Проект «Песочница»

Brexit: насколько далеко уйдёт блудный сын?

29 Июня 2016
Распечатать

Автор: Тимур Латыпов, магистр МГИМО МИД России.

На прошлой неделе мы стали свидетелями эпохального события: граждане Великобритании выразили негативное отношение к членству своей страны в ЕС. Подобный результат стал неожиданностью не только для чиновников из Брюсселя, но и для самих политических элит Великобритании. Очевидно, что премьер-министр Д. Кэмерон инициировал референдум с целью набрать политические очки и умерить пыл своих оппонентов-евроскептиков на долгие годы. Подобное уже происходило в 2014 г., когда Лондон закрыл вопрос в отношении независимости Шотландии.

Вопреки всем оценкам и ожиданиям, то, что казалось фантастикой, произошло. Однако для того чтобы прекратить членство в ЕС одной политической воли недостаточно. Соединённое Королевство вступило в ЕС в 1973 г., и вот уже на протяжении более 40 лет продвигается процесс гармонизации законодательств ЕС и Великобритании. Как же Лондон будет от этого отказываться?

REUTERS/Vincent Kessler

Кира Годованюк: Дискуссия длиной в сорок лет

Возможность выхода предусмотрена Договором о Европейском союзе. В частности, ст. 50 гласит: «Любое государство-член в соответствии со своими конституционными правилами может принять решение о выходе из состава Союза». Несмотря на то, что европейские чиновники допускали возможность выхода стран из ЕС, мало кто реально в это верил. Таким образом, Великобритания создаёт прецедент, так как механизм выхода не отработан.

Результаты референдума не прекращают действие всех договоров (прежде всего ДЕС и ДФЕС): для начала правительство Великобритании должно уведомить о намерении выхода высший политический орган ЕС – Европейский Совет. После этого начинается процесс переговоров, который продлится до подписания соответствующего соглашения, одобренного Европейским Парламентом. Если же соглашение так и не будет подписано, то предусмотрен двухлетний период, после которого автоматически прекращается действие договоров в отношении заинтересованного государства – Великобритании, если только не будет согласовано продление этого срока с Европейским Советом.

Соответственно, как представляется, в ближайшие 2 года мы не увидим перемен в работе ЕС. Представители Великобритании будут исключены из процессов обсуждений и принятий решений Европейским советом и Советом Европейского союза только в отношении вопросов, касающихся самой  Великобритании. При этом Д. Туск в официальном комментарии по результатам референдума уже заявил о том, что все права и обязательства Великобритании в рамках ЕС сохраняются.  

Д. Кэмерон успел объявить, что покинет свой пост после съезда Консервативной партии в октябре этого года. Таким образом, работу по реализации ст. 50 ДЕС, которая упоминалась выше, запустит новый лидер. В свою очередь, это означает, что до конца 2018 г. в работе ЕС мало что изменится. Он будет функционировать в том же режиме до официального подписания соглашения. Однако уже сегодня очевидно, что «цивилизованный развод» потребует гораздо больше двух лет.

REUTERS/Dylan Martinez

Протест против результатов референдума

Новому лидеру придется дать ответ на бесконечное количество вопросов о будущем устройстве страны и ее взаимоотношениях с Союзом. Так, граждане Великобритании автоматически потеряют гражданство ЕС. Каков будет статус миллионов работающих в странах ЕС граждан Великобритании? И наоборот, каков будет статус граждан ЕС, живущих в Королевстве? Будут ли решения Суда Европейского союза обязательны в отношении Великобритании? Как быть с положениями законодательства, которые уже были изменены после вынесений соответствующих решений Суда? Продолжит ли действие на территории Великобритании Хартия Европейского союза об основных правах, которая признается ведущим документом в области защиты прав человека? Сохранится ли сотрудничество полиций и национальных судов, контроль границ? Будут ли обязательны к выполнению планы в общих политиках, договорённость об исполнении которых уже есть?

Многие сторонники выхода из ЕС говорят об экономических выгодах для пятой экономики мира. Однако сможет ли Великобритания сохранить своё положение после отказа от единого рынка с ЕС и общих европейских стандартов? Сохранят ли действия преференциальные торговые соглашения с третьими странами? Каков будет статус Европейских компаний (societas Europaea – SE), которые уже зарегистрированы и начали работать на территории Соединённого Королевства? Не потеряет ли финансовую привлекательность лондонский Сити?  И это только малая часть вопросов, ответы на которые придется искать.

Что касается самого ЕС, то после выхода Великобритании, появится необходимость пересмотра основополагающих документов (ДФЕС и ДЕС), регулирующих работу ЕС. Ведь в документах существуют прямые отсылки на Великобританию, как в ст. 52 ДЕС или ст. 355 ДФЕС. Удастся ли достичь консенсуса между членами ЕС для подготовки нового договора? Опыт подсказывает, что в этом плане Великобритания никогда не была «помехой»: провал Европейской Конституции 2004 г. произошел прежде всего из-за Франции и Голландии. Выход Великобритании может только обострить противоречия других континентальных держав в ходе подготовки нового документа.

Как будет решаться языковой вопрос? В институтах ЕС, который «уважает богатство своего культурного и языкового разнообразия», активно используется английский язык, так как он является одним из 24 официальных языков союза, но будет ли подтвержден этот статус после выхода Великобритании? Маловероятно, что от английского совсем откажутся, так как он является языком международного общения, однако ему будет, очевидно, придан специальный рабочий статус.

Представляется, что и Великобритании будет придан некий специальный статус, поскольку от связей с одним из основных политических, экономических и финансовых центров отказаться будет невозможно.

В этой связи ни о каком полном отрыве Великобритании от ЕС, как этого требуют радикально настроенные политики-евроскептики, не может быть и речи. Взаимозависимость и взаимопроникновение за 40 лет зашли настолько далеко, что не в интересах сторон отказываться от этих взаимовыгодных связей.

Однако то, что сегодня работает в рамках учредительных договоров, в будущем будет действовать, как представляется, на основе специальных соглашений, имеющих двусторонний формат ЕС-Великобритания. Переговоры на этот счёт будет вести новый премьер. Он постарается сохранить доступ Великобритании к общему рынку, а также все экономические преференции.

Примером в данном случае могут стать бывшие партнёры Великобритании по Европейской Ассоциации Свободной Торговли (ЕАСТ) – Норвегия и Швейцария. Таким образом, события могут развиваться по Норвежскому или Швейцарскому варианту.

REUTERS/Stefan Wermuth

Алексей Фененко: Два пути Британской короны

Норвежский вариант. Великобритания в 1973 г. сделала свой выбор в пользу ЕЭС, в то время как Норвегия оставалась в стороне от «брюссельской» интеграции – так решили граждане самой Норвегии на 2 референдумах, проведённых в 1972 и 1992 гг.

В 1994 г. было создано Европейское Экономическое Пространство (ЕЭП), которое предполагало что страны, не являющиеся членами ЕС, получают доступ к рынку ЕС и все выгоды от четырёх свобод (перемещения товаров, услуг, рабочей силы и капитала). В то же время Норвегия и другие члены ЕЭП не имеют прямого влияния на принятие решений внутри ЕС – им приходится подчиняться всем регламентам и директивам, касающимся торговли, товарообмена, а также условий труда, производства товаров, предоставления услуг и проч.  Кроме того, Норвегия обязана выплачивать солидную сумму в бюджет ЕС. Однако плюсов от такой формы сотрудничества все же больше, чем минусов. Для Норвегии ЕЭП стало своего рода общенациональным компромиссом по «европейскому вопросу».

Швейцарский вариант. Берн отказался быть частью как ЕС, так и ЕЭП, но активно реализует проект двустороннего, или как его еще называют, билатерального соглашения.

В рамках этих соглашений Швейцария, как и Норвегия, не имеет влияния на процесс принятия решений в Брюсселе, однако благодаря торговым договорам имеет практически неограниченный доступ на общий рынок ЕС на условиях взаимности. Швейцария имеет право принимать участие в европейских научных проектах, а также пользоваться правом безвизового посещения всех стран ЕС. При этом она оставила за собой право самостоятельно принимать решения по важнейшим вопросам внутренней и внешней политики. Ярким примером стало введение миграционных квот, которые распространяются не только для граждан третьих стран, но и для граждан ЕС, в отношении которых ограничение вводится с февраля 2017 г. Такие привилегии, очевидно, весьма привлекательны и для Великобритании, где некоторые политики говорят об угрозе массового переселения «польского сантехника».

Так или иначе, «блудный сын» Лондон «не убежит» от Европы, а лишь поменяет формат взаимоотношений в угоду своим национальным интересам. Пример Brexit может стать иллюстрацией несостоятельности планов евроскептиков на полное отделение от Брюсселя.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся