Блог Сергея Лебедева

Почему авторитарные режимы засекречивают доходы от углеводородного экспорта?

10 Августа 2018
Распечатать

Посвящается Алесе Литвиновой

В политической науке установился консенсус относительно того, что наличие обширных запасов углеводородов в стране может помешать переходу к демократии и, напротив, способствует усилению авторитаризма. Однако в полной мере эта взаимосвязь не была осмыслена. «Общим местом» являются рассуждения о том, что получив приток нефтедолларов, режим может использовать их для покупки лояльности. Полноценно же развить эту мысль удается в рамках фискального подхода к политическому режиму.

Влияние доходов от углеводородного экспорта на устойчивость режима

В рамках фискальной модели политического режима удовлетворенность граждан текущим политическим курсом рассматривается как отношение социальных расходов к налогам, которые они платят. Чем выше это соотношение, тем выше удовлетворенность граждан. Как пишет политолог М. Росс, «граждане поддерживают те правительства, которые имеют крупные бюджеты и устанавливают низкие налоги»[1]. Однако доходы от продажи углеводородов, получаемые правительством, позволяют «разорвать» эту цепочку «налоги-социальные расходы» и начать финансировать социальные расходы уже за счет полученных нефтедолларов. Это позволяет режиму упрочить свою власть.

Однако следует понимать, что ограниченно-рациональные граждане осознают, что режим экспортирует углеводороды и получает в результате этого дополнительные доходы. Как отмечает М. Герб, даже население ближневосточных монархий «уверено, что нефть принадлежит ему, а не правящим династиям»[2]. Иными словами, у режима появляются стимулы к теневизации денежных поступлений от экспорта углеводородов, чтобы увеличить воспринимаемое соотношение социальных расходов и государственных доходов.

Добиться теневизации нефтедолларовых поступлений государство может двумя способами — храня полученные деньги на внебюджетных счетах или на балансе подконтрольных (государственных) нефтегазовых корпораций. Таким образом, оно скрывает часть своих доходов от населения, добиваясь повышения воспринимаемого соотношения социальных расходов и государственных доходов.

Следует добавить, что исходя из идей об ограниченной рациональности политических акторов, граждане не могут полностью и детально проанализировать ситуацию с нефтедолларовыми поступлениями в бюджет.

Здесь уместно привести пример венесуэльской компании Petroleos de Venezuela S.A. (PDVSA). В 1980-1990-х гг. PDVSA считалось одной из лучших государственных нефтяных компаний по качеству корпоративного управления. Однако в начале 2000-х гг. Уго Чавес, занимавший тогда пост президента страны, поставил на руководящие позиции в компании своих сторонников и начал постепенно превращать PDVSA в свой инструмент для решения политических задач. К 2004 г. 2/3 расходов компании было связано с социальными программами. А после 2003 г. корпорация стала резко снижать транспарентность своей финансовой деятельности [3]. Таким образом, венесуэльский режим держал часть средств на счетах PDVSA и использовал их для достижения политических целей.


srbllfjr.orig_.jpg

Источник


Другой пример того, как власти скрывали нефтяные доходы на счетах госкомпании — история Petroleos Mexicanos (PEMEX), которая фактически финансировала избирательную компанию Институционно-революционной партии. По предположительным оценкам, в 2000 г. PEMEX направила на поддержку ИРП 100 млн долл. [4].

Чтобы снискать гражданскую поддержку, режим стремится поделиться с ними частью поступлений от экспорта углеводородов в виде социальных расходов, в том числе дотаций на бензин.

Важно понимать, что нефтедолларовые поступления как помогают автократическим режимам оставаться у власти, так и способствуют негативным метаморфозам в неустойчивых демократиях. Дело в том, что демократические правители, получившие дополнительный инструмент в виде доходов от углеводородного экспорта, могут предпринять попытку задержаться у власти, используя нефтедоллары. И действительно, как показывают современные исследования, даже в американских штатах, получающих дополнительные доходы от углеводородного экспорта, вероятность победы уже находящихся у власти губернаторов была существенно выше, чем в других штатах. Более того, они побеждали с существенным отрывом от своих конкурентов [5]. В целом, конечно же, в группе риска находятся молодые нестабильные демократии со слабой законодательной и судебной властью. В этой ситуации появляется риск того, что исполнительная власть приобретет излишний вес, пользуясь доходами от экспорта углеводородов.

1. М. Росс. Нефтяное проклятие. Как богатые запасы углеводородного сырья задают направление развития государств. М.,2015

2. Herb Michael. «All in the Family: Absolutism, Revolution, and Democracy in the Middle Eastern Monarchies», SUNY Series in Middle Eastern Studies (Albany: State University of New York Press, 1999)

3. Mares, David and Nelson Altamirano. «Venezuela`s PDVSA and World Energy Markets». Unpublished paper, Baker Institute for Public Policy, Rice University, Houston

4. Shroeder, Jana. 2002. «Oil, Politics and Scandal in Mexico». World Press Review, February 21

5. Goldberg, Ellis, Erik Wibbels, and Eric Mvukiyehe. «Lessons from Strange Cases: Democracy, Development, and the Resource Curse in the US States». Comparative Political Studies 41, no. 4–5 (2008: 477 –514

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся