговле. Колумбия также как и Аргентина стремится войти в ОЭСР, и на встрече с Рексом Тиллерсоном господин Сантос отметил факт продвижения по этому вопросу, выразив надежду, что при поддержке США в ближайшее время процесс присоединения завершится.

Безусловно, другим важнейшим вопросом для Колумбии после борьбы с наркоторговлей и мирным процессом, является ситуация в соседней Венесуэле, откуда, как отметил государственный секретарь США, в Колумбию идёт поток «беженцев». Хуан Сантос поддержал инициативы «Группы Лимы», высказав опасения по поводу проводимой политики режимом Мадуро. США и Колумбия договорились совместно оказывать воздействие на Венесуэлу путём применения инструментов ОАГ и «Группы» Лимы.

Визит на Ямайку

Завершающим этапом латиноамериканского турне Рекса Тиллерсона стала встреча с премьер-министром Ямайки Эндрю Холнессом, на которой обсуждались аспекты сотрудничества в области безопасности с целью борьбы с трансграничной преступностью. Между разведывательными структурами стран уже установлен привычный обмен кадров и опытом. Как отметил господин Холнесс, правительство его страны поддерживает политику борьбы с наркоторговлей и криминальными структурами, но на этом сотрудничество с США не заканчивается. В Западном полушарии очень распространён вид мошенничества, именуемый «lotto scams», когда на электронную почту любого гражданина приходит письмо, оповещающее о выигрыше в лотерею. США планируют расширить борьбу с таким видом мошенничества, так же как и попытаться расширить воздействие стран Карибского бассейна на Венесуэлу. Ямайка, как и многие другие островные страны региона, получает удешевлённую нефть из Венесуэлы, однако, как заметил господин Холнесс, за последние годы его страна снизила зависимость от поставок венесуэльской нефти, поэтому он не видит, какие инструменты теперь может использовать Мадуро, чтобы предотвратить разворот Карибского бассейна в сторону США.

monro11.jpg

Секретарь Тиллерсон подписывает гостевую книгу в Кингстоне

Примечателен тот факт, что США возлагают на совместные действия с Ямайкой большие надежды, т.к. считают эту страну лидером Карибского бассейна. В виду этого США надеются на сближение с КАРИКОМ, где Ямайка сейчас выполняет функции председателя, и привлечение к партнёрству других стран региона. Важнейшим аспектом партнёрства должно стать сотрудничество в экологической и энергетической области, например по развитию источников альтернативной энергии и нефтегазовой сферы.

Не менее важным является вопрос ямайской диаспоры, которая по опасениям СМИ этой страны может пострадать в результате политики президента Трампа. Господин Рекс Тиллерсон заверил, что этот аспект существенно влияет на экономику США, поэтому никому, в том числе ямайцам, не следует опасаться чего-либо.

Так какая Доктрина?

С одной стороны посещение пяти стран Рексом Тиллерсоном и год президентства Трампа не позволяют говорить точно, какой будет политика США в отношении Латинской Америки. Однако можно констатировать некоторые направления.

Во-первых, сразу бросается в глаза анти-венесуэльская политика. Создание «Группы Лимы», в которую при этом сами США не входят, но активно осуществляют посредничество и одобряют действия стран-участниц «Группы». Складывается впечатление, что Венесуэлу «обкладывают красными флажками» со всех сторон, выдавливая её из региона, переориентируя соседние с ней страны в сторону благосклонного и партнёрского отношения к США. В тоже время, необходимо заметить, что ситуация, которая сложилась в Венесуэле, подаётся всеми англоязычными и большинством испаноязычных в Латинской Америке СМИ только в негативном ключе, что затрудняет понимание настоящих процессов. Т.е. помимо экономических и политических мер в отношении Венесуэлы развёрнута ещё и информационная война.

13–14 апреля в Перу состоится Саммит Америк, на который приглашена Венесуэла, но за блокирование её участия выступили все страны «Группы Лимы». Через неделю после этого в стране пройдут выборы президента и в Конгресс. Можно предположить, что на Саммите будет принята какая-то декларация против Венесуэлы и Мадуро в частности, что будет расценено им как вмешательство во внутреннюю политику страны, и что косвенно может или сорвать выборы, или изменить их ход. Вполне вероятно, что декларация будет подкреплена конкретными экономическими мерами, например, страны попытаются обвалить недавно созданную национальную крипто валюту страны, на которую Венесуэла возлагает большие надежды.

Во-вторых, следуя логике предыдущих североамериканских доктрин, можно проследить как изменились векторы внешнеполитического взаимодействия стран региона. Если раньше такие региональные игроки как Аргентина и Бразилия, были нацелены на региональное сотрудничество, на сотрудничество с ЕС и Китаем, то теперь они осуществляют плавный разворот в сторону США. Нельзя говорить, что и Аргентина и Бразилия проводили антиамериканскую политику, как это делала Венесуэла при Чавесе и сейчас, однако того сближения между странами, которое было до импичмента Дилмы Русеф, теперь больше нет. Регион раздроблен на двусторонние договорённости с США, и теряет объединяющие «скрепы», которые проявились при «левом повороте». Что в свою очередь наталкивает на мысль возможного наличия в Западном полушарии одной из Н — нейтралитет.

Тем не менее, тенденции к такой ситуации наметились ещё при Обаме, поэтому, скорее всего можно считать, что сейчас мы наблюдаем плоды его политики, и Трамп не намерен отказываться от них. Т.е. стоит предположить, что, скорее всего высказывания господина Тиллерсона являют собой совмещение политики «доброго соседа» и мягкой формы «большой дубинки». Об этом также говорит нацеленность на экономическое взаимодействие в разных сферах, как и сохранение своего военного присутствия в ряде стран по мере реализации планов помощи, будь то Мерида или Колумбия.

В тоже время имеются определённые сигналы о смене парадигмы, которая вполне способна перерасти в версию доктрины Монро 3.0. Этими сигналами являются, во-первых, опасения Соединёнными Штатами увеличения роли и веса Китая в регионе Латинской Америки и Карибского бассейна, что может послужить выдвижению ещё двух Н: невмешательство и неприсоединение. Первая Н может быть связана с попыткой разграничения сфер «влияния» между США и Китаем, и создания азиатско-тихоокеанской и американской систем. При этом США, возможно, отдадут постепенно Китаю азиатский вектор (о чём может сигнализировать выход США из ТТП, и центральное место Китая в проекте ВРЭП в АТР). Политика неприсоединения же наименее проявлена, и связано это во многом с тем, что на международной арене отсутствует какой-либо проект, который мог бы на глобальном или региональном уровне привлечь и повести за собой страны Латинской Америки. Единственным проектом, который такое может сделать, следует считать ALBA, но анти-венесуэльская политика делает всё, чтобы минимизировать деятельность этой организации, и США это удаётся. Напротив, мы наблюдаем всё большее и постепенное вовлечение латиноамериканских стран в «лоно» либеральных моделей, о чём непременно не забывал подчёркивать и хвалить партнёров Рекс Тиллерсон во время встреч в процессе своего турне.

Таким образом, мы можем предположить, что в действительности доктрины Монро 3.0 сейчас в Западном полушарии нет. Хотя и имеются определённые элементы (нейтралитет и невмешательство), но отсутствует ключевой пункт, который бы расставил всё на свои места — нет игрока, проекта, который бы был альтернативным проводимой политике США, и который бы отрывал от северных штатов «мягкое подбрюшье» в лице стран Латинской Америки. И если версия аналогий верна, то доктрину Монро 3.0 мы увидим ещё не скоро. Повторимся, скорее всего, политика Трампа станет мягкой версией «Trump Corollary» при постоянных резких заявлениях президента, но с доминированием средств политики «доброго соседа».





[i] Подробнее Исеров А.А. США и борьба Латинской Америки за независимость, 1815–1830. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2011 – 480 с.


Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся