Проект «Песочница»

Босния и Герцеговина: потенциальный очаг напряженности?

18 Февраля 2015
Распечатать

Автор: Дарья Басова, студентка факультета политологии МГИМО(У) МИД России.

В последнее время со стороны руководства Республики Сербской слышны дискуссии о необходимости изменения Дейтоновского порядка для Боснии и Герцеговины. Подобные амбиции могут привести к дестабилизации во всем Балканском регионе и ужесточению конкуренции внешних игроков. Как риторика об отделении Республики Сербской может быть реализована на практике и к чему это приведет?

После трагических событий в Боснии и Герцеговине 1992-1995 гг. Дейтонскими соглашениями было искусственно оформлено создание государства с громоздкой институциональной структурой.[1] Так, в состав Боснии и Герцеговины (далее БиГ) вошли два образования: Федерация Боснии и Герцеговины и Республика Сербская (РС), юридический статус которых не был окончательно оформлен; а в вопросах государственного управления широкими полномочиями был наделен Верховный представитель по Боснии и Герцеговине, то есть внешний международный институт.[2] По прошествии двадцати с лишним лет институциональный дизайн государства сохранился, хотя его нефункциональность, обусловленная тяжеловесным механизмом принятия политических решений, очевидна. Своеобразным enfant-terrible, который противится пересмотру Дейтонского наследия и образованию унитарного государства, выступает  Республика Сербская, чья просербски выраженная позиция вызывает недовольство как самой Федерацией БиГ, так и ее западных коллег в лице ЕС и США.[3]

В современных условиях на Балканах Республика Сербская предпринимает попытки обладать самостоятельным голосом в мировой политике, чтобы из объекта международных отношений превратиться в полноправный субъект.  В сентябре 2014 г. М. Додик провел встречу с В. Путиным в Москве, после чего заявил о расширении экономических связей с Россией и проекте масштабных российских инвестиции в регионе. [4] Незадолго до парламентских выборов в октябре 2014 года в РС вновь был поднят вопрос о проведении референдума о независимости Республики. Иными словами, сербское руководство часто использует риторику о независимости, которая не устраивает политические круги  Брюсселя. В этом отношении невольно возникает вопрос о том, какой стратегии придерживается Республика Сербская и, как она видит будущее Боснии и Герцеговины. Вполне возможно, что руководство РС предпримет попытку отделения в долгосрочной перспективе, что на фоне нестабильной социально-экономической ситуации и сохраняющегося взаимного недоверия между основными народами БиГ ­­­­­­­­спровоцирует конфликты и подорвет политический баланс в регионе. В связи с этим России придется реагировать таким образом, чтобы не упустить потенциальное преимущество на стратегически важном балканском направлении.

wikipedia.org

Видимое единство

Начиная с середины 1990-х годов, Республика Сербская и, в частности, боснийские сербы, чувствовавшие себя с одной стороны, преданными и оставленными политиками Сербии, а с другой – несправедливо ущемленными после территориального раздела по итогам гражданской войны в Боснии – рассматривали пост-дейтонскую эпоху как нечто аморфное и временное[5].

Сегодня наряду с подобными настроениями все большее внимание уделяется идее ирредентизма – воссоединению всех сербов в одном государстве. Об этом свидетельствует риторика политических кругов Республики Сербской.

Так, своеобразным символическим жестом можно считать получение президентом РС Милорадом Додиком паспорта Сербии[6]. Однако главным козырем в политическом дискурсе элиты РС стал прецедент Косова, который позволил Республике Сербской использовать факт провозглашения независимости этого автономного края в качестве идеологического подспорья для собственного институционального строительства.

Тем не менее несмотря на апеллирование к неизбежности «сербского выбора»[7], руководство РС опирается исключительно на свое видение политического процесса и во внешней политике играет более сильную региональную роль, чем, к примеру, сама Сербия, которая идет на большие уступки зачастую в ущерб своим интересам ради интеграции с ЕС. Так, РС заблокировала на уровне федерации решение о введении санкций против России, к чему активно призывали их европейские коллеги[8]. Помимо этого, РС активно сотрудничает с такими нефтяными российскими компаниями, как ОАО «Газпромнефть»[9] и ОАО «Зарубежнефть», что позволяет ей аккумулировать инвестиции и обеспечивать рабочие места.[10] В марте 2014 г. президент РС заявил, что конфедерация – наилучшее решение для Боснии и Герцеговины.[11]

В краткосрочной перспективе для РС стоит задача сохранения существующих географических границ в стране, так как это позволит укрепить свои институты, законодательство и экономику, не подчиняясь при этом внешнему диктату.

К тому же, вхождение РС в состав Сербии не рассматривается в перспективе, так как в РС уже сложились свои институты и власть, которая едва ли бы захотела делить свои полномочия.

РИА Новости / Vostock Photo

Долгосрочная перспектива: прогноз

В долгосрочной перспективе для РС есть два возможных сценария: либо остаться в составе нежизнеспособного государства Босния и Герцеговина, либо стать абсолютно независимым субъектом – создать новую государственность на Балканах.

Определяющими факторами в воплощении того ли иного прогноза на практике служат, прежде всего, политическая воля руководителей РС наряду с потенциалом их экономических связей с ключевыми игроками в регионе – Россией и Китаем. Помимо этого, многое будет зависеть от превентивных действий руководителей ЕС, которые посредством административного ресурса могут усилить нажим на руководство БиГ по проведению необходимых реформ для активизации процесса вступления единой Боснии в ЕС. Реализация первого сценария ведет к нарастанию противоречий как внутри БиГ, так и в отношениях с ЕС, который хотел бы видеть в своих рядах единую Боснию и Герцеговину, чтобы обеспечить легкую управляемость страной, а через эти рычаги управления – механизм предотвращения возможных будущих конфликтов. Как это ни парадоксально, но реализация второго сценария также чревата столкновением интересов Республики Сербской и Запада, так как появление независимой РС нарушило бы статус-кво на всем Балканском полуострове, что, в свою очередь, ослабило бы над ним контроль со стороны западных стран. Помимо этого, подобный демарш спровоцировал бы экономическую изоляцию Республики Сербской.

Представляется последовательным для РС совмещение в одной национальной стратегии нескольких подходов с учетом двух вероятных сценариев.

Это означает, что чем дольше РС и Федерация БиГ будут существовать параллельно в рамках единой территории, тем больше коллизий будет вызывать логичность сохранения номинального государства БиГ.

Прежде всего, краеугольным камнем будет служить вопрос вступления в ЕС, который поддерживает преимущественно мусульманское население, но подвергается критике со стороны боснийских сербов, а также  размещение войск НАТО на территории Боснии и Герцеговины. Компромисс по этим пунктам едва ли возможен, так как оценки двух частей населения (преимущественно сербской и мусульманской) полярно разнятся[12]. Следовательно, для избежания конфликта Западу необходимо будет реагировать: принудить несогласных к унификации или согласиться на большую автономию Республики Сербской.

Для укрепления своего курса на независимость Республика Сербская продолжает развивать отношения с Москвой.[13] Это открывает для России небольшой коридор возможностей, чтобы закрепиться на Балканах в качестве приоритетного партнера как в экономических, так и в военно-политических делах. В связи с этим актуальным для России было проведение следующих мер:

  • расширение сфер торговли с Республикой Сербской: диверсификация импорта;
  • улучшение управленческих функций и менеджмента на крупных нефтяных предприятиях, действующих в РС, для повышения качества работы и имиджа компании и сотрудников из местного населения;
  • увеличение инвестиционных проектов в стране;
  • расширение контактов российского руководства с политическим руководством Республики Сербской;
  • расширение сети «Русского центра» для поддержки российских инициатив со стороны населения РС.

Обзор стратегических планов РС свидетельствует о том, что архитектура политической жизни на Балканах, созданная после распада Югославии по западным меркам, лишь внешний атрибут порядка, в то время как глубинные процессы в регионе вызывают постепенную дестабилизацию, вызывая к жизни националистические и реваншистские настроения. Более того, этнополитическое размежевание в Боснии и Герцеговине до сих пор остается в повестке дня, сохраняются взаимное недоверие и отчужденность народов. Это дает основание утверждать, что в дальнейшем можно ожидать новый сигнал тревоги: на Балканах не все спокойно.

[1] Пономарева Е.Г. Параметры государственной состоятельности: Босния и Герцеговина / Е.Г. Пономарева // Сравнительная политика. - 2011. - № 3. - С. 86-95

[2] Общее Рамочное соглашение о мире в Боснии и Герцеговине// Документ СБ ООН A/50/790, S/1995/999. – URL: http://peacemaker.un.org/sites/peacemaker.un.org/files/BA_951121_DaytonAgreement%28ru%29.pdf.

[3] Так, со стороны заместителя высокого представителя по БиГ Р. Грегорияна, в адрес президента РС М.Додика звучали обвинения в подрыве стабильности и разжигании национализма: “Who will accept the Dayton Agreement? “ [ Электронный ресурс] : http://www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2008/04/30/AR2008043003275.html . Кроме того, неодобрение политикой лидера боснийских сербов неоднократно высказывала Х. Клинтон: “Clinton calls for unity in Bosnia, criticizes Serbs nationalists”: [ Электронный ресурс]: http://www.washingtonpost.com/world/europe/clinton-calls-for-unity-in-bosnia-criticizes-serb-nationalists/2012/10/30/a6bf34a0-2278-11e2-92f8-7f9c4daf276a_story.html

[4] Jean-Arnault Dérens La républic serbe de Bosnie se tourney vers Moscou/ Le Temps// 09.10.2014. – [Электронный ресурс] http://www.letemps.ch/Page/Uuid/95181dd0-4f20-11e4-a701-a0e5a8a72efd/La_r%C3%A9publique_serbe_de_Bosnie_se_tourne_vers_Moscou.

[5] Вечерње новости Интервью президента Республики Сербской М. Додика «Evropa nas je prevarila» [Электронный ресурс] : http://www.novosti.rs/vesti/naslovna/aktuelno.69.html:308533-Dodik-Evropa-nas-je-prevarila

[6]  О Сербии по-русски [ Электронный ресурс] :  http://www.ruserbia.com/politics?start=120

[7] Там же [ Электронный ресурс]: http://ruserbia.com/politics/2480-milorad-dodik-my-nazovem-ulitsy-i-ploshchadi-v-chest-karadzhicha-i-mladicha

[8] The Guardian :Europe braces for Kremlin reprisals over Ukraine conflict. – [ Electronic resource]: http://www.theguardian.com/world/2014/mar/14/europe-prepares-sanctions-against-russia-over-ukraine

[9] [Электронный ресурс]: http://ria.ru/politics/20140918/1024625964.html

[10] «Президент Республики Сербской Милорад Додик посетил ОАО «Зарубежнефть» [ Электронный ресурс]: http://www.nestro.ru/ru/press-centr/novosti/107/

[11] Голос Сербской [ Электронный ресурс]: http://голос-сербской.рф/1-03-2014-novosti-dnya-serbskoy/

[12] Позиция лидера боснийских сербов: « Vučić i Dodik za stabilnost u regionu»/ Danas// - [Электронный ресурс]: http://www.danas.rs/danasrs/politika/vucic_i_dodik_za_stabilnost_u_regionu.56.html?news_id=295643 Позиция лидера боснийских мусульман: «Izetbegović: SDA utočište glasačima»/ Danas// [Электронный ресурс]: http://www.danas.rs/danasrs/svet/globus/izetbegovic_sda_utociste_glasacima.12.html?news_id=290991

[13] «Путина отметил успешное развитие отношений с Республикой Сербской» / РИАНовости// [ Электронный ресурс] : http://ria.ru/politics/20140918/1024625964.html

 
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся