Блог экспертов РГГУ

Илья Кравченко: Американо-израильские отношения на фоне ближневосточной напряженности

1 Февраля 2016
Распечатать

Эскалация напряженности на Ближнем Востоке продолжается. И Соединенные Штаты как одни из основных игроков в регионе пытаются с разной степенью успешности реализовывать там свои национальные интересы. Как известно, к числу основных вызовов американской внешней политики относятся: борьба с «Исламским государством», ядерная программа Ирана и прекращение гражданской войны в Сирии, путем отстранения Б. Асада от власти. Может показаться, что на фоне борьбы с конфликтами и кризисами США дистанцировались от своего главного союзника на Ближнем Востоке – Израиля. В каком состоянии находятся американо-израильские отношения сегодня? И какое место занимает Израиль во внешнеполитической стратегии США на  Ближнем Востоке?

 

США были одной из первых стран, признавших Израиль де-юре и первой страной, сделавшей это де-факто. Но несмотря на это, главным союзником Израиля в первые годы существования нового государства, вопреки расхожему мнению, был именно СССР. Однако после смерти Сталина и изменения внешнеполитического вектора Кремля на Ближнем Востоке в сторону поддержки  арабских стран про-израильская позиция США стала укрепляться. И уже во второй половине 50-х гг. Белый дом делает ставку на Израиль в качестве своего основного союзника в регионе. Вдобавок Израилю, постоянно ведущему войны с соседями, было нужно вооружение, и американские оружейные компании активно лоббировали идею укрепления связей между двумя государствами.

 

В дальнейшем США постоянно поддерживали Израиль как в военно-политическом плане, так и в экономическом. Несмотря на это, попытки урегулировать арабо-израильский конфликт постоянно предпринимались. Инициаторами многих мирных переговоров и проектов по разрешению конфликта выступал именно Белый дом. Достаточно вспомнить роль Джимми Картера в подписании Кэмп-Дэвидского соглашения 1979 г., по которому Египет стал первой арабской страной, признавшей Израиль.

 

Для понимания современной ситуации стоит сказать, что одной из принципиальных  проблем в американо-израильских отношениях является строительство еврейских поселений на «оккупированных территориях». Именно это  составляет основное противоречие между позициями Израиля и Палестинской автономии. В начале 2000-х гг. была создана для  ускорения переговорного процесса комиссия из четырех посредников-представителей мирового сообщества: США, Россия, ООН и ЕС. Был также разработан план урегулирования палестино-израильского конфликта, в основу которого лег принцип «два государства для двух народов». Документ получил название «Дорожная карта». Однако противоречия между Израилем и Палестиной оказались слишком сильны.

 

Проблема заключалась в том, что «Дорожная карта» на деле не предусматривала конкретные механизмы разрешения конфликта, в том числе по вопросам статуса тех или иных территорий. Также как и соглашения Осло 1993 г. Оба плана носили «промежуточный» характер. Как следствие реальное решение вопроса постоянно откладывалось, а степень напряженности в конфликте практически  не снижалась.

 

Когда дело доходит до урегулирования региональных конфликтов, то для привлечения Израиля в качестве полноправного участника диалога имеются дополнительные весомые осложнения. Как бы ни пытались прагматичные суннитские государства следовать нынешнему вектору внешней политики, направленному на противостояние в Сирии и на рост влияния Ирана, они не могут игнорировать общественное мнение, которое остается враждебным по отношению к Израилю.

 

Стоит отметить, что в арабских странах, которые также являются основными партнерами Соединенных Штатов в регионе (например, ОАЭ, Саудовская Аравия или Катар), степень неприязни граждан в отношении Израиля очень высока. То есть любой диалог с Израилем  для них обозначается как «нормализация» отношений, или, другими словами, признание Израиля. В качестве аргументации приводится точка зрения, что результатом всех переговоров с Тель-Авивом становилось лишь усиление его позиции в арабо-израильском конфликте, а если говорить более конкретно, то в противостоянии палестинцев и евреев.

 

В подкреплении этой точки зрения, можно привести мнение бывшего посла США в Египте и Израиле, а ныне эксперта Брукингского Института Даниэля Куртцера. Согласно позиции Куртцера, арабские страны всегда положительно настроены по вопросу создания Палестинского государства, однако не готовы брать патронаж над новым государством, если такое возникнет. Как будет осуществляться возвращение палестинских беженцев? Будет ли заключен мир с Израилем до решения о создании Палестинского государства? На все это эксперт дает пессимистичные прогнозы, однако, оставаясь при этом «среди последних из живущих верующих в появление двух государств для двух народов».

 

Что может помочь инициировать диалог? И какую роль могут сыграть США? Во-первых, трудно представить себе в настоящее время какие-либо переговоры, при участии как Израиля, так и Ирана. Но иранская ядерная угроза является краеугольным вопросом, решить который Израиль может только вместе с другими государствами региона. Интересно, что в самом Израиле растет число политиков, журналистов и членов научного сообщества, для которых новые вызовы и угрозы на Ближнем Востоке показывают необходимость сближения между Израилем и некоторыми арабскими государствами. Это могло бы предоставить возможности для сотрудничества, в том числе для поиска решения палестино-израильского вопроса.

 

Тем не менее, исходя из опыта прошедших арабо-израильских войн, а также сегодняшних реалий, у Израиля имеются следующие «факторы выживаемости»:

·        арабы никогда не должны объединяться в единую, эффективную силу;

·        только Израиль может выбирать время, место и условия любого вооруженного конфликта;

·        Израиль должен избегать одновременного противостояния как с внешним агрессором, так и с внутренним в лице арабского населения.

 

После окончания холодной войны Израиль перестал быть единственным форпостом против «советской угрозы». США сделали ставку на выстраивание и нормализацию отношений с арабскими странами, преимущественно суннитскими. В тоже время Израиль и США теперь не нуждаются  друг в друге так сильно, как это было до 1991 г., так как они перешли на более сложный этап отношений, когда каждый действительно понимает, в чем  заключаются национальные интересы.

 

В нынешних разногласиях между Израилем и США по иранской ядерной программе нет личностного фактора, т.е. неприязни между Б. Обамой и Б. Нетаньяху, как упорно заявляют  многие аналитики. Дело в том, что для Израиля это вопрос выживания, а для США – возможность заполучить потенциального, если и не союзника, то временного партнера.

 

Стоит отметить, что события последнего времени, новости о строительстве новых поселений на так называемых оккупированных территориях и постоянные стычки радикальных палестинцев с израильской полицией и армией – все это лишь подтверждение того, что Израиль будет выстраивать собственную традиционалистскую политику, направленную на жесткое отстаивание национальных интересов. И один из мифов, что Вашингтон может с легкостью надавить на Тель-Авив и заставить его изменить свою политику, подстроить ее в соответствии с американскими интересами в регионе. Примечательно, что по результатам опроса американского населения аналитическим центром Pew Research Center 48% респондентов рассматривают отношения Соединенных Штатов и Израиля как находящиеся на нужном уровне, а 29% полагают, что Белый дом недостаточно поддерживает Тель-Авив. В то же время, по данным Израильского института демократии в самом Израиле 32% опрошенных расценивают нынешнее состояние американо-израильских отношений как нормальное, но при этом 19% находят их очень плохими.

 

Несмотря на не столь положительное мнение израильтян о динамике американо-израильских отношений для Соединенных Штатов именно Израиль остается единственным реальным военным союзником на Ближнем Востоке, способным самостоятельно вести полномасштабные боевые действия. В условиях нынешней напряженности этот фактор является одним из основополагающих. Таким образом, ни Обама, ни политик, который сменит его на посту президента в следующем году, не будет отходить от поддержки Израиля. Тот факт, что боевики «Исламского государства» до сих пор не атаковали Израиль, свидетельствует о том, что они, возможно, осознают фатальность подобного шага. Ведь для них явно не секрет, что в отличие от иракской, сирийской или же ливийской армий, вооруженные силы Израиля являются сильнейшими в регионе, пускай и не самыми многочисленными. А союзные отношения с США лишь добавляют скептицизма подобным планам.

 

Тем не менее, жизнь на Ближнем Востоке стремительна и уже давно перестала быть размеренной, как это раньше виделось западному обывателю когда речь шла об арабских странах. Подобная реакционность в жизни общества и политике государств не может  уберечь от возникновения новых очагов напряженности. И нынешнее сосредоточение мировых держав, в особенности США,  исключительно на борьбе с «Исламским государством» в Сирии и Ираке может привести к тому, что это самое «государство» нанесет удар совсем в другом месте, нападет на другую страну. Тогда Ближний Восток может захлестнуть самое масштабное противостояние в современной истории, если этой страной окажется Израиль. 

 

Илья Кравченко, к.п.н., преподаватель кафедры международной безопасности ИАИ РГГУ.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся