Блог Виктории Иванченко

Северо-балтийские государства и Россия: есть ли общие точки соприкосновения?

15 Ноября 2015
Распечатать

Статья по итогам Baltic-Russia Youth Forum 2015 при поддержке НАТО, который проходил 3-6 ноября в столице Эстонии – Таллине. В форуме принимали участие представители государств Балтии, Скандинавии, Восточного партнерства и России. Помимо заявленных государств, среди докладчиков были эксперты, политические деятели и дипломаты с Германии, Бельгии, США, Великобритании и в целом структур НАТО и ЕС.

 

Северо-Балтийский регион (по аналогии с Nordic-Baltic region - регион Северной Европы и Балтии) не является ключевым для России с точки зрения национальных интересов, несмотря на близкое географическое расположение и соседство с некоторыми из них, а также общую историю. Впрочем, сама история (особенно интерпретация событий Великой Отечественной войны и Второй мировой в целом, а также советский период) является одной из болевых точек в вопросе взаимоотношений данных государств. С другой стороны, вопросы безопасности и отношений по линии Россия-НАТО особенно остро обнажаются именно в этом регионе, в частности в странах Балтии.

      Анализируя выступление министра иностранных дел Эстонской Республики Марины Кальюранд, можно отметить следующие пункты актуальной для региона повестки дня:

      1. Демократизация стран Восточной Европы (участников программы Восточного партнерства) и содействие усилению их независимости от России с перспективой дальнейшей интеграции в евроатлантическое сообщество (по примеру Эстонии). Важный акцент был сделан на необходимости разделять общие ценности со всеми участниками интеграционных процессов ЕС и НАТО. Однако стоит отметить, что вопрос расширения НАТО сегодня находится в полузамороженном состоянии, за исключением возможности присоединения Швеции и Финляндии к Организации Североатлантического договора. Вопрос этот рассматривается в ключе "опасности" со стороны России и дисбаланса в Европе. Украина вынесена за скобки, Грузия имеет больше шансов, однако ни в самой Европе, ни в Грузии нет консенсуса по поводу членства Грузии в НАТО. Внутренняя дискуссия в Грузии ставит вопрос о целесообразности ее принятия в НАТО и среди самих членов организации.

      2. Так называемая «агрессия» России и необходимость обезопасить себя от возможной территориальной экспансии. Отмечая общие настроения последующих выступлений официальных лиц и экспертов, стоит отметить, что в странах Балтии постоянно остро ставится вопрос угрозы вмешательства России во внутренние дела или непосредственно российская военная интервенция. Помимо территориальной экспансии угроза России рассматривается шире – как угроза «ревизионизма» мирового порядка, пересмотра правил о нерушимости границ государств, что может в итоге касаться даже нейтральных государств Скандинавии.

      С этой целью Эстония находит целесообразным ужесточить санкции и принять иные жесткие меры, дабы «подтолкнуть Россию в правильном направлении» - т.е. изменить внешнюю политику России и подход к существующим проблемам, в частности на европейском континенте.

      3. Сирия и Асад. Тема Сирии, и особенно политического режима Асада, снова актуальна в Европе ввиду кризиса беженцев и военной операции России в Сирии против ИГ (Исламского государства - организация запрещена в России). Бескомпромиссная риторика также не меняется: с Асадом нет и не может быть никакого будущего ни для Сирии, ни для Ближнего Востока.

      Министр иностранных дел Эстонии упомянула ситуацию в Ливии (возможно, как пример государства, где авторитарный лидер был «успешно» смещен в ключе событий «арабской весны») и необходимость установления эффективного демократического правительства внутри. Однако, осталось неясным, как это возможно в ситуации затянувшейся гражданской войны и анархии.

 

 

Чиновники и эксперты из европейских стран также сделали немало интересных (пусть и частных) заявлений, которые могут помочь лучше объяснить западное восприятие отношений России с Западом (конкретно: ЕС и НАТО) через призму текущих кризисов.

      Вопрос Турции.

      В связи с миграционным кризисом и проблемой открытого канала для миграции беженцев через Турцию в страны Европейского союза, заявления о перспективе Турции как члена ЕС, да и просто европейского (в цивилизационном смысле) государства, смягчились – так, например, представителем Брюсселя Турция была названа "важной страной" для Европейского союза. Основной причиной заморозки интеграции является «непонимание Турции», и поэтому - страх перед ней внутри ЕС. Расширение Европейского союза не исключено, хотя и не в ближайшем будущем и при условии принятия европейских и демократических ценностей и адаптации к ним всей государственной машины стран-кандидатов, хотя пока вопрос расширения всерьез не обсуждается в силу многих кризисов в самом ЕС.

      Тем не менее, было упомянуто, что расширение ЕС необходимо, если Европейский союз хочет и далее продвигать и укреплять свою политическую и социальную модель, поэтому важно сохранить Турцию и Украину в орбите влияния и привлекательности европейских ценностей.

      Хельсинки-75 и «ревизионизм».

      Профессор Хельсинского университета и Университета Джона Хопкинса в США Майкл Хальтцель (бывший советник Джо Байдена по вопросам внешней политики) в своем выступлении особо подчеркнул недопустимость для Запада ревизии международного порядка Россией и правил взаимодействия (на международно-правовом уровне), которые были выработаны и закреплены в Хельсинских соглашениях 1975 года. О новом подобном договоре речи пока быть не может, независимо от изменений в мире в целом и неэффективности существующих правил. Профессор также настаивал, что Европа не должна быть всецело открыта России при условии, если российская внешняя политика и действия России не будут пересмотрены – т.е. если Россия не откажется от Крыма и поддержки Донбасса.

      Однако стоит отметить, что объективные перемены в структуре международных отношений и неэффективность закрепленных в Хельсинских соглашениях норм (точнее: их частое несоблюдение, подход «двойных стандартов» при их исполнении) в скором времени могут поставить государства Балтии и Северной Европы перед необходимостью пересмотреть свой внешнеполитический подход к отношениям с Россией. Хотя вряд ли он сможет измениться существенным образом, за исключением варианта чрезвычайно острых и болезненных перемен для всего мира или европейского региона и необходимости нестандартно на них реагировать.

      Архитектура европейской безопасности (северо-балтийский взгляд).

      В плане собственной безопасности государства Балтии считают наиболее разумным способом делегировать большинство обязанностей по защите региона и собственной страны НАТО, и в целом укреплять позиции организации, увеличивать ее значимость и роль в Европе и мире. Балтийские страны, пожалуй, в большей мере, чем остальные государства, готовы отказаться от суверенитета в вопросах безопасности и не боятся зависимости, находя симбиоз с НАТО и США вполне оправданным и эффективным.

      Также начал подниматься вопрос о членстве Швеции в НАТО, учитывая «российскую угрозу», а также низкую обороноспособность Швеции. Однако присоединение Швеции к Организации Североатлантического договора в данном случае завуалировано мнимым поводом, так как голословные утверждения о возможной экспансии России ничем не подкреплены (со Швецией Россия даже не имеет общих границ, не говоря уже о незаинтересованности в подобного рода акциях). Подобные разговоры проходят на фоне утверждений о кризисе всей системы безопасности Европы «после Украины».


      Исходя из заявлений и обсуждений Форума, ниже выделим характерные черты поведения и внешнеполитических подходов в текущей международной ситуации северо-балтийских государств, НАТО и Запада в общем, учитывая широкую географию участников:

      1) Отсутствие решимости и готовности менять как официальную риторику, так и подход в отношении России. Россия воспринимается как потенциальная угроза для стабильного миропорядка и в целом для статуса-кво в мире, и в связи с этим есть необходимость Россию "наказать" за попытки ревизии миропорядка и нарушение международно-правовых норм.

      2) Неготовность адаптироваться к динамичным изменениям в мире целом (новой конфронтации России-Запада, растущей роли Азиатско-тихоокеанского региона), желание унифицировать мировые правила взаимодействия по западному образцу.

      3) Непонимание реальных интересов и логики внешнеполитических решений России – объяснение политики России нерациональностью и амбициями политической элиты РФ, привычными штампами империализма и экспансионизма.

      4) Отсутствие консенсуса по поводу необходимости расширения НАТО, перспектив членства Турции в ЕС, миграционной политики.

      5) Намерение активизировать деятельность НАТО в регионе Балтии и Северной Европы; сохранение актуальности проекта Восточного партнерства.

      6) Отсутствие взаимного доверия между европейскими государствами и Россией, в частности по вопросу деятельности НАТО (относительно военных учений, перспектив расширения программ НАТО и принятия новых членов, внешнеполитических целей друг друга).

      7) По-прежнему в регионе остро актуален вопрос «противодействия российской пропаганде» и интеграции русского этнического меньшинства в странах Балтии для уменьшения российского влияния внутри общества, которое рассматривается как угроза западным ценностям.

      8) Нежелание идти на уступки и диалог с Россией часто сводится к обсуждению внутренних проблем – политических, правовых, социальных, которые существуют в России, – соответственно, Россия не имеет права указывать Западу, что делать или что-либо от него требовать. В иных случаях нежелание идти на конструктивный диалог объясняется нарушением РФ норм международного права и необходимостью изменить поведение на международной арене. При этом не удалось услышать признания какой-либо весомой роли ЕС и НАТО в разрастании и усугублении, например, украинского конфликта (позиция по конфликту в общих чертах широко известна, не будем повторяться).

      Тем не менее, следует отметить, что последние трагические события во Франции (теракты в Париже 13 ноября), авиакатастрофа с участием российского самолета над Синаем 31 октября, где вполне небезосновательна версия террористического акта, а также нарастающая угроза для стран Запада и России со стороны Исламского государства могут дать импульс к перемене риторики и попыткам пересмотреть свои отношения в свете угрозы терроризма и экстремизма. Но для этого необходимо поставить во главу угла долгосрочные интересы борьбы с глобальной опасностью терроризма, а не текущие политические и геоэкономические разногласия. Несмотря на то, что Исламское государство неоднократно упоминалось в рамках дискуссий форума, оно все же рассматривалось как более отдаленная проблема, или как один из многих детонаторов кризиса беженцев, нежели как неотложная угроза национальной безопасности государств Евросоюза и НАТО.

 

Фото: EATA

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся