Блог экспертов РГГУ

Олег Игнаткин: Нормы, экстраординарные обстоятельства и причины

31 Октября 2014
Распечатать

Обратимся еще раз, вслед за известным экономистом, лауреатом нобелевской премии по экономике Д. Канеманом  к исследованию действия «Системы 1» - системы, отвечающей за общее понимание нашей психологической работы. Важный вопрос, который часто возникает в связи с этим в экономике и в психологии – исследование экстраординарных обстоятельств.

 

Допустим, являются ли повторяющиеся экономические кризисы экстраординарным обстоятельством? Очень часто определенные политические и экономические события перестают быть экстраординарными обстоятельствами, мы адаптируемся к ним, и потом, часто, домысливаем недостающие части событий.

 

Подобное домысливание часто необходимо нам, потому что мы находимся в социальной среде, и, следовательно, нам необходимо не только адаптироваться к ситуации, но и общаться и приводить причины, почему, то или иное событие произошло.

 

Так, последний кризис в России был связан  с несколькими факторами – оттоком финансового капитала, падением цены на нефть, войной России с Грузией. Однако, помимо четких всем понятным причинам, в нашей стране стал появляться ряд других, более «мифических»:

 

  • никакого кризиса не было;
  • это «обрушение»;
  • глобальный заговор.

 

На самом деле все гораздо проще. Нет никакого заговора, если необходимо возвращать кредиты.

 

Мы стараемся  объяснить наши события в рамках того, нормальные они или нет. В книге «Thinking, Fast and Slow». Д. Канеман приводит много примеров  того, что мы понимаем под примером «нормального». Но проблема заключается в том, что мы можем часто ошибаться. Наш мозг часто подменяет одни ответы на другие, потому что те являются более легкими.

 

«Сколько животных каждого вида взял с собой Моисей в ковчег?» Количество людей, которые могут определить, что не так с этим предложением, настолько незначительно, что предложение назвали «Иллюзией Моисея». Моисей не взял ни одного животного в ковчег, это был Ной… «Иллюзия Моисея» легко объясняет теорию норм. Идея о животных и ковчеге устанавливает библейский контекст, и Моисей вписывается в этот контекст. Вы  не ожидали, что это будет именно он, но то, что его имя было упомянуто, не является удивительным. Также помогает то, что слова «Моисей» и «Ной» имеют один гласный звук и количество слогов (в англ. языке – прим. перев.). Как и в случае с триадами, которые ведут к когнитивному расслаблению, вы подсознательно обнаруживаете ассоциативную связь между словами «Моисей» и «Ковчег» и быстро принимаете вопрос. Замените слово «Моисей» на «Джордж У.Буш» в этом предложении, и в результате будет плохая политическая шутка, но не будет иллюзии».[1]

 

Подобная ассоциативная связь часто используется в экономике. Однако, что мы подразумеваем под когнитивным расслаблением? Когда мы говорим о повторяющемся опыте, существует четкое распознавание (например, четко написанный текст), идея, которая имеет четкую ассоциацию, и когда человек находится в хорошем настроении. В этом случае  то, что мы воспринимаем, кажется нам знакомым, истинным, правильным и не требует значительных усилий.[2] Допустим, имена, которые мы ранее где-то прочитали, кажутся нам знакомыми, если мы их прочитываем где-то еще, не потому, что мы их запомнили за те идеи, которые они выдвигали, а потому, что их легче прочитать.[3] В выражениях может происходить подмена смысла.[4] Легче воспринимаются предложения, которые выделены жирным шрифтом и легко рифмуются[5]. Конечно, это не может полностью заменить содержание презентации, но может привести к когнитивному ослаблению и произвести благоприятное впечатление на человека. Таким образом, подобные механизмы действуют во всех сферах информационной деятельности, и понимание этого крайне важно для сегодняшней ситуации.

 

Игнаткин О. Б., к. п. н., доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ.



[1] Kahneman, D. Thinking, Fast and Slow. N.Y. Farrar, Straus and Giroux, 2011. P.73.

[2] Ibid.P.60.

[3] Ibid.

[4] Ibid. P.61.

[5] Ibid. P.63.

 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся