Политическая жизнь Турции

Конституционный суд Турции встал на пути Эрдогана

2 Мая 2015
Распечатать

Одним из главных пунктов предвыборной программы правящей консервативной Партии справедливости и развития является переход стран от парламентской системы к президентской. Пожалуй, самым ярым сторонником изменений является действующий президент страны – Реджеп Тайип Эрдоган. После своего избрания на пост главы государства Эрдоган дал понять, что не намерен дожидаться парламентских выборов. Эрдоган занимает активную политическую позицию, порою беря на себя полномочия и функции правительства страны. Президент, пост которого, согласно действующей конституции страны, не предполагает активного вмешательство в политику, не только всесторонне влияет на работу правительства, но и активно высказывается по политическим вопросам. Частью процесса перераспределения полномочий стало желание Эрдогана при поддержке правящей партии расширить финансовые возможности поста президента. На пути амбициям политика, однако, встал конституционный суд страны.

 

После своего избрания на пост президента в прошлом году Реджеп Тайип Эрдоган (Recep Tayyip Erdoğan) открыто заявил, что не намерен продолжать занимать нейтральную позицию в системе власти страны, как это делал его предшественник и однопартиец Абдулла Гюль (Abdullah Gül). Проявлением амбиций Эрдогана стало активное вмешательство в работу правительства, что зачастую мешало кабинету эффективно решать насущные проблемы страны. Продолжением данной политики президента стало недавнее предложение, сделанное от лица правительства в марте этого года, наделить пост президента правом использовать ресурсы т.н. «Фонда на скрытые расходы» (örtülü ödenek), входящего в состав бюджета центрального правительства страны. Поправка в действующее законодательство была внесена на рассмотрение парламента министром внутренних дел Себахаттином Озтюрком (Sebahattin Öztürk).

 

Согласно предложению, президент наделялся бы правом использовать финансовые средства специального фонда, предназначенного, как указывается в законе, «для использования в целях обеспечения национальной безопасности, реализации высших интересов государства, улучшения имиджа страны, достижения политических, общественных и культурных целей и проведения операций в чрезвычайных ситуациях». Особенностью фонда является то, что расходы правительства из него не контролируются парламентом. Поправка, расширяющая полномочия президента, была внесена в конце марта в рамках предложенного кабинетом обширного пакета реформ в области мер по обеспечению внутренний безопасности. Данный пакет законов уже успел вызывать критику европейских наблюдателей. В частности, указывается на то, что законопроект значительно расширяет полномочия сил безопасности без создания эффективного механизма мониторинга и контроля за действиями полиции.

 

Озвученная турецкой оппозицией критика предложения расширить финансовые возможности президента страны сводится к нескольким пунктам. Во-первых, как заявил глава парламентской фракции Партии национального движения (ПНД) Октай Вурал (Oktay Vural), согласно конституции страны, в круг полномочий президента страны не входят виды деятельности, перечисленные в законе о фонде. Представители ПНД охарактеризовали инициативу кабинета как попытку «конституционного переворота». Также, оппозиция обратила внимание на то, что изменения не предполагают создания системы контроля за действиями президента. Один из руководителей парламентской фракции Республиканской народной партии (РНП) Акиф Хамзачеби (Akid Hamzaçebi) отметил, что «использование средств фонда президентом, который фактически не несет какой-либо политической ответственности, его вмешательство в сферу полномочий правительства, а также отсутствие парламентского контроля за подобными действиями открыто идут в разрез с положениями конституции страны».

 

Наконец, в ходе обсуждения поправок упоминалось и о том, что использование фонда может способствовать коррупции, что уже не раз имело место в истории страны. Проблема коррупции в высших эшелонах власти стала в последнее время особенно актуальной в Турции, особенно после того, как стали известны случаи получения крупных взяток министрами в 2013-м году, когда силами полиции в ходе антикоррупционной операции были задержаны несколько человек, связанных с правительством.

 

Были озвучены и аргументы действующего правительства в пользу наделения поста президента правом использования ресурсов фонда. В рамках обсуждения поправок в действующий закон глава фракции Партии справедливости и развития (ПСР) Ахмет Айдын (Ahmet Aydın) отметил, что президент страны исполняет роль главнокомандующего, т.е. он должен иметь средства для выполнения операций в рамках разведки и национальной обороны. Министр развития Джевдет Йылмаз (Cevdet Yılmaz) со своей стороны заверил, что нет оснований для беспокойства, т.к. в случае принятия предлагаемой поправки для президента будут действовать такие же требования и ограничения, как и для правительства. В частности говорится о том, что объем фонда не должен превышать 0,5% от всего бюджета правительства.

 

Согласно наблюдениям экспертов, с приходом к власти действующей партии наблюдается постоянный рост объема указанного фонда. Значительный рост, в частности, произошел в период 2010-2011 годов. Некоторые наблюдатели делают вывод, что рост совпадает по времени с началом активного вмешательства Турции в гражданскую войну в Сирии, в рамках которой турецкое правительство поддерживает часть вооруженной оппозиции. Реджеп Эрдоган, ранее занимавший пост премьер-министра вполне мог использовать ресурсы фонда для оказания военной помощи группировкам, воюющим против центрального правительства Сирии. Также стоит отметить и то, что увеличение расходов совпало и с внутриполитическим кризисом, возникшим в отношениях между правящей партией и движением Гюлена. Вероятно, рост расходов специального фонда связан также и с проведением операций по выявлению оппозиции внутри государственных структур. Примером этого может служить реформирование Службы национальной разведки и последовавшая с этим политизация данной структуры.

 

График основан на открытых данных министерства финансов и аппарата премьер-министра Турции

 

Кроме того, как показывает анализ бюджетных расходов, в период выборов президента страны в 2014 году наблюдался 10-кратный рост расходов кабинета на «скрытые расходы», что может свидетельствовать об использовании действующей партией государственных средства во время проведения предвыборной кампании.

 

Важным моментом в сложившейся ситуации является и то, что оппозиция, не имеющая каких-либо реальных рычагов влияния внутри парламента, вынуждена обращаться к Конституционному суду страны. Так, после принятия парламентом обсуждаемых мер Республиканская народная партия в начале апреля подала запрос в суд о рассмотрении конституционности предложенных поправок. На прошлой неделе 22-го апреля Конституционный суд объявил о своем решение приступить к рассмотрению вопроса по существу. Не исключено, что Конституционный суд не согласится с доводами правительства, учитывая, что через месяц в стране должны состояться парламентские выборы, результаты которых и должны определить характер перехода страны к президентской республике.

 

Показательно, что попытки правящей партии начать работу межпартийной парламентской комиссии по созданию проекта конституции закончились неудачей. Стороны продемонстрировали отсутствие желание идти на компромисс по большинству пунктов будущего основного закона страны. Непримиримость сторон означает, что правящей партии придется все-таки дожидаться выборов. Однако именно с выборами связан самый крупный риск президента и его партии. Чтобы иметь возможность в одностороннем порядке принять конституцию, действующие власти нацелены на завоевания абсолютного большинства мест в будущем парламенте. Амбициозность планов партии ставится экспертами под сомнение, т.к. в случае, если курдской Демократической партии народов удастся пройти 10%-ный порог (что вполне реально) и если другим двум оппозиционным партиям удастся повторить успех предыдущих выборов, то Партия справедливости и развития за неимением парламентского большинства все-таки будет вынуждена идти на сотрудничество с оппозицией, в том числе в вопросе объема полномочий поста президента.

 

С одной стороны, неопределенность успеха правящей партии подталкивает Эрдогана переформатировать с помощью правящей партии существующую систему полномочий правительства и президента, не дожидаясь предстоящих выборов. С другой же - высокая степень вмешательства амбициозного президента в политику страны вынуждает оппозиционные партии обращаться в Конституционный суд.

Поделиться статьей

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся