Блог экспертов РГГУ

Александр Гущин. Россия-Литва: системный кризис отношений

25 Августа 2014
Распечатать
Поделиться статьей


Украинский кризис 2014 г. не обошел стороной отношения России со странами Балтии. В контексте этого кризиса все чаще внимание экспертов и средств массовой информации привлекает Литва, которая из всех прибалтийских государств проявила наиболее активное участие как в процессе организации сорванного в итоге подписания Ассоциации Украины с Евросоюзом, так и в целом в рамках развития программы Восточное партнерство. Негативные политические аспекты отношений России и Литвы оказывают и уже не первый год мощное воздействие на развитие двусторонних экономических и политических отношений, а 2014 г. стал, пожалуй, самым проблемным в этом плане, и перспектив разрешения сложившейся ситуации пока не просматривается.



 



Президентские выборы: мифы против фактов



 



 Ключевым событием внутриполитической жизни Литвы 2014 г. стали президентские выборы, которые, несмотря на то, что Литва не является президентской республикой, имели большое значение. Во внешнеполитическом контексте это было связано, в первую очередь с перспективой отношений с Россией, ведь кандидаты от левых партий и партий национальных меньшинств воспринимались как более лояльно относящиеся к России, в отличие от действующего президента Д. Грибаускайте.



 



В ходе президентских выборов неожиданности не произошло, и президент была переизбрана на новый срок, набрав в первом туре 46 процентов голосов. Многие российские эксперты, заточенные на критику нынешнего руководства Литвы, оценили этот результат как недостаточный. Однако любой более или менее объективный анализ показывает, что для государственного деятеля, находящегося не первый год на вершине власти, получить в первом туре такой большой процент – это несомненный успех. При этом в ходе предвыборной кампании необычно важным аспектом была позиция кандидатов по внешнеполитическим вопросам. Грибаускайте в отличие от «левого» кандидата Бальчитиса или лидера литовских поляков Томашевского резко критиковала Россию и более радикально высказывалась в поддержку Украины, что вызывало недовольство некоторых кандидатов, обвиняющих своего главного конкурента в преувеличении российской угрозы.



 



По сути дела именно антироссийская риторика во многом способствовала успеху Грибаускайте, традиционно ей оказали поддержку консервативные регионы, прежде всего, бывшая столица - Каунас. Меньшую поддержку президент получила в регионах с высокой долей польского населения, где большой процент получил Томашевский, лидер поляков Литвы, который упрочил свои позиции на волне критики национальной политики Литвы, Сейм которой так до сих пор и не принял важнейший закон о нацменьшиснтвах. Характерно, что в период президентского срока Грибаускайте осложнились отношения между Польшей и Литвой, не в последнюю очередь именно в результате своеобразной национальной политики Литвы, которая не идет на уступки меньшинствам, к примеру, в вопросе о названиях улиц на польском языке. Интересно, что Томашевский получил серьезный процент голосов, будучи поляком, в районах компактного проживания русских, а значит, воспринимался как протестный кандидат.



 



Во внешнеполитическом плане победа Грибаускайте приведет, и фактически сегодня это мы уже видим, к дальнейшему обострению отношений Литвы с Россией, а также следует ожидать еще более тесного следования Литвы в фарватере политики США, попыток наладить более тесные отношения со странами Скандинавии и преодолеть негативные тренды, существующие в отношениях Варшавы и Вильнюса. Литва, очевидно, будет и дальше играть более активную роль по сравнению с другими странами Балтии в глобальных внешнеполитических вопросах, таких как украинский кризис или процесс введения санкций против России, настаивая на их расширении и ужесточении.



 



Итоги президентских выборов продемонстрировали непонимание или нежелание объективно анализировать внутрилитовские процессы многими российскими экспертами, которые выдавали желаемое за действительное. Сначала делались попытки предсказать успех социал-демократов, затем 46 процентов, полученных действующим президентом, объявлялись не очень удачным результатом, потом высокий процент объяснялся отсутствием Р.Паксаса а в предвыборной гонке и популизмом литовского лидера. Все это показало недостаток непредвзятой оценки внутриполитической ситуации, и чрезмерное преуменьшение степени популярности действующего президента.



 



Итоги президентских выборов продемонстрировали резкий контраст действительности и прогнозов и привели многих к бесперспективным попыткам поиска иррациональности в выборе литовского общества, что невозможно воспринимать без иронии. При этом зачастую делались безосновательные попытки представить дело так, что левые, в отличие от консерваторов изменили бы внешнеполитический курс, однако и это утверждение кажется сомнительным. Несмотря на то, что в случае победы левых степень напряженность между Москвой и Вильнюсом была бы несколько меньше, общий вектор на стремление обрести полную экономическую независимость от России, непременно сохранился бы, что можно наблюдать по тем мерам, которые в последние недели предпринимает литовское правительство во главе с социал-демократом Буткявичюсом.



 



Ситуация в сфере энергетики и попытки добиться энергонезависимости



 



Помимо сугубо политических вопросов главное в отношениях России и Литвы — экономика и основа экономических отношений двух государств — энергетика. В этом плане ключевая задача Литвы — добиться энергетической независимости от России и страна готова пойти на определенные лишения ради достижения этой национальной задачи. В этих целях реализуется целый ряд проектов.



 



Висагинская АЭС



 



Следует отметить, что в рамках СССР Литва была одной из немногих республик - обладательниц атомной электростанций. АЭС в Игналине была закрыта по требованию Евросоюза. При этом демонтаж оборудования, осуществляемый немецкой компанией Nukem, происходил в постоянных противоречиях с литовским правительством по вопросам финансирования и сроков работ. До 2009 г. Литва полностью обеспечивала себя электроэнергией. А уже в 2012 г. Россия экспортировала в Литву 4,78 млрд. киловатт часов, - 56 процентов литовского импорта, при этом Литва импортирует электроэнергию и из Эстонии и Белоруссии.



 



Литовское правительство полностью не отказалось от атомной энергии. При этом проекты участия в импорте энергии из Балтийской АЭС в Калининградской области были отвергнуты. Запланировано построить новую более современную Висагинскую АЭС. Однако и этот проект также не обошли стороной проблемы. После того как был наконец найден подрядчик — японская фирма Hitachi( мощность станции была определена в 3400 мегаватт и стоимость в 5 млрд. евро) состоялся референдум, на котором 60 процентов населения высказались против строительства АЭС. Проект был видоизменен, и новое литовское руководство вернулось к нему, мотивируя это тем, что народ голосовал именно за старый конкретный проект, а новый представляет собой иное техническое решение. В реализации проекта и с технической точки зрения есть ряд узких моментов. Висагинская АЭС строится с одной стратегической целью - снять энергетическую зависимость от России, но тогда необходимо выйти из стети BRELLто есть уйти из постсоветской электрической сети и стать интегральным элементом североеропейской сети. Для этого необходимо строить не такую мощную АЭС, ведь известно, что система может функционировать только тогда, когда один элемент системы не превосходит 3 процентов от ее общей мощности, а общее число элементов не превосходит 40 единиц.



 



В этом контексте многие эксперты из самой Литвы, представители движения зеленых говорят о необходимости мощного соединения со Швецией с одновременным строительством терминала сжиженного природного газа, что даст боле эффективный рычаг для получения энергетической независимости от России. В любом случае, важно понимать, у кого покупать резерв, а также по какой цене будет продаваться электроэнергия, ведь Литва не может себе позволить продавать ее по цене намного более низкой, чем та, по которой продают электроэнергию в ЕС.



 



Тем не менее, курс консерваторов на продолжение строительства взят. Hitachi создала промежуточную компания по реализацию проекта, очевидно следует ожидать попыток вновь интегрировать в проект балтийских соседей, а также убедить население в его необходимости через аргументацию об изменение сути проекта, мощности АЭС, тем более что проведенный референдум с отрицательным результатом имел совещательное значение.



 



Строительство представляет определенную угрозу для электроэнергетической безопасности Калининградской области, где Россия вынуждена реализовывать проект изолированной системы посредством строительства новых электростанций и регазификационного СПГ-терминала.



 



Мажейкяский НПЗ и сланцевый газ



 



Мажейкяйский НПЗ был частью нефтегазового комплекса СССР. На нём перерабатывалась сибирская нефть, которую поставляли на Запад по нефтепроводу «Дружба». В конце 90-х годов НПЗ был приватизирован. Затем его контрольный пакет акций достался «Юкосу». В 2006 г. польский концерн PKN Orlen выкупил акции НПЗ у «Юкоса» и правительства Литвы (90% за 2344 млн. долларов). Эта сделка носила не только экономический характер, но имела и большое политическое значение, так как фактически блокировала попытки российских компаний купить НПЗ. На базе НПЗ была создана компания Orlen Lietuva. Мощность НПЗ — 12 млн. т сырья в год. Объём переработки нефти в последние годы — 8–9 млн. т. Пропускная способность терминала — 10 млн. т в год. Нефть стала перевозиться танкерами из Ирака, Колумбии, Норвегии, Венесуэлы и Анголы на Бутингский терминал. Затем нефть транспортируется по Биржайскому нефтепроводу на НПЗ. В 2009 г. Orlen Lietuva по результатам своей деятельности получила убытки. В 2013 г. чистый убыток компании составил 94 млн. долларов. Это неудивительно в виду крайне неудачной логистики. В этих условиях руководство Orlen Lietuva объявило весной 2014 г. о сокращении персонала. В настоящий момент ввиду неэффективности рассматривается вопрос о продаже за символические деньги НПЗ литовскому правительству.



 



В 2014 г. также активно обсуждался вопрос о разведке и добыче сланцевого газа в Литве. Американская компании Chevronотказалась от идеи разведки и добычи газа, но на реализацию концепции энергетической безопасности правительство Литвы вновь намерено объявить соответствующий конкурс. Уход Сhevron нанес сильный психологический удар, оказалось, что запасов сланцевого газа вовсе не так много, как, например в соседней Польше и американцы отказалась участвовать в заранее невыгодном для них проекте, признав свою ошибку. Если несколько лет назад запасы сланцевого газа в Литве оценивались в 120 млрд. кубометров, а сейчас только в 10.



 



Терминал сжиженного газа



 



Строительство терминала сжиженного газа — самый главный энергетический проект Литвы. Идея заключается в том, что в Корее построено судно-преработчкик газа, которое будет располагаться в порту Клайпеда, куда газ будут доставлять газовозы, а после переработки газ будет транспортироваться в энергетическую систему Литвы. Соответствующие кредиты под строительство Литве предоставил Евросоюз. С одной стороны, эта идея вполне реальна и достижима, но имеется и ряд проблемных параметров, ведь даже в случае соглашения с норвежской Statoilо ценах ниже, чем среднемировые, Литве все равно придется серьезно переплачивать, так как есть еще амортизационные расходы по переводу СПГ в трубный газ, а также необходимо арендовать судно-хранилище. Газ СПГ окажется дороже газа«Газпрома» и вполне вероятно может стать своеобразной данью в обмен на энергетическую независимость. Вместе с тем, использование терминала, это реальный шаг к диверсификации и энергетической независимости, учитывая соглашение с норвежцами и долгосрочный характер проекта, в то время как Газпром ушел с литовского рынка, продав свои доли по37,06% в литовской газотранспортной компании Amber Grid и газораспределительной Lietuvos Dujos.



 



Литва и санкции



 



По все оценкам как российских, так и европейских экспертов, Литва несет наибольшие убытки по сравнению с другими странами в результате введенных Россией продовольственных санкций. Особенно активно апокалипсические прогнозы дают российские СМИ, отмечая, что экономике Литвы грозит полный коллапс.



 



Литва поставляет в Россию молочную продукцию, мясо, животные корма. Общая стоимость литовского импорта, попавшего под запрет, оценивается примерно в 270 млн.евро. Экспорт молочной продукции Литвы в Россию за пять месяцев этого года составил 67,5 млн. евро. Запрет на ввоз в Россию продукции ряда сельскохозяйственных отраслей наиболее негативно сказался на молочных кооперативах Литвы, поскольку около 33% молочников Литвы столкнулись с проблемой сбыта, об этом в частности говорится в заявлении главы Литовской ассоциации сельскохозяйственных кооперативов Ю.Довиденене. Для Литвы воздействие российских санкций по подсчетам министерства хозяйства, приведет к замедлению роста внутреннего валового продукта страны в этом году на 0,2%, и потерям бюджета около 115 млн. евро, что все же заметно меньше некоторых прогнозов.



 



Что касается мяса, то в начале нынешнего года Россия ввела полный запрет на экспорт литовского мяса, объясняя это вспышкой в Литве вируса африканской чумы свиней. Поэтому местные переработчики с весны этого года также активно занимаются поиском новых рынков. Уже за одно первое полугодие этого года экспорт продуктов животного происхождения уменьшился почти на 12 процентов, как и экспорт готовых продуктов питания. Все это остро ставит вопрос о поиске альтернативных рынков — крупных европейских стран и мусульманских стран, для экспорта в которые надо отменить запрет на ритуальный убой скота. В целом санкции наносят серьез ущербе отдельным отраслям, пусть и важным, но далеко не факт, что они способны привести к коллапсу национальной экономики Литвы.



 



***



 



События 2014 г. в российско-литовских отношениях позволяет сделать ряд выводов неутешительного характера. Литва, особенно после президентских выборов и победы действующего президента продолжит курс на активное участие в давлении на Россию, как по украинскому вопросу, так и в целом в контексте современной международной ситуации в Центральной Европе, одновременно с этим стремясь еще теснее сблизиться со скандинавскими странами и вероятно с Варшавой. Литовская элита консолидирована в этом вопросе, и речь может идти только о деталях, но стратегический курс Вильнюса твердый и определенный, а результаты выборов отчетливо показали страх перед российской политикой и доверие к жесткому курсу Грибаускайте.



 



Ключевой вопрос для Литвы — отказ от энергозависимости и реализовать эту идею литовское руководство готово даже ценой потерь, ведь российский газ в любом случае был бы дешевле, чем норвежский.



 



Российские санкции оказывают довольно заметное влияние на экономику Литвы. Хотя в России и склонны преувеличивать их влияние, но следует признать, что отдельные отрасли они затронут в немалой степени, что потребует диверсифицировать рынки.



 



Политика Литвы, если посмотреть на нее сугубо с тактической точки зрения, не носит прагматичного характера. Куда проще было бы не рушить связи с Москвой и иметь гораздо больше выгод, но если посмотреть на вопрос стратегически, то идеологизированность в политике Литвы во многом носит характер реакции на российские действия, и здесь обе стороны грешат тем, что в последнее время геополитические аргументы берут верх над экономическим расчетом. В этих условиях Литва стремится стать одной из первых, кто опровергнет аргумент о вечной привязке к российским энергоносителями и на своем примере продемонстрирует излишнюю уверенность России в том, что энергоресурс позволит долгие годы держать под контролем внешнеполитические тренды малых европейских стран, воздействовав через профильный бизнес внутри этих стран на их политические элиты.



 



Вполне вероятно, что Литве, во многом благодаря строительству терминала и более плотную завязку на норвежский газ удастся это сделать вне зависимости от того, будет или нет продолжаться дальше санкционная гонка. В любом случае, на данном этапе надежды на финляндизацию политики Литвы остаются призрачными и отодвигаются в далекое будущее. Несмотря на тесные связи с Финляндией, следовать ее курсом в отношении России страны Балтии, и в частности Литва с ее харизматичным и экспансивным лидером, явно не готовы. 



 



Александр Гущин, к.и.н., доцент, заместитель заведующего кафедрой стран постсоветского зарубежья Российского государственного гуманитарного университета.


Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся