Блог экспертов РГГУ

Александр Гущин: Румыния – итоги первого тура президентских выборов

7 Ноября 2014
Распечатать
Поделиться статьей


В воскресенье 2 ноября состоялся первый тур президентских выборов в Румынии, в ходе которого ни одному кандидату не удалось получить более 50% голосов. Во второй тур вышли нынешний премьер-министр В. Понта (40,44%) и его основной соперник, мэр крупного румынского города Сибиу К. Йоханнис (30,37%). Третье место занял глава Сената К. Попеску-Тэричану с 5,36%. Явка избирателей оказалась довольно низкой - 53,17%. На зарубежных участках проголосовали 161 тыс. человек. Предвыборная кампания в Румынии проходит под знаком не столько экономической тематики (хотя положение в экономике такое, что объективно это одна из главных сюжетных линий), сколько под знаком антироссийского позиционирования и идеи объединения с Молдовой, а также на фоне многочисленных коррупционных скандалов.



 



Нынешний премьер-министр, который находится в острой конфронтации с действующим президентом страны Т. Бэсэску, в ходе выборов решил прочно оседлать молдавского коня и выступил ярым сторонником идеи объединения. При этом в качестве возможной даты звучал 2018 г. – столетняя годовщина присоединения Бессарабии к Румынии. Йоханнис выступает с более осторожных позиций, заявляя о том, что идея объединения может реализоваться, «если братья из-за Прута» будут согласны.



 



В. Понта стал премьером в мае 2012 года, после массовых протестов населения против политики строгой экономии, которая была прописана Брюсселем. Они привели к отставкам двух правительств, которые сформировали сторонники президента Т. Бэсэску. Приход к власти левоцентристской коалиции во главе с Понтой стал очевидным политическим поражением президента, который впоследствии чуть сам не отправился в отставку в результате референдума об импичменте. Тогда только решение Конституционного суда спасло Бэсэску - суд признал референдум неконституционным из-за того, что явка оказалась ниже 50 процентов.



 



Сегодня сам Понта, который, поддерживая интеграцию страны в ЕС и стратегическое сотрудничество с США, одновременно настаивает на усилении экономической ориентации Румынии на Восток, подвергается серьезным обвинениям в коррупции. Примером этого является критика его поведения вокруг скандала с «Лукойл –Румыния». Румынский суд частично снял секвестр, ранее наложенный на имущество компании «ЛУКойл-Румыния» в связи с расследованием дела об уклонении от налогов и отмывании денег. Это позволило вновь запустить в работу мощности нефтеперерабатывающего завода в Плоешти. Понта же до этого высказался в том ключе, что правовое решение по данному делу позволит возобновить работу компании и выплачивать зарплату работникам. За это он был подвергнут жесткой критике и даже обвинен в том, что является рукой Москвы. Высший совет магистратуры Румынии начал расследование в отношении заявлений Понты, с целью узнать, не повлияла ли позиция премьера на решение прокуроров, а независимый кандидат в президенты Румынии Моника Маковей обвинила премьера в том, что он «больше озабочен защитой интересов русских, чем справедливостью правосудия и возмещением ущерба». «Это предательство интересов Румынии… Между Путиным и румынами Понта выбрал Путина», — заявила Маковей. Тем не менее, несмотря на антироссийскую риторику оппонентов и обвинения в коррупции Понте удалось набрать 40 процентов голосов, и он имеет хорошие шансы занять президентское кресло.



 



Йоханнис, в свою очередь, делает упор на росте привлекательности страны в ЕС, на решении экономических проблем и борьбе с коррупцией. Его сторонники ориентируются на убеждение избирателей в том, что в случае победы Понты, будут свернуты реформы, которые требует проводить Брюссель, сократится финансирование европейских программ.



 



Характерной особенностью первого тура стал крупный скандал с голосованием за рубежом. На Западе многие просто не смогли попасть на избирательные участки и проголосовать, в Молдове проголосовало только 22 тысячи человек. И это при том что румынские паспорта имеет 500 тыс. человек, но если в Молдове паспорта получают в основном по экономическим причинам, что отчасти объясняет такой результат явки, то на Западе проживают «настоящие» румыны. Они хотели, но не смогли проголосовать. Характерно, что большинство румын в странах Запада поддерживает Йоханниса.



 



В целом разрыв между Понтой и Йоханнисом меньше, чем ожидался, и многое во втором туре будет зависеть от явки, которая в венгерских районах и городах была незначительной. Если этот показатель увеличится, это даст шансы Йоханнису сократить отрыв. Также ключевой вопрос – это поддержка кандидатов, не прошедших во второй тур. Если Понта может рассчитывать на голоса Тудора и Диаконеску, то голоса остальных «аутсайдеров» и венгров, скорее всего, в большинстве своем перетекут к Йоханнису. Особенно важно, кому отдадут предпочтение сторонники кандидатов, следующих за фаворитами - председателя Сената Кэлина Попеску-Тэричану и экс-министра туризма Елены Удри, которую поддерживает нынешний президент. В любом случае теперь задача Йоханниса объединить расколотый правоцентристкий электорат и сократить 10- процентный отрыв, шансы на это, хотя и не такие большие, но все же есть.



 



Победа Понты внутри Румынии может привести к усилению президентской власти, так как за ним более строгая и сильная партийная структура, чем за Йоханнисом, ведь Понта, в случае победы будет контролировать и парламент.



 



Что же касается внешнеполитической линии Румынии, то, несмотря на обвинения в адрес Понты, говорить о его московской ориентации явно не приходится. В  случае его победы объединительная риторика перестанет быть такой радикальной, а сам Понта как левый кандидат по уже сложившейся традиции будет не столь агрессивен по отношению к России. Тем не менее, для Запада в качестве президента, безусловно, выгоднее К. Йоханнис – победа этнического немца, ориентированного на ЕС, в условиях конфронтации с Москвой более предпочтительна и вероятно в последующие дни будут предприняты определенные внешние усилия по консолидации электората вокруг фигуры Йоханниса.



 



Александр Гущин, к.и.н., доцент, заместитель заведующего кафедрой стран постсоветского зарубежья Российского государственного гуманитарного университета.


Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся