Блог Виктории Иванченко

Единый цифровой рынок ЕС: глобализация и регионализация в одном пакете

26 Января 2016
Распечатать

Проблема Единого цифрового рынка ЕС (ЕЦР ЕС) является малоизученной в русскоязычном научном дискурсе, что объясняется ее относительной малозначительностью на фоне других знаменательных или чрезвычайных событий «высокой политики» и международных отношений, и представляет интерес в основном для специалистов европейских исследований и киберпространства. Тем не менее, проект Единого цифрового рынка образует собой несколько примечательных тенденций мировой политики, и является сам по себе немаловажным и нетривиальным в практике межгосударственной интеграции. Важным стимулом для изучения также является то, что многие нововведения коснутся и правил поведения бизнеса, базирующегося вне Евросоюза.

 

Общая информация

 

В ЕС Комиссаром по вопросам Единого цифрового рынка и одновременно одним из заместителей председателя Еврокомиссии, что подчеркивает приоритетность вопроса, является Андрус Ансип (представитель Эстонии, что знаменательно, так как Эстония является одним из европейских лидеров и новаторов в сфере IT).

Единый цифровой рынок ЕС подразумевает снятие всех национальных барьеров в цифровой сфере между государствами ЕС для облегчения ведения бизнеса, совершения частных покупок, доступа к информации при высоком уровне её защиты. По своей сути проект является расширением сферы действия принципа свободного движения товаров, лиц, услуг и капитала. В рамках данной инициативы предполагается расширение рынков, улучшение условий цифровой торговли (e-commerce), создание новых рабочих мест [1].

До 2014 года обсуждения велись о создании Единого телекоммуникационного рынка (который сейчас включен в пакет Единого цифрового рынка) – Еврокомиссия в сентябре 2013 года представила проект под названием «Единый континент» [2]. Сегодня проект значительно расширился сферой Интернета и вопросами интеллектуальной собственности.

Инициатива Единого цифрового рынка ЕС включает в себя три блока – реформирование Интернет-торговли, телекоммуникационной сферы и создание гарантий для свободного обмена информации и цифровыми данными на территории ЕС (создание т.н. Европейского облака) [3].

Помимо трех блоков Европейский союз выделяет три опоры реализации данного проекта:

  1. Доступ: лучшие условия доступа для потребителей и бизнеса на территории Европы.
  2. Инфраструктура и управление (среда): создание единых правовых условий и равных конкурентных возможностей для цифровых сетей и инновационных сервисов.
  3. Экономика и общество: максимизация потенциала роста цифровой экономики [4].

6 мая 2015 года Еврокомиссия опубликовала 16 шагов реализации данной инициативы, которые должны быть осуществлены к концу 2016 года. Сам проект предполагает постепенную имплементацию мер в рамках первой из семи опор Стратегии «Европа 2020» - Цифровой повестки дня (Digital Agenda). Цифровая повестка дня Еврокомиссии, как это отмечено официально, нацелена на использование потенциала информационных и коммуникационных технологий для способствования процессам инновации, экономического роста и прогресса [5]. В итоге Единый цифровой рынок затрагивает вопросы не только киберпространства, но и телевидения, радио, телефонной связи (отмену роуминга), создает единые правила защиты интеллектуальной собственности.

 

Тенденции

 

Данная инициатива с одной стороны сигнализирует о продолжении интенсивной глобализационной и интеграционной тенденции в мире и создает больше условий для взаимозависимости между странами-участницами путем снятия национальных барьеров и создания единых правил и условий взаимодействия между государствами-членами.

С другой стороны, в данном проекте можно увидеть признаки регионализации международных отношений и стремление ЕС создать альтернативу мировым гигантам, в частности, в Интернет-сфере (особенно, американским - Google, Facebook, Apple и др.) путем выдвижения на рынок собственных аналогов и объединения усилий европейских компаний в данной области. Так, премьер-министр Франции Мануэль Вальс в конце 2014 года сформулировал важность формирования Единого цифрового рынка как следствие необходимости «повлиять на работу Интернета» и «не выпасть из исторического процесса» [6].

Гюнтер Эттингер (Комиссар по вопросам цифровых услуг) 6 мая 2015 года при объявлении 16 шагов для создания Единого цифрового рынка заметил также, что Евросоюз должен восстановить свой «цифровой суверенитет» и повторно подтвердить свою цифровую независимость [7]. Впрочем, сама идея из уст еврочиновника была высказана раньше – в июле 2014 года: Жан-Клод Юнкер в рамках предвыборной речи представил концепцию Единого цифрового рынка как один из трех основных приоритетов его будущего президентства в Европейской Комиссии и проведения реформ в ЕС.

Противостояние доминированию американских компаний и попытки уменьшить их вес на рынке можно было наблюдать при запуске антимонопольного расследования Еврокомиссии (и в частности при судебных тяжбах ЕС с Google), в спорах по поводу реализации компанией Google права о забвении в отношении граждан ЕС, претензиях к Facebook по поводу хранения персональных данных на американских серверах после ее удаления пользователем, в расследованиях о выплате налогов Apple и Microsoft европейским государствам в недостаточном размере. Также масла в огонь подливают периодические заявления Эдварда Сноудена о несанкционированном доступе спецслужб США через поисковые службы и социальные сети к персональным данным граждан других государств, включая государства ЕС, и прослушиванию первых лиц европейских государств. Также пакет телекоммуникационного рынка может поставить под сомнение дальнейшее бесплатное использование мессенджеров и сервисов видеосвязи по типу What’s app и Skype.

Стоит добавить, что особенно интересно обнаружить признак регионализации, или, можем сказать, фрагментации, именно в цифровой и Интернет-среде – т.е. в среде, которая традиционно является наиболее ярким образом глобализации и стирания национальных границ. Причем данную фрагментацию можно увидеть именно на глобальном уровне, в то время как на региональном уровне ЕС внутреннюю фрагментацию пытается максимально ликвидировать.

Наблюдая за данной инициативой, также можно отметить тенденцию к созданию региональных блоков с едиными внутренними правилами, которые, в свою очередь, могут претендовать на конкуренцию с другими подобными блоками или постепенное поглощение менее конкурентоспособных; тенденцию к расширению данных блоков путем присоединения тех, кто готов и видит целесообразным принять предлагаемые правила игры (что наблюдается, безусловно, не только в цифровой среде).

Стоит отметить, что глобализация и регионализация не являются взаимоисключающими процессами, но важным является поиск ответа на вопрос, что является побуждающим мотивом и какое явление превалирует в данном проекте, а также во что в итоге может вылиться борьба ЕС за Единый цифровой рынок. Единый цифровой рынок обсуждается, в том числе, и в рамках возможного Трансантлантического торгового и инвестиционного партнерства США и Европейского союза, и при сегодняшней позиции и планах ЕС не имеет серьезных переговорных перспектив.

 

Значение для Евросоюза

 

Евросоюз, который традиционно позиционирует себя на международной арене более как экономического гиганта и проводника привлекательной социальной модели, как «гражданскую силу», нежели как игрока с серьезной военно-политической базой, сегодня столкнулся с серьезными кризисами, как раз именно в социальной и экономической сферах: это долговой кризис, потеря чувства безопасности отдельного гражданина, миграционный кризис, слишком медленная реакция бюрократического аппарата на чрезвычайные обстоятельства, отсутствие консолидированной позиции по многим вопросам и другое.

Развитие данного проекта Евросоюза показывает попытки продолжить углубление интеграции ЕС (вопрос расширения интеграции на фоне кризиса политики соседства по известным причинам пока буксирует), а также попытки ЕС и далее использовать и укреплять потенциал экономики и «мягкой силы». Также это свидетельство приверженности принципу постепенности и неразрывности, постоянству процессов интеграции.

Помимо тенденции к фрагментации, можно отметить также явные задатки протекционизма Евросоюза в сфере e-commerce, хотя многое зависит уже от успехов инициативы, твердости позиции ЕС, в том числе по поводу антимонопольных расследований и их результатов.

Тем не менее перед ЕС сегодня в процессе реализации концепции Единого цифрового рынка стоит целый комплекс вызовов: противостояние инициативе национальными государствами, бюрократизация процесса, низкая степень информированности о проекте Единого цифрового рынка внутри ЕС, затянувшийся характер переговоров по массе вопросов из пакета ЕЦР, угроза ухода инициативы на задний план из-за других серьезных проблем в Евросоюзе.

Успешность реализации данного проекта покажет, насколько жизнеспособными и эффективными в период многих серьезных вызовов и кризисов остаются идеи дальнейшей европейской интеграции и сама бюрократическая машина Евросоюза. И более масштабно: стремление к регионализации цифровой и, особенно, Интернет-сферы покажет, насколько велик у ЕС потенциал противостоять монополизации мирового цифрового рынка и какова в целом способность государств и организаций контролировать киберпространство и вмешиваться в его внутренние процессы.


[1] Digital Single Market / European Commission. Available at: http://ec.europa.eu/priorities/digital-single-market/index_en.htm

[2] Commission proposes major step forward for telecom single market / European Commission – Press release, 2013. Available at: http://europa.eu/rapid/press-release_IP-13-828_en.htm

[3] Сарханянц К. Еврокомиссия стирает границы в онлайне / Коммерсантъ, 2015. Доступно с: http://www.kommersant.ru/doc/2723377

[4] A Digital Single Market for Europe: Commission sets out 16 initiatives to make it happen / European Commission – Press release, 2015.  Available at: http://europa.eu/rapid/press-release_IP-15-4919_en.htm

[5] Digital Agenda in the Europe 2020 strategy / Digital Agenda for Europe – European Commission. Available at: http://ec.europa.eu/digital-agenda/en/digital-agenda-europe-2020-strategy

[6] Европейская альтернатива: «повлиять на работу Интернета» или «выпасть из исторического процесса» / Эксперт электронного государства, 2014. – Доступно с: http://d-russia.ru/evropejskaya-alternativa-povliyat-na-rabotu-interneta-ili-vypast-iz-istoricheskogo-processa.html

[7] EU unveils plans to set up digital single market for online films / The Guardian, 2015. Available at: http://www.theguardian.com/technology/2015/may/06/eu-unveils-plans-digital-single-market-online-firms.

 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся