Блог экспертов РГГУ

Илья Кравченко: США - предвыборная гонка и будущее ближневосточной политики

15 Февраля 2016
Распечатать

Президентская гонка в США вступила в новый этап, в котором республиканцы и демократы начинают выбирать среди своих кандидатов. После февральских кокусов[1] в Айове и Нью-Гэмпшире определились следующие потенциальные кандидаты: Хилари Клинтон и Берни Сандерс от Демократической партии и  Тед Круз, Дональд Трамп и Марко Рубио от Республиканской. В период избирательной кампании довольно сложно отличить реальные будущие политические действия того или иного кандидата от   предвыборной риторики. Тем не менее, уже сейчас можно анализировать их позиции по внешнеполитическому планированию.

 

У всех кандидатов есть общие моменты. Во-первых, победа над «Исламским государством» для них является самым главным пунктом. Во-вторых, они все считают, что союзники США на Ближнем Востоке могли бы оказывать больше содействия Белому дому при обеспечении  им своих национальных интересов. В-третьих, они все видят Израиль в качестве основного союзника Соединенных Штатов в регионе. На этом сходства заканчиваются и начинаются расхождения.

 

Республиканцы рассматривают Ближний Восток преимущественно через призму борьбы с терроризмом, добавляя к этому проблему иранской ядерной программы. Они соревнуются между собой в жесткости высказываний в вопросе обеспечения национальной безопасности, а также в критике внешнеполитического курса Б. Обамы.

 

Демократы по большей части одобряют внешнюю политику Обамы. Позиция Сандерса видится более осторожной, в то время как Клинтон планирует проводить решительную политику, не без применения военной силы.

 

Республиканцы жалуются на отсутствие четкой стратегии во внешней политике Обамы, и даже Клинтон соглашается с ними в отдельных моментах. Стоит отметить, что Х. Клинтон является наиболее опытной в вопросах внешней политики среди остальных потенциальных кандидатов. Она прагматично рассматривает эффективную внешнюю политику как совмещение дипломатической, экономической и военной мощи. Б. Сандерс, в свою очередь, считает, что США следует воздерживаться от практики односторонних вооруженных вмешательств. М. Рубио же полагает, что Белому дому недостает жесткости,  и Соединенные Штаты должны проводить более интервенционистскую политику с подчеркнуто высоким коэффициентом использования вооруженных сил. Т. Круз использует агрессивные, выдержанные в духе «холодной войны» заявления, однако неохотно распространяется об использовании армии в качестве инструмента внешней политики. Д. Трамп же играет на страхах американцев к внешним угрозам, но одновременно с этим не предлагает четкой стратегии или же позиции.

 

Таким образом, рассмотрев основной вектор внешнеполитических программ кандидатов, можно перейти к анализу их подходов к Ближнему Востоку. Можно отметить  два основных направления, на которых кандидаты смогут максимально реализовать свои внешнеполитические инициативы: борьба с «Исламским государством» в Сирии и Ираке и сдерживание Ирана.

 

В сирийском вопросе республиканцы стараются превзойти друг друга в стремлении продемонстрировать свою приверженность политике полного уничтожения ИГ, в то же время, не забывая активно критиковать Обаму и осыпать его обвинениями в потере инициативы в Сирии. Трамп постоянно говорит о желании тотального уничтожения террористов вкупе с прекращением доступа  к ресурсам в виде нефти. Круз же заявляет о необходимости масштабных бомбардировок инфраструктуры и отрядов ИГ. Здесь его позиция не сильно отличается от действий нынешней администрации Белого дома, однако Круз не намерен посылать на борьбу с террористами сухопутные войска. Стоит подчеркнуть, и Трамп, и Круз считают,  что президент Сирии Б. Асада вполне может, а возможно и должен был бы, остаться у власти.

В противоположность Трампу и Крузу, другие кандидаты в лице Х. Клинтон от демократов и М. Рубио от республиканцев видят будущее Сирии и без Асада,  и без «Исламского государства», отмечая, что это тесно взаимосвязанные элементы. Оба, Клинтон и Рубио, намерены увеличить степень вовлеченности США в сирийский конфликт, республиканец выглядит более категоричным в вопросе полномасштабного военного вмешательства. Оба кандидата настаивают на бесполетной зоне. Клинтон хочет увеличить поддержку курдских и арабских боевиков, включая отправку специальных военных советников для их обучения. При этом Клинтон делает упор на минимальном сухопутном присутствии американских солдат в Сирии и Ираке, в то время как Рубио настаивает на значительном военном персонале.

 

Все кандидаты критикуют страны Персидского залива за нежелание вести активную борьбу с «Исламским государством», и одновременно отмечают важность поддержания хороших союзнических отношений. Однако Рубио -  один из немногих, кто особенно делает ставку на Саудовскую Аравию, оговаривая при этом, что американская поддержка политики саудитов требует увеличения инвестиций от Эр-Рияда.

 

Поддержка аравийских монархий особенно важна в иранском вопросе – Клинтон и кандидаты от Республиканской партии в довольно жесткой форме высказываются об Иране. Хоть Клинтон и одобряет стремление нынешнего президента добиться снижения напряженности в американо-иранских отношениях и не высказывается против заключенного соглашения по ядерному оружию, только один кандидат – Берни Сандерс – выражает надежду на нормализацию отношений между Вашингтоном и Тегераном. Все республиканские кандидаты заявляют о намерении пересмотреть или же расторгнуть соглашение в случае избрания на пост президента. 

 

Республиканские кандидаты придерживаются позиции абсолютного военного доминирования США, того, что именно вооруженные силы играют основную роль. Б. Сандерс полагает, что лучше проводить политику поддержки, нежели играть ведущую роль в процессах. Х. Клинтон, опираясь на свой опыт, видит политику США в использовании сдержек и противовесов.

 

Как бы то ни было, перед следующим американским президентом предстанут серьезные и даже опасные вызовы в виде Сирии, Ирана и других конфликтогенных зон Ближнего Востока. У США есть ресурсы для поддержания своего присутствия в регионе, но нет возможности контролировать абсолютно все события там происходящие.

 

 

Примечания

 

1) В Соединенных Штатах ко́кус (caucus) означает закрытое собрание какого-либо отдела политического или законодательного органа для того, чтобы выработать единый курс действий ко времени общего собрания. При анализе предвыборной гонки в США под кокусом традиционно понимают предвыборную партийную конференцию, куда более узкую, чем праймериз. 

 

Илья Кравченко, к.п.н., преподаватель кафедры международной безопасности ИАИ РГГУ.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся