Блог Сергея Лебедева

Восприятие угрозы в международных отношениях

18 Октября 2018
Распечатать
Рациональный выбор и теория международных отношений
Теория международных отношений стремится «рационализировать» процессы, которые разворачиваются в мировой политике. Однако на деле акторами может двигать не только трезвый расчет, но и иррациональные мотивы, особенно это касается конфликтных ситуаций. Говоря на языке нейропсихологии, можно констатировать, что в анализе политических конфликтов куда больше задействованы мозг рептилии и лимбический мозг, нежели неокортекс. Именно поэтому восприятие угрозы в мировой политике в обозримом будущем будет достаточно иррациональным.



Говоря о методологии теории международных отношений, можно отметить неявный триумф парадигмы рационального выбора. В основании почти любого анализа мировых политических процессов лежит метафора «шахматной доски» или даже «великой шахматной доски» [1]. Мировая политика предстает в этом случае как шахматная партия между великими державами.

Не отрицая ценности этого подхода, следует отметить, что теория международных отношений упорно игнорирует «когнитивную революцию» в социальных науках. При этом и экономика, и социология, и политология достаточно оперативно интегрировали корпус когнитивных знаний. Например, появилось такое направление, как поведенческая экономика и даже нейроэкономика.

Выборочный анализ публикаций по международным отношениям позволяет говорить о сравнительно нечастом использовании когнитивной методологии в этом направлении.


Один мозг — две системы


Одно из важнейших открытий когнитивной психологии — представление о том, что в сознании человека существуют два способа обработки информации: Система 1 и Система 2 — автоматическая и периферийная, соответственно. Система 1 — что-то вроде «когнитивного автопилота», который принимает за нас большинство повседневных решений автоматически. Система 2 «включается», когда требуется углубленный анализ ситуации, однако преимущественно она находится в «спящем» режиме. Чтобы продемонстрировать влияние Системы 1, можно использовать популярный в психологии «эффект Струпа». Его суть заключается в том, что нужно быстро называть цвет, которым написаны слова. В теории это кажется простым, но на практике Система 1 быстрее считывает само слово, чем распознает его цвет.

stroop_2.gif

Источник: Сайт University of Washington [2]


Значительная часть политических решений принимается с опорой на Систему 1. Она работает с помощью так называемых эвристик — когнитивных правил принятия решений, стандартизирующих ситуацию. В большинстве случаев эвристики подсказывают верное ограниченно-рациональное [3] решение. Но существуют печальные исключения, которые ведут к серьезным политическим просчетам в том числе и на международной арене. Например, именно по когнитивным причинам «ястребы» пользуются большей поддержкой широкой общественности [13] (избирателей, других политических деятелей), чем «голуби». В данном контексте под «ястребами» понимаются сторонники агрессивной внешней политики, как в политическом и экономическом смысле. «Голуби» — сторонники развития международного сотрудничества, не поддерживающие силовые методы решения проблем.

Одной из важнейших попыток когнитивного обоснования, почему «ястребы» пользуются куда большей поддержкой, чем «голуби», было эссе нобелевского лауреата Даниела Канемана «Why hawks win?», которое вышло в авторитетном журнале Foreign Policy [4].Также следует отметить статью Дж. Стейна «Threat perception in international relations» [5], опубликованную в The Oxford Handbook of Political Psychology.


«Свои» и «чужие»


В целом в политической и социальной психологии экспериментальным путем доказано, что наше сознание склонно делить окружающую действительность на «друзей» и «врагов». Справедливости ради стоит отметить, что эту закономерность отмечали еще политические философы — например, Карл Шмитт [6]. Клод Леви-Стросс утверждал, что подобное деление — непременный атрибут первобытного мышления [7]. Но экспериментально это сумел доказать только Г. Тайфель, который продемонстрировал, что для появления деления на «своих» и «чужих», а также группового фаворитизма и дискриминации «иных» достаточно самых незначительных поводов [8]. Например, он дал испытуемым задание угадать количество точек на экране, после этого разделил их на группы на основании ответов. Следующей частью эксперимента было распределение определенной денежной суммы. И в этот момент начал проявляться внутригрупповой фаворитизм и дискриминация «чужих». Иными словами, почти все деньги доставались членам «своей» группы. В серии аналогичных экспериментов было выяснено, что испытуемые начали испытывать даже определенную эмоциональную привязанность к членам своей группы и негатив по отношению к другой группе [9].

Любопытно отметить, что для запуска процесса «деления» иногда бывает достаточно скрытого намека. Как продемонстрировали данные одного из исследований, просьба написать в анкете свой возраст удвоила количество респондентов, считающих, что сенатор Джон Маккейн страдает от расстройства интеллекта (корректное название «старческого слабоумия») [10]. Просьба указать возраст автоматически создала в сознании респондентов группу «молодые», которую они противопоставили «старикам». «Чужих» принято стигматизировать, поэтому Дж. Маккейну приписали расстройство интеллекта. Это жесткое стремление поделить на «своих» и «чужих» делает политику местом столкновения не столько умов, сколько первобытных инстинктов.


Фундаментальная ошибка атрибуции


Деление политической реальности на «своих» и «чужих» усиливается таким психологическим явлением, как фундаментальная ошибка атрибуции. В социально-психологическом смысле, атрибуция – это то, как мы объясняем свое или чужое поведения, присваивая («атрибуируя») ему определенные причины. Фундаментальная ошибка атрибуции заключается в тенденции объяснять свое поведение внешними факторами, а чужое поведение – внутренними. Иными словами, свое поведение мы объясняем обстоятельствами («мы были вынуждены», «так сложилось»), а поведение противника — его личностью, личными особенностями («ему свойственно так себя вести»). Исследование этно-конфессиональных конфликтов на Ближнем Востоке демонстрирует постоянное присутствие фундаментальной ошибки атрибуции [11]. И Израиль, и арабские государства объясняют негативное поведение противника его личными особенностями, а позитивное — сложившимися обстоятельствами. Например, стремление одной стороны к миру интерпретируется другой стороной как знак того, что у противника закончились ресурсы для войны.


Сверхчувствительный механизм обнаружения действующей силы


Еще один кирпичик в фундаменте здания психологии внешнеполитических процессов — концепция сверхчувствительного механизма обнаружения действующей силы (hypersensitive agency detection device, HADD) в структуре человеческой психики. Эволюционные психологи считают [12], что наша психика «заточена» на обнаружение олицетворенной действующей силы в стихийных явлениях. Подобная «паранойя» обусловлена необходимостью выживать — в девяти случаях из десяти шорох в кустах ничего не значит, но в одном случае из десяти он означает, что там спрятался хищник, и подозрения оправдываются. По мнению эволюционных психологов, именно благодаря этому механизму в общественном сознании возникают мифологические представления о богах и демонах — в результате стремления олицетворить природные явления. Несмотря на научно-технический прогресс, сверхчувствительный механизм обнаружения действующей силы работает в нашем сознании до сих пор. Именно благодаря ему возникают конспирологические теории — стремление обнаружить действующую силу в стихийных политических и экономических процессах. Также это создает дополнительное напряжение в мировой политике, вынуждая ЛПР (лиц, принимающих решение) высматривать в стихийных политических процессах «руку Москвы» или «руку Вашингтона».

В заключение стоит отметить, что теория международных отношений стремится «рационализировать» процессы, которые разворачиваются в мировой политике. Однако на деле акторами может двигать не только трезвый расчет, но и иррациональные мотивы, особенно это касается конфликтных ситуаций. Говоря на языке нейропсихологии, можно констатировать, что в анализе политических конфликтов куда больше задействованы мозг рептилии и лимбический мозг, нежели неокортекс. Именно поэтому восприятие угрозы в мировой политике в обозримом будущем будет достаточно иррациональным.



  1. Бжезинский, 3. Великая шахматная доска. М: Международные отношения, 1998. — 56 с.

  2. Сайт University of Washington https://faculty.washington.edu/chudler/java/timestc.html

  3. Simon, Herbert A. (1955) “A behavioral model of rational choice”, The Quarterly Journal of Economics , vol. 69, n. 1, February: 99‑118, compiled in, and quoted from, Simon (1957: 241‑260)

  4. D. Kahneman, J., Renshon. Why Hawks Win Foreign Policy 13.10.2009 - https://foreignpolicy.com/2009/10/13/why-hawks-win/

  5. J,G. Stein. Threat Perception in international relations. The Oxford Handbook of Political Psychology. - http://www.oxfordhandbooks.com/view/10.1093/oxfordhb/9780199760107.001.0001/oxfordhb-9780199760107

  6. Шмитт К. Понятие политического // Вопросы социологии. — 1992. — № 1. — С. 35—67

  7. Леви-Стросс К. Первобытное мышление. — М.: Республика, 1994.

  8. Henri Tajfel et al., “Social Categorization and Intergroup Behaviour,” 239/743 European Journal of Social Psychology 1, no. 2 (April–June 1971): 149–178

  9. Tajfel H. (1981) Human groups and social categories. Cambridge, U.K.: Cambridge University Press

  10. SpeeKosloff, Jeff Greenberg, Toni Schmader, Mark Dechesne, David Weise. Smearing the opposition: Implicit and explicit stigmatization of the 2008 U.S. Presidential candidates and the current U.S. President.. Journal of Experimental Psychology General, 2010; 139 (3): 383 DOI: 10.1037/a0018809

  11. Daniel Heradstveit. The Arab-Israeli Conflict - Psychological Obstacles to Peace.Oslo: Universitetforlaget. 231 pp.

  12. Barrett, Justin L. 2004: Why Would Anyone Believe in God?, Altamira, Walnut Creek

  13. Stephen M. Walt. Hawks, doves and realists. - https://foreignpolicy.com/2010/07/28/hawks-doves-and-realists/



Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся