Политическая жизнь Турции

Амбиции Эрдогана вызвали кризис внутри правящей партии

25 Марта 2015
Распечатать

Несмотря на то, что правящая Партия справедливости и развития (ПСР) на протяжении нескольких месяцев пытается скрывать внутрипартийные разногласия,  в турецких СМИ то и дело появляются свидетельства того, что руководству партии становится все сложнее поддерживать образ монолитной политической силы. Разгоревшийся на прошлой неделе конфликт между членами правящей партии показал, что источником продолжающихся трений являются притязания президента страны на полноту власти, даже, как показывает практика, в ущерб эффективности работы самого правительства.

 

Как известно, турецкое правительство вот уже на протяжении нескольких недель предпринимает попытки развить успех в переговорном процессе с Курдской рабочей партией (КРП). В конце февраля на встрече представителей правительства и делегатов от парламентской Демократической партии народов было зачитано открытое обращение находящегося в турецкой тюрьме лидера КРП Абдуллы Оджалана (Abdullag Öcalan). В письме говорилось о необходимости созыва руководителей курдской организации для вынесения окончательного решения относительно отказа от вооруженной борьбы.

 

Правительство активно пытается достичь реальных результатов в вопросе решения курдского вопроса. Успех в разрешение длящегося более 30-ти лет вооруженного конфликта, по мнению представителей ПСР, может принести дополнительные голоса на предстоящих парламентских выборах, результат которых повлияет на то, кто будет определять параметры новой конституции страны. Кроме того, с учетом происходящих военных конфликтов в соседних странах, Ираке и Сирии, где не последнюю роль играют курдские силы,  решение проблем турецких курдов или, по крайней мере, создание позитивной атмосферы в переговорном процессе способствует внутриполитической стабильности.

 

Как стало известно на прошлой неделе, правительство, получив позитивный сигнал от руководства КРП, приступило к созданию т.н. комиссии наблюдателей, которая должна состоять из представителей гражданского общества страны, а также членов «Комиссии мудрецов», созданной в 2013 году по инициативе кабинета страны для выработки и консультации в рамках переговорного процесса. О создании комиссии расширенного состава было известно заранее, и предполагалось, что работа подобной гражданской структуры могла бы способствовать мирному разрешению.

 

Ветераны правящей партии. Мэр Анкары Мелих Гёкчек и вице-премьер Бюлент Арынч

 

Несмотря на то, что многие наблюдатели высказывались на необходимость участия гражданских лиц в переговорном процессе, президент страны Реджеп Эрдоган (Recep Erdoğan) 20 марта перед тем, как отправиться с визитом на Украину, на пресс-конференции выступил с критикой шагов правительства в данном вопросе. Глава государства, отвечая на вопрос журналиста, как он оценивает инициативу по созданию подобной наблюдательной комиссии, заявил, что впервые слышит о подобных планах, о самой же идеи он высказался отрицательно. По словам Эрдогана, весь контроль над происходящим переговорным процессом должен осуществляться спецслужбами страны, согласно опыту большинства государств мира. Сам процесс же должен проходить в уже установленных рамках без каких-либо изменений.

 

Реакция правительства на слова президента последовала на следующий день, когда вице-премьер Бюлент Арынч (Bülent Arınç) в беседе с журналистами сказал, что заявления президента не стоит рассматривать как официальную позицию правительства. Арынч напомнил, что ответственность за проведение мирных переговоров лежит исключительно на плечах правительства, а не спецслужб Турции. По словам политика, заявления турецкого президента могут помешать нормальной работе правительства в данном вопросе.

 

Уже 22-го марта вице-премьер Арынч, который является вместе с тем одним из основателей правящей партии наряду с Эрдоганом, желая смягчить накалившуюся ситуацию, отметил, что президент страны – уважаемые человек, сделавший многое для правящей партии. Однако Арынч призвал не забывать, что «в стране существует одно правительство». По словам вице-премьера, работа по проведению мирных переговоров идет по давно принятой и утвержденной «дорожной карте». Далее Арынч добавил, что он, как член кабинета, обязан оградить правительство от какого-либо влияния, которое может помешать самому процессу. Самое важное критическое замечание политика касалось необходимости сохранить образ эффективного правительства накануне критически важных выборов, так как критика действия кабинета из рядом собственной партии, по его словам, лишь «льет воду на мельницу оппозиции».

 

Свою «лепту» в кризис отношений между правительством и главой государства внес многолетний мэр Анкары и один из ветеранов Партии справедливости и развития Мелих Гёкчек (Melih Gökçek). Политик разместил 23-го марта в своем аккаунте ряд сообщений, где Арынч обвиняется в разжигании смуты в рядах правящей партии. Гёкчек указал, что дочь и зять Арынча связана с движением Гюленом. Стоит напомнить, что с конца 2013 года турецкое правительство пытается подавить политически влиятельное движение турецкого проповедника Фетхуллы Гюлена (Fethullah Gülen), которое, по заявлениям представителей правящей партии, представляют угрозу национальным интересам страны. Имея в виду предполагаемую политическую оппозицию страну, Гёкчек заявил, что политические враги  хотели нанести удар по правительству изнутри. В качестве орудия, по его словам, был использован Бюлент Арынч. Из этого следует, говорится в сообщениях, что Арынч, потерявший всякое право представлять партию, должен быть отправлен в отставку.

 

Выступая на собрании глав муниципалитета от правящей партии в начале этой недели, Эрдоган коснулся вопроса произошедшего конфликта между представителями правящих сил. Глава государства напомнил, что он является всенародно избранным президентом страны, поэтому обладает полным правом давать оценку работе правительства Турции и кроме этого вносить предложения и критиковать ход переговорного процесса. Эрдоган напомнил, что процесс должен продолжаться без вмешательства личных амбиций, тем более, накануне сложной выборной кампании.

 

По мнению ряда наблюдателей, текущий конфликт является самым серьезным за всю историю партии. Руководству партии пока что удавалось разрешать возникающие трения. Однако, как показала история с самовыдвижением главы Службы национальной разведки, разногласия вышли за рамки допустимого. Журналист близкой к правительству газеты Ени Шафак (Yeni Şafak) Абдулькадир Селви (Abdülkadir Selvi) признался, что правящая партия за все годы своего правления не испытывала такого серьезного кризиса как нынешний. Журналист напомнил, что «ПСР в сознании избирателей долгие годы ассоциировалось со стабильностью, теперь же на фоне трений внутри партии этот образ исчезает».

 

Другим важным моментом возникшего конфликта является тот факт, что произошедшее стало достояние публики. Стороны активно использовали средства массовой информации для обоюдной дискредитации. Данное обстоятельство может свидетельствовать о серьезном кризисе доверия внутри партии, которая, как предполагается, заинтересована в сохранении образа стабильной и сплоченной политической силы, претендующей на победу в приближающихся выборах в парламент страны.

 

Что касается судьбы самого переговорного процесса, то у многих возникли опасения, что курдская сторона может начать сомневаться в искренности турецкого руководства. Как заявил журналист Джевдет Ашкын (Cevdet Aşkın) в интервью каналу Бибиси, идея создания «наблюдательной комиссии» изначальна была предложена руководством РПК, суть инициативы заключалась в создании независимого органа из представителей обеих сторон, что могло бы способствовать доверию между правительством и курдской организацией. Однако после критических замечаний президента стало понятно, что создание подобной структуры может не состояться.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся