Блог экспертов РГГУ

Александр Левченков: Выборы в Верховную Раду и евроинтеграционный курс Украины

30 Октября 2014
Распечатать

Итоги выборов в Верховную Раду 26 октября 2014 года продемонстрировали преобладание в настоящее время в украинском обществе, не говоря уже о политических элитах страны, евроинтеграционных тенденций. Во всяком случае, все политические силы, проходящие в парламент, за исключение Оппозиционного блока (бывшие регионалы) – Народный фронт Арсения Яценюка, Блок Петра Порошенко, Объединение «Самопомощь» (Анатолий Садовый), Региональная партия Ляшко, Всеукраинское объединение «Батькивщина» (Юлия Тимошенко), выдвинули в своих предвыборных программах и лозунгах курс на евроинтеграцию как главный приоритет внешней политики и развития украинского государства и общества в целом.

 

Данный результат обусловлен особенностями развития украинской экономики и общества на протяжении почти двадцати трех лет независимости, в особенности же, последних нескольких лет, включая, прежде всего, события 2014 года - период последнего украинского кризиса. Евроинтеграционная идея была всегда очень популярна на Украине, и фактически с момента распада СССР вступление в ЕС было одной из приоритетных целей внешней политики украинского государства. Естественно, эта цель очень быстро вошла в противоречие с восточным вектором политики Киева и, прежде всего, с попытками Москвы вовлечь Украину в россиецентричные интеграционные проекты на постсоветском пространстве. Более двадцати лет можно было наблюдать, как разрешалась эта проблема украинскими лидерами в рамках так называемой «многовекторной внешней политики», когда Киев последовательно дистанцировался от интеграционных проектов Кремля, начиная от отказа ратифицировать Устав СНГ в 1993 году и заканчивая блокированием работы над созданием Единого экономического пространства (проекта, к которому формально Украина присоединилась в начале 2000-х годов). В середине 2000-х годов, после победы пресловутой Оранжевой революции и прихода к власти команды Виктора Ющенко евроинтеграционная идея и мысль о принадлежности Украины к европейской цивилизации (причем воспринимаемой не иначе как антипод евразийской) на несколько лет стали доминирующими в украинском политическом бомонде и медиапространстве.

 

Впрочем, реальных шагов по пути сближения с единой Европой было предпринято не так много, и, что не менее важно, сами европейские политики избегали конкретных обещаний включения Украины в общеевропейскую семью. В большинстве своем и европейские эксперты, и их российские коллеги скептически оценивали перспективы вступления Украины в Евросоюз, указывая на слабость украинской экономики и трудности при проведении необходимых для достижения европейских стандартов политических, экономических и социальных реформ. Одним из важнейших аргументов в противовес сторонникам евроинтеграции был тезис о теснейшей как культурно-исторической, так и экономической связи украинских земель с Россией, больших экономических выгод для Украины в составе Зоны свободной торговли СНГ, Таможенного Союза и новейшего проекта - Евразийского экономического Союза, а также готовность России бороться за влияние на Украине как сфере российских интересов. Действительно, Россия неизменно сохраняла лидерство как крупнейший внешнеэкономический партнер Украины, обгоняющий по объемам взаимного товарооборота не только любую отдельно взятую европейскую страну, но и ЕС в целом, целом. Кроме того, Россия имела такой рычаг давления как газ, приближение к реальной стоимости на который было способно, казалось, охладить любые горячие головы в Киеве. Немаловажным представлялся и русофильский настрой значительной части населения Юго-Востока страны.

 

Но ситуация не стояла на месте. Еще при Кучме часть украинских политиков прониклась идеей снижения энергозависимости от Москвы, в связи с чем, в частности, Киев блокировался с Тбилиси, Баку и Кишиневым в рамках ГУАМ и проявлял заинтересованность в реализации проектов строительства альтернативных газопроводов в обход территории России. При Ющенко эти настроения усилились, хотя и не имели конкретных результатов. По газовому вопросу удалось достичь временного компромисса, но всегда было заметно, что на Украине он устраивает далеко не всех.

 

Провал Ющенко, оказавшегося малоспособным к управлению такой сложной страной, испортившего отношения с Москвой и одновременно потерявшего доверие западных партнеров, и поражение прооранжевых сил на президентских выборах 2014 года привели к власти команду донецкого олигарха Януковича, с которым Россия связывала надежду на реинкарнацию идеи создания успешного интеграционного объединения с участием Киева. Но отказа от евроинтеграционного курса не последовало, наоборот, шла подготовка соглашения об Ассоциации Украина-ЕС.

 

Именно в период президентства Януковича, как это ни странно кажется на первый взгляд, создалось предпосылки для более уверенного, чем попытка Ющенко, дрейфа внешнеполитического курса Украины в сторону западных партнеров. И, если говорить о Евросоюзе, для этого сложились определенные экономические условия, связанные не в последнюю очередь с неблагоприятным для Москвы соотношением динамики развития внешнеэкономических связей Украины. Еще в конце 2013 года бывший премьер Азаров обратил внимание на серьезное сокращение товарооборота с Россией (на 25% за первые 10 месяцев 2013 года в сравнении с аналогичным периодом 2012 года). В целом, по данным украинского Держкомстата, в 2013 году российско-украинский товарооборот составил 38.2 млрд долл., в то время как в 2011 году он достигал почти 55 млрд долл. (по данным Роскомстата, был меньше, но превышал 50 млрд долл.) Оставаясь крупнейшим внешнеэкономическим партнером Украины, если говорить об отдельных странах, Россия стала уступать Евросоюзу в целом, чей товарооборот с Украиной за последние годы, наоборот, вырос, достигнув в 2013 году рекордного показателя в 45.6 млрд долл. (по данным Держкомстата) Серьезно уступала Россия странам Евросоюза в целом и по объему прямых инвестиций на Украину (по данным Держкомстата, по состоянию на конец 2013 года объем прямых инвестиций из России составлял 4.28 млрд долл., из всех стран ЕС – 43.8 млрд долл.).

 

Становящееся все более неблагоприятным для Москвы соотношение экономических связей с Киевом сочеталось с недоверием друг к другу, торговыми войнами, которые во многом нивелировали преимущества от вхождения Украины в 2012 году в Зону свободной торговли СНГ. Добавим к этому серьезную озабоченность Киева увеличением объемов перегонки газа из России в Европу по Северному Потоку и строительством Южного потока, что в перспективе, по оценкам как российских, так и зарубежных экспертов, должно снизить зависимость Кремля от газотранспортной системы Украины и лишить Киев определенных преимуществ как транзитера между Россией и ЕС.

 

Допустила ли Россия ошибки в отношениях с Украиной, особенно, в период президентства Януковича – вопрос, на который сложно дать однозначный ответ, учитывая, в том числе, приведенные выше обстоятельства, свидетельствующие о нехватке у нашей страны экономических рычагов для прочной привязки Киева к россиецентричным интеграционным проектам. Главной козырной картой Москвы оставалась преимущественно газовая дипломатия, ключевой механизм которой – сниженные цены на газ, во все большей степени требовал коректировок, но повышение этих цен, экономически оправданное для России, в свою очередь, подталкивало Киев к поиску альтернативных способов утоления энергетического голода.

 

Сейчас уже очевидно, что события конца 2013-начало 2014 года, начавшиеся с отказа украинского лидера от подписания Соглашения об Ассоциации Украина-ЕС в ранее определенные сроки, и приведшие к отстранению Януковича от власти, показали просчеты Москвы в анализе реакции украинских политических и бизнес элит, а также заинтересованности США и ЕС в Украине как максимально независимом от России государстве и в политическом, и в экономическом отношении и готовности Вашингтона и Брюсселя открыто поддерживать россиефобские силы на Украине. Это выглядит еще печальнее, если вспомнить, что подобную ошибку, хотя и с неизмеримо менее трагичными последствиями для российско-украинских отношений, Москва уже делала в 2004 году. При этом, если в действиях американской администрации превалируют военно-политические и, возможно, глобальные макроэкономические расчеты, то у Евросоюза присутствуют довольно серьезные экономические интересы собственно на Украине.

 

По мнению многих российских экспертов, ЕС играет в украинском кризисе меньшую роль, чем США, следуя в фарватере американской внешней политики. При этом многие российские специалисты долгое время жили надеждой, что экономические интересы ЕС в развитии сотрудничества с Россией не позволят большинству стран Евросоюза «прогнуться под Вашингтон» и внесут раскол по линии как ЕС, так и НАТО. Однако пока, несмотря на наличие в Евросоюзе серьезного пророссийского лобби, мы наблюдаем обратную картину, которую трудно объяснить только давлением Вашингтона, и в числе причин которой не последнюю роль играет заинтересованность ряда европейских стран в поддержке взаимной торговли с Украиной, достаточно большом украинском рынке, защите инвестиций и, возможно, увеличением доли и контроля за стратегически важными природными ресурсами (вспомним распространенную версию о «сланцевой причине» войны на Юго-Востоке Украины).

 

Так или иначе, но поражение пророссийских сил на Украине в начале 2014 года показало США и ЕС, что Россия не обладает возможностями ни для того, чтобы умилостивить Киев «пряником», ни для того, чтобы держать его «в ежовых рукавицах». Вхождение Крыма в состав России и конфликт на Юго-Востоке, имевший следствием отпадение части Донецкой и Луганской областей, уменьшили численность пророссийского электората на Украине. Это уже показали со всей очевидностью последние выборы в Верховную Раду, на которых не удалось набрать большинства даже наименее радикально настроенному по отношению к Москве Блоку Петра Порошенко, в то время как русофильские силы, отчасти за исключением Оппозиционного блока бывших регионалов, и вовсе остаются за рамками парламентской деятельности. Наоборот, доля избирателей, мечтающих о вхождении Украины в «единую европейскую семью», соответственно, увеличилась.

 

Не менее тревожно для России и то, что выборы показали большую распространенность в украинском обществе, чем когда бы то ни было ранее, идеи отказа от внеблокового статуса (в перспективе в пользу членства в НАТО, добиваться чего намерены, по крайней мере, декларативно, многие действующие украинские политики, о чем в текущем году заявляли и Яценюк, и Садовый, и Ляшко, и Тимошенко, в то время как Порошенко говорил об оформлении альянса безопасности с США и Европой). Здесь снова сказались, как и в случае с евроинтеграционной идеей, такие факторы как отпадение полностью (Крым) или частично (потеря Киевом контроля над Донецком и Луганском) регионов с наиболее пророссийски настроенным населением, военная операция на Юго-Востоке, сопровождаемая широко тиражируемым в украинском медиапространстве образом России как страны, угрожающей независимости Украины, и т.д.

 

Правда, еще в конце мая Порошенко отмечал, что украинцы-сторонники вступления в НАТО, в то время не составляли большинство, но за несколько последних месяцев ситуация изменилась, по крайней мере, с точки зрения лидеров ведущих на данный момент политических сил в стране. За это время серьезно ухудшились и отношения между Россией, с одной стороны, и США и ЕС, с другой, обменявшихся пакетами санкций. При этом руководство Евросоюза, пытаясь заставить Россию отказаться от поддержки ДНР и ЛНР, выражает готовность к введению новых санкций в случае, если Москва предпримет новые шаги по укреплению положения этих непризнанных республик (в частности, признает выборы в ДНР и ЛНР 2 ноября).

 

Безусловно, говорить о том, что вступление в Евросоюз в обозримой перспективе станет реальностью для Украины, преждевременно. Экономическое положение на Украине крайне сложное, и объем прямых инвестиций из ЕС сократился за первые есть месяцев текущего года на 5 млрд долл. и составил 38.8 млрд долл. (по данным Держкомстата). Тем не менее, товарооборот между Украиной и ЕС, по утверждениям украинских чиновников, растет (по мнению многих аналитиков, не в последнюю очередь «благодаря» падению взаимной торговли между Украиной и Россией), а Брюссель демонстрирует более последовательный, чем при Ющенко, курс на поддержку евроинтеграционных настроений в Киеве на фоне все ухудшающихся отношений между Украиной и Россией, балансирующих на грани открытого вооруженного конфликта.

 

Александр Левченков, к.и.н., доцент, заместитель заведующего кафедрой стран постсоветского зарубежья Российского государственного гуманитарного университета.

Поделиться статьей

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся