Блог экспертов РГГУ

Евсей Васильев: Американцы решили действовать в Сирии чужими руками?

8 Февраля 2016
Распечатать

С момента приостановки 3 февраля переговоров по сирийскому урегулированию в Женеве, официально стартовавших 29 января, в западных СМИ появилась информация о якобы готовящейся совместной наземной военной операции Саудовской Аравии и Турции в Сирии.

 

В частности, британская газета The Guardian со ссылкой на неназванные источники пишет о возможности участия в сирийском конфликте со стороны саудитов «тысяч бойцов спецназа». Информация о концентрации ударной войсковой группировки турецкой армии на границе с Сирией косвенно подтверждается сообщениями из Минобороны РФ.

 

При этом обе страны входят в возглавляемую США так называемую антитеррористическую коалицию. Вдобавок Анкара как член НАТО обязана согласовывать свои действия с руководством альянса. Учитывая союзнические обязательства, подобные инициативы ближневосточных союзников США не могут быть реализованы без соответствующей санкции из Вашингтона.

 

Означает ли это, что американцы решили действовать в Сирии чужими руками, или это часть совместной с США наземной операции в Сирии, о необходимости которой говорят американские официальные лица?

 

Демарш сирийской оппозиции на переговорах в Женеве и активизация Турции и Саудовской Аравии на сирийском направлении совпали с успехами сирийских правительственных войск на севере страны. В частности, вечером 3 февраля сирийской армии при поддержке российских ВКС удалось выбить боевиков из двух шиитских городов – Нубеля и Захры, находящихся всего в 20 километрах к северо-западу от Алеппо.

 

Контроль этого стратегического направления со стороны сирийских войск означает перекрытие главного канала контрабанды оружия и боевиков между Алеппо и контрольно-пропускным пунктом Баб-эль-Салама на границе с Турцией.

 

Блокада и возможное взятие крупнейшего опорного пункта боевиков – города Алеппо – позволят не только перекрыть «проблемный» участок сирийско-турецкой границы, но и вернуть контроль над провинцией Идлиб, находящейся в руках «Джебхат ан-Нусры» – сирийской ячейки «Аль-Каиды».

 

В свою очередь нормализация ситуации на северо-западе страны создаст условия для дальнейшего наступления правительственных войск, выхода к позициям сирийских курдов и взятия в «котел» остатков боевиков на севере Сирии.

Возможно, именно с этим был связан ультиматум, требовавший прекращения российских авиаударов со стороны курируемого саудитами Высшего комитета по переговорам (ВКП) сирийской оппозиции, в которую входит в том числе исламистская группировка «Джейш аль-Ислам», признанная в России террористической.

 

Известно, что представители так называемой сирийской оппозиции ссылаются на резолюцию Сб ООН № 2254, согласно которой стороны конфликта обязуются прекратить обстрелы и авиаудары, за исключением операций против террористических группировок.

 

Однако министр иностранных дел Сергей Лавров, находясь с рабочим визитом в Омане, официально отклонил требования «избалованных своими внешними спонсорами» «капризных людей» из делегации ВКП. Глава российского внешнеполитического ведомства также добавил, что не видит причин отмены российских ударов по позициям террористов до полного уничтожения ИГ/ДАИШ и «Джебхат ан-Нусры».

 

Таким образом, потенциальный успех переговоров по урегулированию сирийского конфликта в очередной раз поставлен в зависимость от того, кого из более чем 160 группировок в Сирии можно считать оппозицией, а кого – террористами.

 

Возможно, этот спор мог бы решиться созданием специальной российско-американской контактной группы по согласованию целей для авиаударов. Но американцы упорно игнорируют подобные инициативы Москвы, что, конечно, наводит на определенные подозрения.

 

Все международные дипломатические усилия при посредничестве ООН, направленные на налаживание политического диалога для мирного урегулирования сирийского конфликта, оказались под угрозой срыва. И это произошло отнюдь не из-за российских авиаударов и наступления сирийской армии в последние два месяца, а в результате стремительного ослабления позиций Стамбула и Эр-Рияда.

 

Военное вторжение Турции и Саудовской Аравии в Сирию приведет не только к эскалации насилия, но и к новому витку противостояния между суннитами и шиитами с абсолютно непредсказуемыми последствиями для всего региона. В случае реализации негативного сценария театр военных действий моментально перекинется на соседний Ирак, где шиитское правительство ведет войну с находящимися под контролем ИГ/ДАИШ суннитскими провинциями.

 

Если цель прогнозируемого военного вторжения Саудовской Аравии и Турции – взятие под контроль проамериканской коалиции захваченных боевиками суннитских территорий, то это фактически будет означать оккупацию части Сирии, а возможно, и Ирака.

 

По одному из сценариев следующим шагом будет распад этих стран и создание на их осколках Курдистана, Суннистана и Шиитостана – марионеточных государств, чьи богатые запасы углеводородов будут находиться под внешним управлением.

 

То есть того, чего не удалось добиться руками ИГ/ДАИШ, теоретически можно будет достичь благодаря наземной операции США и их союзников в Сирии и Ираке.

 

К счастью, такой сценарий выглядит сейчас маловероятным. Во-первых, 8 ноября в Соединенных Штатах должны состояться президентские выборы. Даже если с приходом нового президента ближневосточная стратегия США не претерпит значительных изменений, внешнеполитические провалы Барака Обамы тенью повиснут над новым хозяином Овального кабинета, который постарается от них отмежеваться, по крайней мере формально.

 

То есть ни действующий, ни будущий президент в ближайшее время не решится пойти на такую опасную для себя авантюру, как новая война на Ближнем Востоке. Однако это не исключает того, что Вашингтон по старой англосаксонской традиции будет действовать чужими руками.

 

Что касается ближневосточных союзников США – Саудовской Аравии и Турции, то Эр-Рияд, истощенный конфликтом в Йемене, испытывающий экономический кризис и разрываемый внутренними противоречиями, просто не имеет сейчас необходимых ресурсов для новой военной кампании. К тому же самого короля Салмана, место которого пророчат принцу Мухаммеду, также принято считать «хромой уткой».

 

Амбиции еще одного «игрока» – турецкого лидера Эрдогана – очевидно являются настоящей головной болью для НАТО. Как показала ситуация, связанная с трагической гибелью российского пилота, в Североатлантическом альянсе, мягко говоря, нет единых подходов к оценке действий Турции на Ближнем Востоке.

 

В Брюсселе прекрасно понимают, что вторжение турок в Сирию неминуемо приведет к военному столкновению с Россией, обладающей крупнейшим в мире ядерным арсеналом. Далеко не все в той же Франции или Германии готовы вступить в третью мировую войну по вине вышедшего из-под контроля Эрдогана.

 

В любом случае ситуация вокруг Сирии с каждым днем продолжает накаляться, и сейчас не самое удачное время для военных авантюр, будь то скопление турецких войск на турецко-сирийской границе или милитаристские настроения саудитов.

 

Любой неосторожный шаг в тугом узле противоречий под названием «Сирийский кризис» способен перекинуться на соседние страны, что неминуемо подтолкнет Ближний Восток на грань нового глобального конфликта.

 

http://vz.ru/opinions/2016/2/5/792591.html

 

Е. В. Васильев, к.п.н., зам. декана факультета международных отношений и зарубежного регионоведения ИАИ РГГУ по информационным технологиям.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся