Политическая жизнь Турции

Что и как правящая партия говорит о новой конституции

26 Ноября 2015
Распечатать

Выборы в Турции вернули парламентское большинство в руки правящей Партии справедливости и развития. Партия, однако, заполучив лишь 317 мест в Великом Национальном Собрании Турции, не в состоянии провести референдум по изменению конституции без поддержки других партий, т.к. данный шаг требует 330 голосов в парламенте. Вследствие этого ПСР вновь активирует дебаты о преимуществах нового основного закона. При этом, из-за серьезного давления президента, дебаты о конституции переходят в  дискуссии о необходимости перехода к президентской системе.

 

Несмотря на то, что, очевидно, работа по написанию конституции не значится в первоочередных задачах нового правительства страны, представители кабинета, прежде всего, сам премьер-министр, все же делают заявления касательно будущих параметров основного закона.

 

Первое заявление по вопросу новой конституции прозвучало из уст лидера ПСР, а ныне и официального премьер-министра страны Ахмета Давутоглу на праздновании победы партии 1 ноября, тогда политик призвал оппозиции к сотрудничеству. Однако детали проекта были озвучены все же позже: 9 ноября в интервью каналу CNN International Давутоглу заявил, что “в основе конституции должны быть права человека, свободы, баланс между свободой и безопасностью, плюрализм и разделение властей”. Два дня спустя, 11 ноября, на встрече с представителями бизнес сообщества, глава кабинета отметил, что страна нуждается в документе, который “способствовал бы защите прав человека и либеральным свободам, в то же время нужно создать эффективный механизм управления страной”.

 

Фото: www.hurriyetdailynews.com

Первоочередная задача кабинета наладить работу с другими партиями

 

Интересный казус произошел при публикации речи премьера в турецкой англоязычной газете Sabah Daily. Журналисты перевели слова лидера Партии справедливости и развития о “гражданской конституции с сильным акцентом на защиту прав человека” как “civilian and libertarian constitution”, явно позабыв упомянуть о значительной роли государства в жизни турецкого общества и недавние нарушения правительством свободы слова и печати.

 

Правящая партия ведет подготовительные работы и на другом своем идеологическом фронте. Пожалуй, самым идейным сторонником скорейшего принятия новой конституции можно считать турецкого президента Тайипа Эрдогана, который видит в изменении конституционного режима дело всей своей политической жизни.

 

В аргументации президента “воля народа” не только оправдывает скорейшее принятие новой конституции, но и смену системы правления страны, т.е. переход Турции от парламентской республики к президентской. Так, 4 ноября на встрече с главами муниципалитетов Эрдоган заявил, что “первоочередной задачей страны является решение вопроса смены конституции. Результаты выборов в ноябре показали, что нация ждет этого”.

 

О критическое роли “воли нации” Эрдоган упомянул и на церемонии памяти 77-летней годовщины смерти основателя Турецкой республики, Мустафы Кемаля Ататюрка, где он заявил, что “именно турецкая нация, в конце концов, будет решать судьбу республики и демократии”. “Давайте доверимся нации”, - призвал президент.

 

Для Эрдогана институт нации важен как источник легитимности своих завуалированных политических амбиций. В рамках новой конституции политик намеревается добиться увеличения полномочий главы государства. “Взгляните на мир. Почти что все развитые страны имеют или президентскую или полупрезидентскую систему правления. Мы должны решительно взяться за подготовку новой конституции, судьбу которой решит народ”, заявил Эрдоган во время выступления 26 ноября.

 

Фото: www.rbc.ru

По мнению нынешнего президента Турции, новая конституция должна расширить полномочия главы государства

 

При этом подчеркивается, что правящая партия делает все по принципу “все для нации, все по воле нации”. В этой связи стоит упомянуть слова Ибрахима Калыча, пресс-секретаря президента Турции, который после победы ПСР заявил, что “такой важный вопрос как переход к президентской системе не может быть решен без участия нации. Если механизм потребует проведения референдума, мы проведем его”.

 

Вместе с этим пресс-секретарь отметил, что “переход к новой системе правления не стоит связывать с личной судьбой нынешнего президента, главный мотив – сделать систему наиболее эффективной насколько это возможно”.

 

Дискуссии о принятии новой конституции идут в Турции уже более 10-ти лет. Среди политических партий страны уже давно сложился консенсус о необходимости сменить нынешнюю конституцию, принятую сразу после военного переворота 1980-го года. В период с 2002 по 2004 Республиканская народная партия (РНП) сотрудничала с ПСР по выработке 9-ти конституционных поправок, партия не препятствовала проведению конституционного референдума в 2010 году. Более того, РНП наряду с другими оппозиционными партиями принимала участие в комиссии, образованной после выборов 2011 года.

 

Политические партии, представленные в парламенте страны после ноябрьских выборов, до сих пор заявляют о необходимости принятия нового основного закона страны именно в рамках межпартийной комиссии. Стороны, однако, отрицают любую попытку правящей партии направить диалог в русло трансформации существующей парламентской системы.

 

Так, Гюрсель Текин, генеральный секретарь РНП, 3 ноября, заявил о том, что РНП готова к сотрудничеству с ПСР в разработке новой конституции, но не в переходе к президентской системе. Селахаттин Демирташ, сопредседатель курдской Партии демократии народов, 5 ноября сообщил, что “Турции необходимо оставить в прошлом конституцию Кенана Эврена (руководителя путчистов, а затем президента страны - прим.авт). Однако проведение работы, в основе которой лежит смена системы правления, в корне неправильный подход”.

 

Фото: www.haber.sol.org.tr

Откажется ли Турция от парламентской системы?

 

Результаты опроса компании IPSOS, проведенного по заказу турецкого канала CNN Türk сразу после ноябрьских выборов, показали, что 67% опрошенных выступают за проведение межпартийной работы по принятию новой конституции. Между тем, 57% опрошенных против перехода страны к президентской системе.

 

Можно видеть, что тактика кабинета и президента по мобилизации общественного мнения имеет различия. Так, на примере премьер-министра Турции Ахмета Давутоглу можно увидеть, что кабинет будет делать ставку на необходимость создания более либерального режима, особенно того, что касается свободы совести и вероисповедания. Другим аргументом исполнительной власти будет необходимость создания системы с более четким разделением властей.

 

В качестве источника легитимности предлагаемых изменений премьер-министр выдвигает консенсус среди парламентских партий, что предполагает возобновление сотрудничества в рамках конституционной комиссии. Целью кабинета в ближайшие 4 года будет выработка механизма сотрудничества с партиями по ряду несвязанных с конституционными планами проектов с целью создания атмосферы доверия между политическими силами.

 

С другой стороны, президент страны Тайип Эрдоган во многом использует похожие аргументы кабинета страны. Ударение делается на создание более эффективной системы правления: централизация, по идеи президента, позволит правящей партии провести дальнейшие реформы по модернизации экономики и административного аппарата.

 

Для Эрдогана источником легитимности является воля народа. Президент дает понять, что даже без сотрудничества оппозиционных партий, он готов использовать свою популярность в продвижение проекта конституции в рамках референдума. Интересно в этом связи отметить, что во многом понятие “народной воли” для Эрдогана означает техническое большинство (50%<) голосов. Это означает, что возможная поляризация общества в вопросе реформы конституционного режима не будет представлять серьезное препятствие для нынешнего президента.

 

Автор: Тимур Ахметов

www.facebook.com/timurakhmetoff

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся